Корейские народные сказки

____________________

СОДЕРЖАНИЕ

О ВСЕМИРНОМ ПОТОПЕ
ДИНАСТИЯ ЛИ
ВТОРАЯ ЛЕГЕНДА О ЦАРСТВУЮЩЕЙ В КОРЕЕ ДИНАСТИИ
ЛЕГЕНДА О БОБРЕ
ЛЕГЕНДА О ТАН ГУНЕ
КАК СЕУЛ СТАЛ СТОЛИЦЕЙ
ШЕЛКОВЫЙ ОСТРОВ
ПЕСЧАНЫЕ МАЧТЫ
С КАКИХ ПОР ЖЕНЩИНЫ КОРЕИ СТАЛИ ВЕСТИ ЗАМКНУТУЮ ЖИЗНЬ
ЗАКОННЫЕ И НЕЗАКОННЫЕ ДЕТИ
КАК ПОЯВИЛИСЬ МЫШИ И С КАКИХ ПОР ПЕРЕСТАЛИ УБИВАТЬ СТАРИКОВ
КАК РОДИЛАСЬ ПЕСНЯ
СКАЗАНИЕ О СКАЛЕ ЧХОННЮ
МАТЕРИНСКАЯ СКАЛА
ФЕИ С АЛМАЗНЫХ ГОР
СОЛНЦЕ И ЛУНА
ЛЕГЕНДА О СОНДОРЕ
ХРАМ НА ГОРЕ ПЭКЧЖОКСАН
ВДОВЬЯ КРЕПОСТЬ В УЕЗДЕ СУНЧХАН
ЛЕГЕНДА О КОЛОКОЛЕ ЭМИЛЛЭ
КРОВАВЫЕ СЛЕЗЫ БОГАТЫРЯ
ОЗЕРО БОГАТЫРЯ
СКАЗКА ПРО МАЛЕНЬКОГО КИМА И РАЗБОЙНИКОВ
ТРИ ДРУГА
ЧУЖЕЗЕМЕЦ И СТАРИК ИЗ ПХЕНЬЯНА
ПОДВИГ КРЕСТЬЯНСКОЙ ДЕВУШКИ
ПРЕДАНИЕ О ЧЕСТНОМ ОСА
ТО МИ И ЕГО ЖЕНА
ЛЮБОВЬ ЮНОШИ ПЭКУНА И ДЕВУШКИ ЧЖЭХУ
КАК ХО ДОН НА КНЯЖЕСКОЙ ДОЧКЕ ЖЕНИЛСЯ
КАК СЕ ДОН С КОРОЛЕМ ПОРОДНИЛСЯ
КАК ОНДАР-ДУРАК ПРИНЦЕССУ В ЖЕНЫ ВЗЯЛ
ЧЕРТОВ МОСТ
КОРОЛЬ С ЛОШАДИНЫМИ УШАМИ
КТО СВИНЬЯ?
С КАКИХ ПОР В КОРЕЕ ПОЯВИЛОСЬ ТОНКОЕ ПОЛОТНО
С КАКИХ ПОР В КОРЕЕ НОСЯТ ШИРОКОПОЛЫЕ ШЛЯПЫ
ЗЕРКАЛО
ЖЕНСКОЕ ЛЮБОПЫТСТВО
КОШКИ
ЧАРОДЕЙ ЧОН У ЧХИ
КАК СОСТЯЗАЛИСЬ ДВА ВОЛШЕБНИКА
ПЕЩЕРА МАСИПКУЛЬ
ДРОВОСЕК И ЕГО СЫН
ОЗЕРО ЧЖАНЧЭ
КРЫЛАТЫЙ КОНЬ
ИВОВАЯ ДУДОЧКА
ХОСИК - РОК ЕДИНСТВЕННЫХ СЫНОВЕЙ
КАК ЮНОША МУН ХЕСОН КОРЕНЬ ЖИЗНИ ДОБЫЛ
ЮНОША И ЛИЛИЯ
ВОЛШЕБНАЯ ПОДУШКА
НЕБОЖИТЕЛЬ И ДОЧЬ КРЕСТЬЯНИНА
СЫНОВНЯЯ ПРЕДАННОСТЬ ХОН ДО РЕНА
СКАЗКА ПРО ЧЕТЫРЕХ БРАТЬЕВ
ЗЛАЯ КОЛДУНЬЯ И ЦАРЬ ДРАКОН
ДОБРОДЕТЕЛЬНАЯ ДОЧЬ
КАК ДЕВУШКА ОЛЕНЯ СПАСЛА
СКАЗКА ПРО РОЗУ И ЛОТОС
КАК ЕННИ ОТ МАЧЕХИ СПАСЛАСЬ
КХОНЧХИ И ПХАТЧХИ
ПРЕКРАСНАЯ ТИГРИЦА
БЕЛОУХИЙ ТИГР
ПОЧТИТЕЛЬНЫЙ СЫН И ТИГР
МОНАХ-ТИГР
ТИГР И СВИРЕЛЬ
СКАЗКА ПРО ТИГРА И КАРЛИКА-ОХОТНИКА
ОХОТНИКИ НА ТИГРОВ
КАК ОДОЛЕЛ ЮНОША ЛИСИЦУ-ОБОРОТНЯ
КАК СЛУГА ДУХОВ ПЕРЕХИТРИЛ
СКАЗКА ПРО ПРЕДСКАЗАТЕЛЯ И ТРЕХ ЕГО СЫНОВЕЙ
ЗОЛОТОЙ КАБАН
СКАЗКА ПРО МУДРЫХ ПТИЦ
КАК РАН ЧЖУ ЖЕНИХА ВЫБИРАЛА
КАК ОТ ЧИНОВНИКОВ СЛИВУ СПАСЛИ
БЛАГОДАРНЫЙ ФАЗАН
КАК ЖАБА ЛЮТОГО ЗМЕЯ ОДОЛЕЛА
ОЛЕНЬ И ЗМЕЯ
МЫШКИН ЖЕНИХ
КАК ЯНБАН С ДРУЗЬЯМИ ДЕВУШКУ СПАС
СКАЗКА ПРО ДВУХ КУПЦОВ
ВЕСЕННИЙ СОН ВСЕ РАВНО ЧТО МИРАЖ
КАК ПОМЕЩИК БЫЛ ЗА АЛЧНОСТЬ НАКАЗАН
ПЯТЕРО ТЕЛЯТ
ЗЕРНЫШКО ПРОСА
СКАЗКА ПРО ПАК МУН СУ, ТАЙНОГО КОРОЛЕВСКОГО РЕВИЗОРА
КАК ЖЕСТОКОГО ГРАДОНАЧАЛЬНИКА ПРОУЧИЛИ
КАК БРАТЬЯ СУДЬЕ ПРАВДУ ОТКРЫЛИ
СПРАВЕДЛИВЫЙ ПРАВИТЕЛЬ
КАК БУДДИЙСКИЙ МОНАХ СЫНА СТАРОСТЫ ВЫУЧИЛ
ВОЛОВИЙ ТРУД
ВОЛМАЙ
ЛОВКИЙ СТРЕЛОК
КО И КИЛИ-СИ
ВЫГОДНЫЙ ОБОРОТ
ЖЕНА РАБА
НЕДОСТОЙНЫЙ ДРУГ
СКАЗКА ПРО СОКОЛА И МУДРОГО СУДЬЮ
КАК ЮНОША МИНИСТРА ПЕРЕХИТРИЛ
КОНФУЦИАНСКИЙ УЧЕНЫЙ И ВОР
КАК СОНБИ МОНАХА ОБМАНУЛ
КАК МОНАХ КРЕСТЬЯНИНА ПЕРЕХИТРИЛ
СКАЗКА ПРО ДВУХ ДРУЗЕЙ И ИХ РЕВНИВЫХ ЖЕН
НЭСОБАН
ОДИН ПОЦЕЛУЙ - НА ИНТЕРЕС
НЕДОБРАЯ ЖЕНА
КТО САМЫЙ СИЛЬНЫЙ НА СВЕТЕ
СКАЗКА ПРО СОБАЧКУ, ЧУДО-ДЕРЕВО И ОХОТНИЧИЙ РОЖОК
ХИТРЫЙ БАТРАК ТОЛЬСВЕ
ЗАКОЛДОВАННЫЙ ПЕРЕВАЛ
КАК МАЛЬЧИК СВОЕГО ОТЦА СПАС
СКАЗКА ПРО МАЛЕНЬКОГО МУДРЕЦА
КАК МАЛЬЧИК БОГАЧА ПЕРЕХИТРИЛ
КАК МАЛЕНЬКИЙ МАЛЬЧИК БОЛЬШОГО ВОРА ПОЙМАЛ
СКАЗКА ПРО ТО, КАК ПОСПОРИЛИ ДВА МАЛЬЧИКА
КАК МАЛЫШ МУДРЕЦА ОЗАДАЧИЛ
СМЕЛЫЙ МАЛЬЧИК
НОСИЛЬЩИКИ ПАЛАНКИНА
ПОЖАДНИЧАЕШЬ - БЕЗ ГОЛОВЫ ОСТАНЕШЬСЯ
ВОР И ГЛУПЕЦ
ЖАДНЫЙ ПАК
ЧТО ДОРОЖЕ ЗОЛОТА?
ЗНАЕМ!
ЯНБАН, ПОЛНЫЙ МОНЕТ
КАК ПАРШИВЫЙ, СОПЛИВЫЙ ДА ТРАХОМНЫЙ В ХАРЧЕВНЮ ХОДИЛИ
МЛАДШИЙ БРАТ ВОЛА
СКАЗКА ПРО ГЛУПЦА
ПТИЧИЙ ЯЗЫК
КАК СОБАКА С КОШКОЙ ВРАГАМИ СТАЛИ
ЗАЯЦ И ЧЕРЕПАХА
ПУТЕШЕСТВЕННИК, ЛИСИЦА И ТИГРИЦА
СКАЗКА ПРО ДВУХ ЗАЙЦЕВ-БРАТЬЕВ
НЕБЛАГОДАРНЫЙ ТИГР
КАК ЗАЯЦ ТИГРА ПЕРЕХИТРИЛ
КАК ЩЕНОК ХОЗЯИНА СПАС
ХИТРОУМНЫЙ ЗАЯЦ
ЕСТЬ ЗВЕРЬ И ПОСТРАШНЕЕ ТИГРА
ХИТРАЯ ЛИСА
ОБЕЗЬЯНА-СУДЬЯ
БЕЗРОПОТНЫЙ ПОРОСЕНОК
ГЛУПЫЙ ОСЕЛ
МУРАВЕЙ И ГОЛУБЬ
КАК КИМ СОН ДАЛЬ ПОБЫВАЛ В ГОСТЯХ У КОРОЛЯ
КАК КИМ СОН ДАЛЬ ОБМЕНЯЛ КОРЗИНУ ЯИЦ НА ТЕЛЕНКА
КАК КИМ СОН ДАЛЬ ДОСАДИЛ ГОСПОДИНУ ЛИ
ЗА ЧТО КИМ СОН ДАЛЯ ПРОЗВАЛИ ФЕНИКСОМ
КАК КИМ СОН ДАЛЬ ХОТЕЛ ОБМАНУТЬ ДРУГОГО, НО БЫЛ ОБМАНУТ САМ
ВОР И КИМ СОН ДАЛЬ
ОТДАЙ МОЙ УЗЕЛОК!
КАК КИМ СОН ДАЛЬ ПРОДАВАЛ РЕКУ ТЭДОНГАН
 

    Переводы с корейского
    Феи с Алмазных гор: Корейские нар. сказки - М.: Худож. лит., 1991
    OCR: Michael Seregin

____________________

    Вадим Пак. ПРЕДИСЛОВИЕ
    Расположенная на самой окраине Восточной Азии, Корея славится удивительной красотой и разнообразием природы. Не случайно ее жители назвали свою страну так поэтично: ЧОСОН - СТРАНА УТРЕННЕЙ СВЕЖЕСТИ. Здесь живет талантливый и трудолюбивый народ. Тысячелетиями трудясь на земле, освоенной предками-чосонцами, корейский народ создал богатую, своеобразную культуру. Неотъемлемой частью этой культуры является устное народное творчество: сказки, предания, легенды, мифы, пословицы, поговорки и песни, отмеченные печатью мудрости.
    Сказка, представляющая собой ведущий жанр корейского фольклора, является ценнейшим памятником духовной и поэтической культуры корейского народа и имеет огромное познавательное значение. Сказка издавна любима народом. В недалеком прошлом именно сказка питала духовную культуру простых корейцев. Летними душными вечерами старики сказочники - иягикуны рассказывали сказки детям. Не одно поколение корейской детворы с восторгом слушало о чудесах и волшебниках, о хитроумных проделках чертей - токкэби, о духах умерших предков, родственников. В редкие часы отдыха иягикуну внимали и взрослые, сидя в ветхой лачуге на камышовой циновке, постеленной поверх теплого кана-ондори, во вьюжную зимнюю ночь, когда холодный, пронизывающий ветер неистовствовал за затянутым бумагой окном, или в жаркий полдень, примостившись в тени плакучих ив на рисовом поле. Взрослые, как и дети, верили во всемогущего богатыря - чжансу, который способен избавить их от земных невзгод и притеснений янбанов. Верили в "счастливую" могилу, для которой искали и никак не могли найти одно-единственное место на "единственной" счастливой горе. В награду за поиски ожидали счастья и благословения от своих благодарных предков, давно ушедших в чосын - иной мир. Верили также в вещие сны, в которых герою является провидец в образе седобородого старца-отшельника, даоса, дающего мудрый совет, или в облике небесной феи - сонне, которая подсказывает, как найти счастье. Но в реальной жизни все было совсем иначе: желанное счастье не приходило, жизнь мстила наивным людям за их доверчивость, безжалостно разбивая призрачные надежды.
    Сказка всегда была любимым видом устного творчества корейцев. Одни ее называют "енмаль" - слово о старине, другие - "еннияги" - рассказ о старине. Своими корнями корейская сказка уходит в седую древность, и зародилась она где-то на заре возникновения корейской культуры. Определить точно время ее появления так же трудно, как невозможно представить, когда это было: "в давние-давние времена…", "когда тигр еще курил трубку, а буйвол говорил человеческим языком…" Многие корейские сказки несут на себе отпечаток древнейшей эпохи в истории возникновения корейского общества. В своеобразной форме, присущей только сказкам, они отразили образ мыслей первобытных людей, их наивные и подчас искаженные представления об окружающем мире, истоки обычаев и верований. Именно здесь таятся корни многих элементов сказочной фантастики, отсюда ведут свое начало широко известные в корейском фольклоре образы и сюжеты. Корейские сказки являются неоценимым источником для изучения быта, нравов, традиций и обычаев страны, "ибо сказки любого народа несут в себе отпечаток духа народа"[*]. Как и фольклор других народов, корейские сказки органически связаны с реальной жизнью. В большей мере сказки воплощают в себе реалии последующих этапов развития феодального мира с характерными для него социальными атрибутами и коллизиями. Таким образом, в художественной форме в сказках нашли отражение характерные черты корейского народа на разных этапах его истории.
    [* Белинский В. Г. Полн. собр. соч., т. 2., Изд-во АН СССР.]
    На протяжении столетий происходил естественный отбор фольклорного материала: шлифовались сюжеты и стиль. Память народа сохраняла только то, чем жила душа народа, его чаяния. Вот как о самоценности корейских сказок писал русский писатель и первый собиратель корейского фольклора Н. Гарин-Михайловский: сказочны, по мнению Н. Гарина-Михайловского, не только природа, но и сами жизнелюбивые корейцы. Поэзия сказки настолько слилась с самой жизнью, что и сказка, и жизнь корейца неразлучны.
    "Заражаешься их настроением: жизнь для них та же сказка, и все здесь сказочно, и поэтично, и ужасно сказочно. И природа такая же"[*]. Потрясенный впечатлением, которое произвел на него один корейский сказитель, писатель отмечает: "Кажется… каким-то сном, очарованием, в котором мы все вдруг перенеслись в неведомую глубь промчавшихся тысячелетий"[**].
    [* Гарин-Михайловский Н. Г. Из дневников кругосветного путешествия (По Корее, Маньчжурии и Ляодунскому полуострову). Москва, 1952, с. 244.]
    [** Там же, с. 103.]
    В предлагаемом вниманию читателей сборнике представлены основные жанры корейской устной прозы. Они расположены в традиционном порядке мифы и легенды, волшебные сказки, бытовые сказки, сказки о животных, народные анекдоты о хитроумном и ловком Ким Сон Дале,
    Включенные в книгу предания, легенды и мифы распространены в Корее как в устном исполнении рассказчиков, так и в записях исторических сочинений "Самгук саги" ("Исторические записи трех государств", 1145) Ким Бусика, поздних хрониках "Коре са" ("История Коре", 1454).
    У корейских легенд и мифов существует тесная связь с волшебными сказками, порой даже трудно бывает определить, где кончается легенда и начинается сказка. А сказочный сюжет трудно отделить от реальной истории страны. Вот почему в корейском фольклоре немало сюжетов о первопредках, основателях древних корейских государств Чосон, Когуре, Силла ("Династия Ли", "Вторая легенда о царствующей в Корее династии", "Легенда о Тан Гуне", который выступает основателем Древнего Чосона). Мифические персонажи представляются как полуисторические-полулегендарные правители или герои Кореи.
    Традиционным героем корейских волшебных сказок нередко выступает волшебник-мудрец хенин в образе седобородого старца. Образ этот, вероятно, навеян патриархально-конфуцианским почитанием старости.
    Существует немало сказок, где действующее лицо - монах. Корейский монах мало похож на его русского собрата. Он не привязан к храму, а ходит по деревням, собирая подаяние, творит добро, наказывает зло ("Храм на горе Пэкчжоксан", "Как Сеул столицей стал").
    Вековая мечта корейского народа воплотилась в образе богатыря - чжансу, способного творить чудеса, делать людей счастливыми ("Кровавые слезы богатыря", "Озеро богатыря").
    У корейцев, как и других народов мира, весьма популярны сказки о падчерице и злой мачехе ("Как Енни от мачехи спаслась", "Роза и лотос"). "История о добродетельной Кхончхи и злой мачехе и ее дочери Пхатчхи" отличается реалистичностью: героиня, Кхончхи, теряет не золотую, а матерчатую туфельку, переходя вброд реку, а замуж выходит не за принца, а за губернатора провинции.
    А вот еще один, тоже весьма распространенный сюжет о двух братьях: старшем и младшем, богатом и бедном, злом и добром ("Сказка про предсказателя и трех его сыновей"). Наиболее известной является сказка о зловредном старшем брате Нольбу и младшем брате Хынбу. В Корее, где длительное время господствовали строгие конфуцианские этические нормы, требовавшие беспрекословного почитания старшего в семье, конфликт младшего со старшим приобретает особую остроту. В сказках подобного рода младшего брата всячески унижает старший, обделяет его в наследстве, а то и выгоняет из дома. Младший брат бедствует, но вдруг случается чудо - трудолюбие, честность, кротость младшего брата вознаграждены. Сюжеты таких сказок пользуются широкой популярностью у корейцев. И поэтому при одном лишь упоминании имени героев сказки в сознании корейца возникают зримые образы. Любому корейцу понятен смысл фразы, аллегория типа: "Сосед Ким - истинный Нольбу, а Пак - Хынбу". Эти и подобные им имена стали нарицательными.
    Любимым героем корейцев является рыбак, в образе которого воплотилась щедрость души простого корейца. Он обычно отпускает пойманную им рыбу на волю, которая в действительности оказывается сыном морского царя. Юноша-рыбак попадает в подводное царство и вознаграждается за свою доброту. Еще один герой сказок - дровосек-бедняк ("Дровосек и его сын"), который зарабатывает на жизнь тем, что собирает хворост и продает его богатым. Дровосек отправляется в горы за хворостом, и там происходят чудесные события, которые составляют основу целого цикла сказок ("Феи с Алмазных гор", "Сказание о скале Чхонню", "Как юноша Мун Хесон корень жизни добыл").
    Героем волшебных сказок нередко бывает простой юноша без какого-либо конкретного имени. Действие в этих сказках происходит не в призрачном "тридесятом царстве тридесятого государства", а в какой-нибудь провинции, уезде Кореи, причем место действия описано предельно точно, что имеет целью придать сказке как можно больше достоверности.
    Богатейшее представление о жизни и чаяниях, о радостях и горестях корейского народа, о его быте и традициях дают сказки бытовые. Герои бытовых сказок, как правило, обыкновенные люди. Они добиваются успеха не с помощью мудрецов или небесных фей, а благодаря трудолюбию, уму, смекалке, ловкости. Чаще всего это крестьяне или батраки - мосымкун или простолюдины - чхонмин. Сказки этого цикла искрятся юмором, в них высмеиваются такие человеческие пороки, как глупость, жадность и зависть. Сюжет обычно строится на несогласии между героем и его недоброжелателями. Забитый и притесняемый в жизни бедняк в сказке совершенно преображается и выходит победителем в своеобразном поединке ("Зернышко проса", "Сын мясника", "Сказка про собачку, чудо-дерево и охотничий рожок").
    Героем многих бытовых сказок выступает янбан-дворянин ("Янбан, полный монет", "Как янбан с друзьями девушку спас"). Но необходимо подчеркнуть своеобразие корейского янбана. Если в европейских сказках самый "бедный" помещик имел землю, поместье, прислугу, то янбан в старой Корее зачастую был гол как сокол. Многие представители янбанского сословия прозябали в нужде и даже нищенствовали. Янбаны часто кормились за счет своих богатых родственников, живя в их доме. Прогнать янбана не разрешали строгие законы родственных отношений. Таких обедневших янбанов в Корее называли мунгэками - приживалами или прихлебателями. В ряде сказок едко высмеивается спесь и чванливость мунгэков-янбанов.
    В старой Корее высоко почиталась недоступная простому народу ученость. Человек, выучивший тысячу-другую иероглифов и прочитавший несколько конфуцианских книг, считался образованным ученым. Конфуцианский ученый в корейских сказках - фигура своеобразная. Конфуцианское учение, пришедшее из Китая, в Корее было возведено в ранг государственной этико-религиозной нормы. Знание конфуцианских догм было необходимо для сдачи экзаменов и поступления на чиновничью должность. Вся образованность подобных "ученых" сводилась к заученным наизусть каноническим книгам на древнекитайском языке. Обычно эти "ученые" плохо разбирались в простейших жизненных вопросах. Недаром в народе про них говорили: "Конфуцианский ученый, а не может составить расписку об уплате налога на быка". Корейцы сложили множество сказок о таких горе-ученых, где высмеивается их невежество и полное незнание реальной жизни ("Хитрый батрак Тольсве", "Как сонби монаха обманул", "Как юноша министра перехитрил").
    Любопытной чертой корейских сказок о женихах является то, что герой желает жениться не на юной девушке, а на молодой вдове. Конфуцианская мораль проповедовала безоглядную верность жены памяти умершего мужа ("Вдовья крепость в уезде Сунчхан", "То Ми и его жена"). Даже невесте не полагалось выходить замуж за другого, если выбранный ей родителями жених умер. И вот сказочный герой, вопреки конфуцианским запретам, ухаживает за вдовой ("Выгодный оборот"). В этом, вероятно, выразился своеобразный протест против бесправного положения женщин в старой Корее.
    Корейские сказки о животных имеют много общего со сказками других народов. Только звери в них действуют другие. Так, место волка в корейских сказках занимает тигр. В представлении корейцев тигр не только символизировал силу и могущество, но и был объектом суеверного поклонения. Не случайно в старину его изображение красовалось на военных стягах и знаменах ("Белоухий тигр", "Монах-тигр", "Охотники на тигров"). Но вместе с тем тигр - чародей и волшебник ("Тигр и свирель", "Прекрасная тигрица").
    В сказках о животных неизменно присутствует олень. Народная фантазия связывает его с небесными феями ("Олень и змея", "Как девушка оленя спасла"). Олень нередко помогает героям в знак благодарности за спасение от неминуемой гибели. Мотив благодарности особенно распространен в корейских сказках. В роли благодарных животных выступают также собака ("Как щенок спас хозяина"), фазан ("Благодарный фазан") и жаба ("Как жаба лютого змея одолела").
    На формирование образа животного - персонажа корейских сказок важное влияние, видимо, оказало существование у корейцев поверья о том, что, если зверь проживет сто лет, он меняет цвет своей шерсти и становится белым, а прожив тысячу лет - черным. Такие звери-долгожители считаются оборотнями, способными принять человеческий облик. Вот почему так много у корейцев сказок о столетних тиграх, тысячелетних лисах-оборотнях.
    В фольклоре народов Востока немало сказок, объединенных единым героем - защитником простых людей. У одних это - ходжа Насреддин, у других - Алдар Косе. У корейцев таким героем является Ким Сон Даль. Защитник обездоленных, весельчак, мастер на хитроумные проделки, острый на язык, Ким Сон Даль неистощим на фантазии и каверзы, дабы проучить чванливого, спесивого и глупого богача или скареду. В сборнике представлен цикл рассказов "Как Ким Сон Даль продавал реку Тэдонган".
    В заключение хотелось бы отметить, что изучение корейских народных сказок у нас только лишь начинается. Дальнейшее углубленное их исследование, несомненно, будет способствовать более широкому знакомству советского читателя с самобытной частью мировой сокровищницы фольклора.

***

    При подготовке настоящего сборника составитель руководствовался следующим: представить наиболее полно, насколько позволяет объем книги, передаваемые из поколения в поколение, сохраняемые в устных рассказах и ныне широко издаваемые как в Северной, так и в Южной Корее, сказки, мифы, легенды. Тексты взяты из сборников: "Чосон Чонсольчжип" ("Сборник корейских легенд"). Сеул, 1944; Сон Дин Тхэ ("Корейский национальный фольклор"). Сеул, 1947; "Книга сказок". Пхеньян, 1955; "Сказки", ч. I - II. Пхеньян, 1955; "Материалы корейской изустной прозы". Пхеньян, 1964; Ли Ен Чхоль ("Книга интересных рассказов"). Сеул, 1962; Хан Сан Су ("Сборник корейских сказок"). Сеул, 1977; Чхве Нэ Ок ("Сборник традиционных корейских сказок"), т. I - XI. Сеул, 1980 - 1984; Чхве Ун Сик ("Сборник корейских сказок"). Сеул, 1987; Чан Док Сун ("Сборник корейской изустной литературы"). Сеул, 1984; "Корейский фольклор" (большая серия), т. 1 - 63. Сеул, 1979 - 1985.
    В сборник также включены давно не издававшиеся, но хорошо известные русскому читателю сказки в литературной обработке Н. Гарина-Михайловского.
    В сказках, записанных Н. Гариным-Михайловским, много сюжетов, которые составляют "золотой фонд" корейского фольклора. Некоторые сказки вошли в фольклорные издания, выходившие как в Северной, так и в Южной Корее, - это своеобразная "классика" сказочного эпоса. Но есть в записях Н. Гарина-Михайловского сказки, известные во всех провинциях Кореи, но ни в одном из выходивших сборников, к сожалению, не публиковавшиеся. Таким образом русский писатель сохранил для истории корейского фольклора и культуры неповторимые сюжеты корейской изустной литературы, в их первозданном и неповторимом виде. Со времени издания "Корейских сказок" в записях Н. Гарина-Михайловского прошло без малого сто лет: названия географических мест, провинций, уездов, написания имен изменились. Но в нашем сборнике они сохранены в том виде, в каком были записаны Н. Гариным-Михайловским. Тем самым сохраняется гариновский колорит.
    В таком обширном и многообразном виде издание произведений корейского фольклора осуществляется впервые, и мы надеемся, что эту книгу с удовольствием прочтут и взрослые и дети.

    * Как родилась песня*

О ВСЕМИРНОМ ПОТОПЕ

    Случился в давние времена потоп. Всех людей на земле затопил. Только двое остались - брат и сестра из одной семьи. Схоронились они на самой высокой вершине самой высокой горы. Такой же высокой, как Пэктусан[*]. А когда вода схлынула, спустились брат и сестра с горы, огляделись - нигде ни души. "Что же это будет? - думают. - Ведь так человеческий род на земле прекратится! Не могут же брат с сестрой пожениться!" Думали они, думали и решили Небесного владыку спросить, как им быть да что делать. Выслушал их Небесный владыка, ничего не сказал. Поняли брат с сестрой, что можно им пожениться. Так и сделали. Поэтому и не прекратился род людей на земле!
    [* Пэктусан - букв.: Белоголовая гора, в Северной Корее, вершина ее достигает 2500 метров над уровнем моря.]
    Перевод Вадима Пака

ОТКУДА МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ ВЗЯЛСЯ?

    Жили давным-давно две звезды Кенну и Чинне. Солнцу прислуживали. Кенну пастухом был, стадо пас, а Чинне - ткачихой, холст ткала. Полюбили друг друга звезды. Разрешил им Небесный владыка пожениться. И зажили они счастливо. Всегда были вместе, ни на минуту не разлучались, и казалось, что счастью их не будет конца. Но вот перестал пастух Кенну печься о своем стаде, а ткачиха Чинне - холст ткать. Рассердился Небесный владыка, решил их наказать. Разлучил. Кенну отправил на западный берег реки Ынхасу[*], Чинне - на восточный. Приходилось теперь бедным звездам целые полгода идти, чтобы встретиться. Да и то пробыть вместе удавалось всего одну ночь. А задержись они - могут опоздать на ежегодный смотр, который Небесный владыка звездам устраивает. К тому же переправиться через Серебряную реку можно лишь по Сорочьему мосту, а сороки, как ни спешили, быстро построить его не могли. Уж очень долго ветки для моста искали. Всякий знает, какие бывают сороки плешивые в седьмом месяце года. Это оттого, что они ветки на голове носят для Сорочьего моста.
    [* Ынхасу - Серебряная река, Млечный Путь.]
    Увидятся звезды - радости конца нет, но горько им расставаться. И плачут они, слезами обливаются. Землю обильным дождем орошают. А бывает, и слез нет, так велико их горе! И тогда приходит на землю засуха. Мучается земля от неутоленной жажды и вместе с влюбленными звездами стонет и жалуется.
    Перевод Вадима Пака

ДИНАСТИЯ ЛИ

    Пятьсот лет тому назад на корейский престол вступила и ныне царствует династия Ли.
    Вот как это случилось.
    В провинции Ханюн, в округе Коигн жило два рода: Ли и Пак. Ли в деревне Сорбои, Пак - в деревне Намбои.
    И Пак и Ли были богатыри.
    Богатырем называется человек, рожденный от женщины и священной горы: Мен-сан-сорги.
    Луч (сорги) священной горы проникает в женщину, и через двенадцать месяцев рождается богатырь, который немедленно после рождения улетает, потому что он рождается с крыльями. Следов этого рождения не остается никаких. Родители богатыря должны в строгой тайне сохранять рождение богатыря, иначе он не явится к ним со священной горы, где живет и упражняется в искусстве битвы, в минуту опасности или во время войны.
    Маленький богатырь прилетает невидимкой и кормится грудью матери. Но мать не знает, когда именно он выпивает ее молоко.
    Одна глупая мать из города Тан-чен, когда у нее родился богатырь, прежде чем улетел он, обрезала ему крылья. Сын вырос, из него вышел невиданный силач, он подымал вола с его ношей, но он был и глуп, как его вол, тогда как небо приготовляло ему славную судьбу богатыря.
    Такими богатырями были Ли и Пак, когда народ выбирал себе новую династию.
    Тогда к богатырю Ли явился во сне покойный его отец и сказал:
    - В третью ночь, при луне, на озере Цок-чи-нуп будут драться два дракона, синий и желтый. Ты выпусти стрелу в синего, потому что он отец Пака, а желтый - я.
    Так и сделал Ли. Тогда раненый синий дракон бросился в Туманган, а желтый устремился рекой, которая с тех пор и протекает из озера Цок-чи-нуп в Туманган и называется Цок-чи.
    Таким образом богатырь Ли одолел Пака и был первым императором из династии Ли.
    В деревнях Сорбои и Намбои до сих пор сохраняются памятники двух богатырей. Они стоят под китайскими черепичными павильонами, а в этих павильонах мраморные мавзолеи, на которых рукой самих богатырей написаны, не высекая мрамора, а прямо пальцами, их славные дела.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

ВТОРАЯ ЛЕГЕНДА О ЦАРСТВУЮЩЕЙ В КОРЕЕ ДИНАСТИИ

    Жили на свете когда-то два знаменитые искателя счастливых могил: Ни-хассими и Тен-гами.
    Однажды они отправились вместе разыскивать для самих себя счастливую гору.
    Они пришли в провинцию Хамгиендо и там, близ Тумана, разыскали счастливейшую гору в Корее.
    Но они еще точно не определили счастливейшее место на горе для могил и, ничего не решив, легли спать.
    Проснувшись на другое утро, они увидели недалеко от себя маленькую водяную птичку, которая выкрикивала: "Симгедон".
    Сварив чумизы, они поели и встали, и, как только они встали, вспорхнула и птичка и, крича: "Симгедон, симгедон", полетела впереди.
    Так звала она их, пока не пришли они к одному месту горы, где сидели две совершенно одинаковые старушки и ткали холст.
    Как только путники подошли, старушки сейчас же скрылись.
    - Это, конечно, и есть счастливейшие места, - сказали искатели.
    Оставалось только решить, кому где похоронить своего предка.
    Ночью они оба увидели своих предков, которые им сказали:
    - Тот, кто похоронит своего предка между местами, где сидели старухи, - род того будет царствовать первый, и династия того продержится на престоле четыреста четыре года. А кто зароет пониже своего предка, тот сменит эту династию. Бросьте между собой жребий.
    Так и сделали искатели, и первое место досталось Ни-хассими.
    Однако в роду Ни-хассими первые четыре поколения после того рождались все уроды: хромые, горбатые, слепые, идиоты, и только в пятом колене родился умный и сильный, от которого родился знаменитый Ни-шонги, основатель и теперь царствующей династии Хон-дзонг-та-уан-ни-си.
    Вот при каких обстоятельствах родился он.
    Отец его, заподозренный царствовавшим тогда императором, суровым и жестоким, в мятеже, чуть не был казнен и только тем, что укрылся в провинции Хамгиендо, в город Ион-хын, спасся от смерти.
    Но и там, не чувствуя себя в безопасности, удалился в ближайшие горы и там жил во владениях некоего Хан-цамбоя.
    В одну ночь приснилось Хан-цамбою, что прилетел синий дракон и поцеловал его дочь.
    Утром Хан-цамбой отправился осматривать свои владения и наткнулся на спящего человека.
    Помня сон и увидя, что человек этот не женат, Хан-цамбой отдал за него свою дочь, и через двенадцать месяцев она родила богатыря Ни-шонги.
    Как богатырь, Ни-шонги родился бесследно и до двадцати восьми лет рос на святых горах, обучаясь военному ремеслу вместе с двумя назваными братьями Пак-хачун и Тун-дуран.
    Пак был старший, Ни - второй, а Тун - младший по годам из них.
    Когда Ни кончилось двадцать восемь лет, к нему во сне явился дед его и сказал (то, что уже сказано в легенде о Ли и Паке).
    После этого все три богатыря отправились в Сеул.
    Царствовавший тогда император дошел до предела своей жестокости.
    Когда приближенные к нему люди предупреждали его о накопившемся раздражении в народе, он отвечал, что скорее родится лошадь с рогами и у сороки вырастет белый гребешок на голове, чем раздражится корейский народ.
    Но через несколько дней прилетела к его дворцу сорока с белым гребешком, а немного погодя у лучшей его лошади родился рогатый жеребенок.
    Но император ответил:
    - Прежде лопнет этот чугунный столб, чем лопнет терпение моего народа.
    Но ночью был небывалый мороз, и наутро лопнувший чугунный столб валялся на земле.
    В это же утро подошли три богатыря к столице с войсками, и императорское войско, бросив императора, от которого отвернулось небо, вышло из городских ворот навстречу богатырям.
    Оставленный всеми император бежал в горы, где и погиб.
    Три же богатыря вошли в столицу, и народ предложил им, по соглашению между собой, занять вакантный трон.
    Тогда, как старший, хотел сесть Пак. Но два дракона, образующие сиденье трона, приблизились друг к другу, и Пак не мог сесть.
    Так продолжалось до трех раз, и народ предложил сесть Ни.
    Ни сел, и драконы не двинулись.
    Ни сделался императором, а Пак ушел в провинцию Хамгиендо и скрылся там в монастырь.
    Ни, боясь Пака, послал стражу в этот монастырь и приказал:
    - Если Пак действительно поступил в монастырь и остригся, то оставьте его, иначе убейте.
    Стража пришла в монастырь и нашла Пака остриженным.
    Император Ни, пока Пак жил, посылал в этот монастырь каждый год триста дан (в каждой дане пятнадцать мер рису, что составляет около полутора тысяч наших пудов).
    После смерти Пака его изображение сделалось священным и до сих пор сохраняется в монастыре Шоханса.
    Второй привилегией монастыря было бить розгами всякого корейца, который провинится против монахов этого монастыря.
    Монахи этого монастыря и до наших дней пользуются славой самых грубых и дерзких людей.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

ЛЕГЕНДА О БОБРЕ

    Происхождение ныне царствующих маньчжурской и корейской династий
    В провинции Хон-чион, в округе Хориен, в деревне О-це-ами, жил Цой (предводитель дворянства), и у него была молодая дочь Цой-си (дочь Цоя).
    Однажды, проснувшись, она ощупала возле себя какого-то мохнатого зверя, который сейчас же уполз.
    Она зажгла лучину, но в комнате никого не оказалось.
    Она рассказала об этом родителям, и, после долгого совещания, было принято следующее решение. Если еще раз зверь придет, то она, притворившись спящей, привяжет к его ноге конец клубка длинной шелковой нитки.
    Так Цой-си и поступила.
    Когда настал день, то ниточка привела отца Цой-си к озеру, которое называется Хан-тон-дзе-дути.
    Нитка уходила под воду, и когда отец потянул за нитку, на поверхности всплыл бобер, опять нырнул и больше не появлялся, а нитка оторвалась.
    Через десять месяцев Ной-си родила мальчика, цветом кожи до того желтого, что его назвали Норачи (рыжий).
    Он вырос, был нелюдим и кончил тем, что, женившись, поселился на озере своего отца, потому что бобер и был его отец. Он любил воду и плавал, как и отец его, бобер.
    Однажды родоначальник рода Ни-чай (родоначальник теперешней маньчжурской династии), из Когнского округа, деревни Сорбой, увидел во сне, что из озера, где жил бобер, вылетел в небо дракон, а явившийся в это время белый старик сказал ему:
    - Это умер бобер. Кто опустится на дно озера, где стоит дворец бобра, и положит кости отца своего в правой комнате от входа, тот будет китайским императором, а чьи кости будут лежать в левой комнате, тот будет корейским.
    Проснувшись, Ни-чай вырыл кости своего отца и с Тонгамой (зарыватель костей) и с костями отца отправился к озеру Хан-тон-дзе-дути.
    Но так как Ни-чай не умел плавать, то он и просил Норачи положить кости его отца во дворце бобра. При этом Ни-чай обманул Норачи.
    - Я открою тебе все, - сказал Ни-чай, - там две комнаты: правая и левая. Чьи кости будут лежать в правой, тот будет корейским императором, а чьи в левой - китайским. Положи кости отца своего в левой, а с меня довольно будет и корейской короны.
    Так Ни-чай хотел обмануть Норачи.
    Но Норачи поступил как раз наоборот, а на вопрос Ни-чай, зачем он так сделал, сказал:
    - Для твоего же рода лучше так, а мне просто больше понравилась правая комната.
    Ни-чай должен был помириться с своей долей и просил Норачи о вечной дружбе между их родами. Норачи согласился.
    Прошло еще время, и у Норачи родились один за другим три сына.
    Третий, Хан, имел страшное, волосами обросшее лицо, а взгляд такой, что на кого он смотрел, тот падал мертвый.
    Поэтому он никогда не выходил из комнаты и всегда сидел с закрытыми глазами.
    Ни-чай умер, а сыну его приснился сон, что в колодце, близ озера Хан-тон-дзе-дути, лежит китайская императорская сабля. И опять белый старик сказал ему:
    - Владелец этой сабли - китайский император.
    Поэтому, проснувшись, сын Ни-чая отправился к озеру, нашел там колодезь, а в нем саблю.
    Так как все уже называли Хана будущим повелителем Китая, то сын Ни-чая задумал убить его этой саблей.
    Пользуясь дружбой отцов, он пришел к Норачи и стал просить его показать ему Хана.
    Напрасно Норачи отговаривал его, представляя опасность. Сын Ни-чая настаивал, и в силу дружбы Норачи не мог ему отказать.
    Но, когда сын Ни-чая вошел в комнату Хана и тот открыл глаза, хотя и не смотрел ими на гостя, сын Ни-чая так испугался, что положил саблю к ногам Хана и сказал:
    - Ты император, тебе и принадлежит эта сабля.
    Хан, ничего не ответив, закрыл глаза, а Норачи поспешил вывести своего гостя из комнаты сына.
    - Я знаю своего сына, - сказал Норачи, - спасайся скорее. Я дам тебе его лошадь, которая вышла к нему из озера и которая бежит тысячу ли[*] в час.
    [* Ли - приблизительно треть версты. (Примеч. Н. Г. Гарина-Михайловского.)]
    Сын Ни-чая вскочил на эту лошадь и скрылся, когда с саблей в руках вышел из своей комнаты Хан.
    - Где тот, кто принес эту саблю? - спросил он отца.
    - Он уехал.
    - Надо догнать его и убить, чтобы преждевременным оглашением не испортил он дело.
    Хан хотел сесть на свою лошадь, но оказалось, что на ней-то и исчез гость.
    - Тогда нельзя медлить ни минуты!
    И, собрав своих маньчжур, Хан двинулся на Пекин.
    Он и был первым императором из маньчжуров.
    Он настроил множество крепостей, и камни для них из моря подавал Натхо, тот самый Натхо, который выбросил камни для знаменитой Китайской стены. А когда спросили, кто из моря подает камни, Натхо только на мгновение высунул свою страшную голову из воды.
    Художник, бывший здесь, успел все-таки срисовать его, и с тех пор голова Натхо, вместе со священной птицей Хаги (аист), служит украшением входов в храм.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

ЛЕГЕНДА О ТАН ГУНЕ

    [* Тан Гун - мифический основатель Древней Кореи.]
    Было это четыре тысячи лет назад, а может, и раньше…
    Наши предки, охотники, стали мало-помалу осваивать плодородные земли или уходили в те края, где потеплее, где ярче светит солнце. Охоту, правда, они не бросили. Вспашут землю, засеют, а потом с луком и стрелами уходят в горы охотиться.
    В лесах кишмя кишат тигры, медведи, волки, шакалы, на полях разгуливают косули, бегают ондатры, зайцы. В небе стаями летают фениксы.
    И вот что тогда случилось.
    Жил в небесном королевстве дух по имени Хван Ум с сыном Хван Уном. Неизвестно почему, но никак не мог Хван Ун привыкнуть к небесной обители отца, с самого детства тянуло его в мир людей.
    Отец знал об этом. И вот однажды позвал он к себе сына и говорит:
    - Неужто, сын мой, ты хочешь жить в мире людей?
    - Вы, батюшка, поистине ясновидец, - не раздумывая ответил Хван Ун. - Все мои помыслы об этом.
    Возрадовался отец и вскричал:
    - Не буду твоему желанию противиться. Отныне живи в мире людей, станешь правителем. Об одном лишь прошу: сделай счастливыми своих подданных.
    И повелел отец сыну стать правителем между горой Кувольсан и нынешней горой Мехяньсан, дал ему круглую печать, символ посланца Неба, и три тысячи верноподданных.
    Взял Хван Ун верноподданных, сел в волшебную колесницу, запряженную пятеркой коней, и отправился в путь.
    Остановился Хван Ун на горе Тхэбэксан, в тени сандала, одиноко стоявшего на холме, основал там столицу.
    Учредил в своем королевстве Хван Ун триста шестьдесят должностей - министра Ветров, министра Дождей, министра Облаков. И еще много всяких министров. Так было создано королевство людей, и правил им небесный король Хван Ун. Жили в те времена на горе Тхэбэксан тигр и медведь, старые-престарые, с давних пор мечтали они превратиться в людей.
    Прослышали звери о том, что с неба спустился сын небесного духа Хван Ун, прибежали, стали плакать и умолять:
    - О, небесный король, мы родились и выросли на земле, жить нам осталось недолго, сделай так, чтобы мы превратились в людей, и сбудется тогда наша заветная мечта.
    Пожалел их Хван Ун, дал каждому по пучку травы, по двадцать головок чеснока и говорит:
    - Возвращайтесь домой и сто дней не ешьте ничего, только траву и чеснок, и не выходите из своего логова на свет божий. Сделаете, как я сказал, и превратитесь в людей.
    - Спасибо тебе, небесный король, - в один голос промолвили тигр и медведь и ушли. Съели они траву и чеснок, ждут не дождутся, когда пройдут сто дней.
    Не выдержал тигр.
    "Хорошо, конечно, быть человеком, - думает, только вряд ли я до этого доживу, умру с голоду, если целых сто дней не буду есть мясо. Так стоит ли рисковать?" Подумал так тигр и выскочил из своего логова.
    А медведь выдержал испытание и превратился в человека, только не в мужчину, а в женщину. Стало женщине скучно одной, захотелось ей мужа.
    Маялась, маялась и решила снова пойти на поклон Хван Уну, чтобы мужа нашел. И так просила она его, так умоляла, что сжалился король и сам взял ее в жены. Через десять лунных месяцев родился у них сын, и назвали его Тан Гуном.
    Вырос Тан Гун и основал государство Чосон[*] со столицей Пхеньян.
    [* Чосон - Страна Утренней Свежести.]
    Со временем Тан Гун перенес столицу на Тхэбэксан, где росло сандаловое дерево.
    Он правил страной полторы тысячи лет, а всего прожил на свете полторы тысячи и еще восемь лет.
    Перевод Вадима Пака

КАК СЕУЛ СТАЛ СТОЛИЦЕЙ

    В средний период правления династии Коре[*] жил человек по имени Юн Квон. Велено было ему найти место к югу от гор Пэкак, высоких и скалистых, и посадить там несколько слив.
    [* Коре - название одного из королевств в Древней Корее, существовало в Х - XIV вв.]
    Выросли деревья, густыми стали, развесистыми, и тогда велено было Юн Квону подрезать ветки, чтобы надпись на одной из скал Пэкака не загораживали. А надпись ту высек Досон, прославленный буддийский монах королевства Силла[*]. И вот что он написал: "Следующим королем будет Ли[**], и столицу надо перенести в Ханян"[***].
    [* Силла - название одного из королевств в Древней Корее, существовало в VII - Х вв.]
    [** Ли - слива.]
    [*** Ханян - старинное название Сеула.]
    Так и случилось. Генерал Ли сверг короля и воссел на трон. Но у короля было много верных людей, и они заставляли Ли перенести столицу из Кэсона в другое место. Призвал тогда к себе генерал известного буддийского монаха Мухака, из кумирни в горах Кодаль, и приказал ему подыскать новое место для столицы.
    Отправился Мухак в путь, одолел горы Пэкак, добрался до Тонья, Восточного поля, к югу от горы, и думает: "Куда же идти?" Как вдруг слышит - крестьянин волу своему кричит: "До чего же ты глуп, как мухак[*], всегда норовишь идти не туда!"
    [* Мухак - неуч, неграмотный.]
    Услышал это монах и говорит крестьянину:
    - Ты своего вола мухаком обругал за глупость. А меня как раз звать Мухак. Помоги, если можешь! Я место ищу для новой столицы. Хорошо бы построить ее прямо здесь, на поле. Что скажешь на это?
    Посоветовал монаху крестьянин пройти еще десять ли к северу. Поле, где монах с крестьянином повстречались, ныне называется Вансимни[*]. Говорят, здесь был закопан камень, на котором высечены эти слова.
    [* Вансимни - букв.: "пройди десять ли".]
    Монах послушался крестьянина и нашел для столицы подходящее место - Ханян. С трех сторон отвесные скалы, с четвертой - глубокая река Хан. Здесь и решили построить столицу и возвести высокие стены. Вот только как их расположить - не знали.
    Но вот однажды ночью выпал снег и лег кольцом вокруг выбранного для столицы места. Так и решили возводить стены - кольцом. Назвали столицу Сеулом. Это слово, говорят, происходит от китайского "сюэ" - "снег", и корейского "ул" - "изгородь".
    Перевод А. Т. Иргебаева

ШЕЛКОВЫЙ ОСТРОВ

    Если смотреть с Моранбона на реку Тэдонган, то на самой ее середине можно увидеть остров, похожий на полумесяц. С горы он кажется плывущей по воде лодкой. Плакучие ивы по его берегам, низенькие крестьянские хижины, грядки с желтыми, синими и белыми цветами капусты, листья редиски, стрелами расходящиеся в разные стороны, - все это вместе издали можно принять за вытканный искусно ковер, играющий множеством красок. Пейзаж так красив, что кажется вышитым на шелку, потому и прозвали свой остров жители Шелковым.
    С незапамятных времен существует об этом острове удивительная легенда.
    Однажды в летнюю пору несколько дней кряду лил дождь. Река Тэдонган вышла из берегов и стала огромной, как море. Затопило все дамбы, дома и посевы. Днем и ночью трудились люди, чтобы восстановить дамбы.
    И вот как-то утром приметил один крестьянин на середине реки что-то похожее на высочайшую гору. И доложил об этом правителю Пхеньяна.
    Правитель тотчас послал людей разузнать, что за гора такая приплыла в его владения. Пришли на берег посланцы правителя, смотрят, а на реке и впрямь что-то огромное высится. Всякое случалось видеть во время паводка. Но чтобы такое… Просто не верилось, что эта громадина могла с места сдвинуться и приплыть. Что за диковина? Сели люди в лодку, ближе подплыли. А это, оказывается, большой-пребольшой остров. Еще больше подивились люди. Где это видано, чтобы за одну ночь ни с того ни с сего остров вдруг на реке появился?!
    Потолковали меж собой люди, пошли правителю Пхеньяна докладывать, какое чудо на реке видели. Выслушал их правитель, сам диву дался. И начались в Пхеньяне толки да пересуды. Только и разговоров что об острове. А откуда он взялся - никто не знает.
    В это же самое время в уезде Сончхон тоже начался переполох. Ночью с реки Бируган исчез остров.
    Узнал об этом помещик, разъярился, приказал батракам остров во что бы то ни стало найти. Мало того что пропажа острова - дело скандальное, так еще убыток какой! Ведь жители острова помещику налоги платили! Пошли батраки остров искать. Искали, искали, никак не найдут. Так и вернулись ни с чем.
    А за день до наводнения житель острова, молодой крестьянин, отправился в уездный город по делу. Только дошел до места - ливень полил, целый день лил, а к вечеру река Бируган вышла из берегов, все вокруг затопила.
    Знал крестьянин, что от паводка больше всего остров страдает. Поэтому и решил сразу домой вернуться. Пока шел, вымок до нитки. Пришел к мостику, что на остров ведет, а мостика нет. И дома своего, что на острове стоит, тоже нет. И сам остров исчез.
    Утром дождь перестал, вода в реке спала, а остров как исчез, так его и нет. Понял тут крестьянин, что остров вместе с домами унесло. А куда - неизвестно.
    Запечалился крестьянин, не знает, что и делать. Хоть бы жену найти, пусть мертвую, утонувшую. Пошел крестьянин дальше и не заметил, как до реки Тэдонган дошел. А в нее река Бируган впадает. Вдруг слышит, говорят люди, будто в реку Тэдонган какой-то остров приплыл, у горы Моранбон стоит. Его во время наводнения принесло.
    - Не иначе как это наш остров! - обрадовался крестьянин и пошел к горе Моранбон.
    Это и в самом деле был его остров. И хоть ни один дом не уцелел, все развалились, зато остались хоженые-перехоженые дороги. И место, где стоял его дом. А рядом - небольшой холмик. Раскопал его крестьянин, смотрит - а там его одежда и мотыга. Чуть дальше жену увидал. Мертвая она. Утонула.
    Узнали наконец жители Пхеньяна, что за остров такой появился на реке Тэдонган, и стали потихоньку его обживать. А налоги сончхонскому помещику платить несподручно, далеко ездить.
    Пожили они на острове год, пожили другой и правителю Пхеньяна прошение подали, чтобы остров провинции Пхенандо принадлежал. И повелел правитель Пхеньяна считать отныне Шелковый остров частью провинции Пхенандо. О чем и был издан соответствующий указ. Поднял тут шум помещик из Сончхона. Как же так? Его доходов лишили!
    Разгневался правитель Пхеньяна и сказал:
    - Раз этот негодяй не хочет подчиниться моему приказу, пусть забирает свой остров обратно в уезд Сончхон и там собирает налоги. Не желаю, чтобы этот остров находился во вверенных мне владениях! А не заберет, - найду на него управу!
    А жадный помещик только и умел, что три шкуры с крестьян драть, где уж ему было остров с места на место перенести! Так и остался навсегда остров во владениях правителя Пхеньяна. Пришлось помещику с этим смириться.
    Перевод Валентина Ли

ПЕСЧАНЫЕ МАЧТЫ

    Случилось это в давние времена. Отправил китайский император королю Кореи гонца и велел передать: "Всю воду реки Хан немедля погрузить на судно и переслать в Китай".
    Созвал король всех своих сановников и министров, и стали они думать, как быть да что делать. Думали, думали, ничего не придумали. Тогда выступил вперед премьер-министр Хван Хи и говорит:
    - Вот что, ваше величество, следует ответить китайскому императору: "Король Кореи с великим удовольствием погрузит на судно всю воду реки Хан и отправит в Китай. Но для этого нужны песчаные мачты. В Корее песка мало, зато на севере Китая, как мне известно, его великое множество. Не соблаговолите ли прислать нам песчаные мачты высотой в триста футов".
    С той поры, говорят, китайский император никогда больше не посылал в Корею гонца с подобными поручениями.
    Перевод А. Иргебаева

КАК БЕЛЫЙ ЦВЕТ ЦВЕТОМ ЖИЗНИ В КОРЕЕ СТАЛ

    Рассказывают, что в давние времена правил Кореей добрый король. Только не разбирает болезнь, кто добрый, кто злой: занедужил король. Собрались мудрые старцы да лекаря, судят-рядят, как короля вылечить, один такое снадобье предлагает, другой - другое. Вышел тут вперед самый мудрый из них, самый ученый и говорит:
    - Стал король белый, как молоко. Значит, и лечить его молоком надо.
    Поднялся шум:
    - Закон запрещает пить молоко!
    - Лучше умереть, чем нарушить закон!
    - Даже младенцу не дают первого молока, когда материнское пропадает.
    Сказал тогда самый мудрый и самый ученый:
    - Законы Земли пишет король по велению Неба. Небо смотрит на Землю своими глазами - звездами. Звезды мигают - беседуют с нами. Их язык понимают только звездочеты. Вот они мне и сказали, что в Стране Утренней Свежести королям разрешается пить молоко.
    Не стали больше мудрецы спорить, склонились перед наимудрейшим. Про то, что королю разрешается молоко пить, возвестили по всей стране, как в наши дни, когда важные новости в газетах печатают. Только не помогло королю молоко. Умер он. Сам белее молока стал. И надели люди белые траурные одежды, вся жизнь в стране остановилась, запретили жертвоприношения, свадьбы, судилища, наказания, пост начался. Уже другой король воссел на трон. А люди все траур носят. Три года носили, а когда сняли, другой король тоже умер. Опять траур надели. Сняли - третий король умер. И стал белый цвет цветом жизни - пока короли умирали, много на свет людей народилось… Так и поныне одеваются корейцы во все белое.
    Перевод Вадима Пака

С КАКИХ ПОР ЖЕНЩИНЫ КОРЕИ СТАЛИ ВЕСТИ ЗАМКНУТУЮ ЖИЗНЬ

    Вот с каких пор корейские женщины стали вести замкнутую жизнь.
    Тысяча пятьсот лет назад царствовал в Корее знаменитый император О-шан-пу-он-кун.
    Когда ему было шестнадцать лет, он ходил в школу и от товарищей слышал, что все женщины Сеула распутны. Он пожелал поэтому испытать свою жену и мать.
    Однажды, когда жена его гуляла в саду, он, переодетый, выскочил из-за кустов, поцеловал ее и убежал.
    Вечером жена его ничего не рассказала, но была задумчива.
    Прошло еще два дня. Она перестала принимать пищу.
    - Отчего ты ничего не ешь? - спросил ее король.
    Тогда она заплакала и рассказала ему все.
    - Я теперь обесчещена, и мне остается одно - умереть, потому я и не принимаю пищу.
    Тогда король обнял ее и рассказал все, как было.
    Относительно того, как испытать мать, король долго думал и решил прибегнуть к следующей хитрости. Он и два его товарища должны были, переодетые в Будду и двух его ангелов, появиться в буддийском монастыре, который тогда существовал в Сеуле, в то время, когда по случаю Нового года все женщины города будут в храме с обычными чашками риса. О замысле короля знал только монах, и от остальных все сохранялось в строжайшей тайне.
    Поэтому, когда вдруг, во время службы, в храм вошел Будда с двумя ангелами, так, как их изображают на изваяниях, то монахи упали на землю, крича: "Сам великий Будда сошел на землю", а все бывшие в храме женщины потеряли голову от страха.
    Мнимый же Будда, не теряя подходящего мгновения, сказал:
    - Я пришел на землю, чтобы снять с вас ваши грехи, идите с вашими чашками риса ко мне и несите их столько, сколько у каждой любовников. Если которая хоть одного утаит, то тут же в храме будет мной казнена.
    Тогда открылись удивительные вещи. Хотя и запасли монахи много рисовых чашек, но их не хватило, и они много раз бегали за ними на базар. Хорошие дела они сделали в тот день, да и король узнал, что из всех его подданных женщин только и были невинны две: его жена и мать. У остальных же было по два, по три и до десяти мужей. Его ангелы записывали женщин и их мужей, а на другой день король написал и расклеил везде объявления, в которых сообщил, сколько у каждого из его министров жен и сколько у каждой из них возлюбленных.
    А чтобы впредь ничего подобного не могло быть, король и издал им правила, по которым и до сих пор живут женщины Кореи.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

ЗАКОННЫЕ И НЕЗАКОННЫЕ ДЕТИ

    Прежде и в Корее были законные и незаконные дети, но вот с каких пор все дети стали законными.
    У одного министра не было законного сына, и, согласно обычаю, он должен был усыновить кого-нибудь из своего законного рода, чтобы передать ему свои права и имущество.
    Выбор его пал на племянника.
    В назначенный день, когда собрались для этой церемонии в доме министра все знаменитые люди и прибыл сам император, вышел к гостям незаконный десятилетний сын хозяина, держа в руках много заостренных палочек.
    Каждому из гостей он дал по такой палочке и сказал:
    - Выколите мне глаза, если я не сын моего отца.
    - Ты сын.
    - Тогда выколите мне глаза, если мой двоюродный брат сын моего отца.
    - Но он не сын.
    - Тогда за что же вы лишаете меня, сына моего отца, моих прав?
    - Таков закон, - ответили ему, - и по закону ты незаконный.
    - А может быть, не я, а закон незаконный?
    - А все может быть.
    - Кто пишет законы? - спросил мальчик.
    - Люди, - ответили ему.
    - Вы люди? - спросил мальчик.
    - Мы? - Гости посоветовались между собой и ответили: - Люди.
    - От вас, значит, - сказал мальчик, - зависит переменить неправильный закон.
    Тогда император сказал:
    - А ведь мальчик не так глуп, как кажется, и почему бы действительно нам и не переменить несправедливый закон?
    И закон переменили, и с тех пор в Корее нет больше незаконных детей.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

КАК ПОЯВИЛИСЬ МЫШИ И С КАКИХ ПОР ПЕРЕСТАЛИ УБИВАТЬ СТАРИКОВ

    Прежде стариков, когда они достигали шестидесяти лет, убивали.
    Один сын очень любил своего отца и, когда ему минуло шестьдесят лет, спрятал его в подземелье, куда и носил ему пищу.
    Однажды на дворец богдыхана напали какие-то страшные звери, величиною с корову, серые, с узкими, длинными мордами, с длинными тонкими хвостами. Все потеряли голову и не знали, что делать.
    Тогда старик отец сказал:
    - Надо найти восьмифунтовую кошку.
    Нашли кошку в семь с половиной фунтов.
    - Кормите ее, - сказал старик, - пока она не вытянет восемь фунтов ровно.
    Когда кошка вытянула восемь фунтов, ее выпустили на зверей.
    И вот что случилось.
    Увидев ее, звери стали уменьшаться, пока не превратились в обыкновенных мышей, которых и ловят с тех пор обыкновенные кошки.
    Когда император узнал, кто выручил всех из беды, то разрешил с тех пор старикам жить столько, сколько они хотят.
    Так появились мыши на свете, виновники того, что стариков не убивают больше.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

КАК РОДИЛАСЬ ПЕСНЯ

    С давних пор китайцы вели торговлю с корейцами. Богатые купцы везли товары морем и сушей. А где торгаши-толстосумы, там и обман. Дошел как-то один купец на своих парусных лодках до реки Ресенган и остановился в приморском селении. Бойко торгует, на" все лады товар свой расхваливает: ситец, украшения, разные безделушки. Зашла как-то раз к нему в лавку известная в тех местах красавица. Расщедрился тут купец, задешево отдал шелк самый лучший, зовет красавицу снова в лавку прийти за покупками. Что задумал купец, красавице невдомек, она и пришла. И так старается купец женщину улестить, и эдак - ничего у него не выходит. Рассердилась женщина и ушла. Но купцы - народ хитрый. Деньгами не возьмут - всякими уловками одолеют. А надобно вам сказать, был купец мастер в шахматы играть. Вот и предложил мужу красавицы, крестьянину, посостязаться с ним. Сели они играть. Выигрывает купец и выигрывает. Потом вдруг сделал два неверных хода и проиграл. Сгреб крестьянин в кучу денежки и еще на партию напрашивается. Согласился купец и опять проиграл. Вдвое больше.
    - Так, пожалуй, ты все свои товары спустишь, - говорит крестьянин.
    - Люблю отчаянных игроков, - отвечает купец, а сам расставляет фигуры, третью партию хочет играть. Только начали игру, а купец мат объявляет.
    - Сплоховал малость, - говорит крестьянин. - Давай еще партию.
    Так, партию за партией, крестьянин все денежки проиграл, с которыми на базар пришел. Да еще быка с повозкой в придачу. Стал в долг играть. Уже ночь на дворе, а они все играют. И за каждый ход купец мужу красавицы водку подносит. Напоил его и говорит:
    - Знаешь что, друг, - ставь на кон жену! Выиграешь - все долги прощу и лавку отдам в придачу.
    - Согласен, - отвечает доверчивый муж, а сам еле ворочает языком.
    Жертвует купец пешку за пешкой, слонов обоих отдал. Радуется доверчивый муж. В глазах алчность. Богатство мерещится, собственная торговля, жена за кассой в лавке сидит… Но тут купец неожиданно ринулся в атаку. Кто рядом был, так и ахнули.
    - Уговор дороже денег, - говорит купец. - Ты проиграл жену. Теперь она моя.
    Весь хмель сошел с крестьянина. Опустил он голову и запел грустную песню про свою беду.
    А купец тем временем велит слугам жену крестьянина к нему привести, красавицу…
    Распродал купец товар, взял красавицу и поплыл домой. Только не дается ему красавица, бьет по лицу, царапает… Плывет корабль посреди синего моря. Вдруг красавица вырвалась от злодея, выбежала на палубу, повернулась в сторону родной земли, воздела руки к небу и нежным голосом запела. Понесли ее грустную песню волны к самому морскому Владыке. Разгневался на купца Владыка, море взбаламутил, бурю наслал. Был на корабле у купца старец, убеленный сединами. Сказали матросы старцу:
    - Ветра нет, а буря разыгралась на море. Ответь, отчего?
    Указал мудрец на красавицу и говорит:
    - Из-за нее море бушует. Отнял хозяин жену у крестьянина, обесчестить хочет. И если не образумится, не отдаст мужу жену - утонет корабль…
    Испугался купец, велел назад плыть.
    Увидела красавица мужа, бросилась к нему, песню запела. Песню о реке Ресенган. Излила она в той песне свою обиду, печаль разлуки и радость встречи.
    Перевод Вадима Пака

СКАЗАНИЕ О СКАЛЕ ЧХОННЮ

    Есть в Корее река Тэдон. Величаво несет она свои воды, и отражаются в ней то густые леса горы Моран-бона, то плакучие ивы острова Рынна. В одном месте над водой нависла крутая обрывистая скала - будто сказочный великан рассек ее надвое. Вот об этой скале и сложена легенда.
    Давным-давно за восточными воротами пхеньянской крепости жил крестьянский парень со своим старым отцом. И звали его Сор. Добрым был и трудолюбивым, с самого детства работал в поле, трудился в поте лица, но как был бедняком, так бедняком и остался. Вырастят они, бывало, с отцом урожай, а его паводком затопит. И приходится тогда хворост в лесу собирать, на базаре его продавать. Затянет Сор пояс потуже, в горы идет. Только и радости что хворост продать, не с пустыми руками к отцу вернуться. А не повезет - без всего идет, еле ноги волочит.
    И так заботился Сор об отце, что и рассказать трудно. Уважали его за это соседи. И вот однажды продал Сор хворост, купил немного риса, домой собрался. Вдруг видит, на берегу толпа собралась. Подошел Сор поближе, а там рыбак карпа продает. Да такого большого, красивого.
    Чешуя так и сверкает на солнце, так и переливается. Глядит Сор, а у карпа из глаз слезы льются, как у человека. Пожалел Сор карпа и говорит рыбаку:
    - Давай я твоего карпа куплю.
    - Выкладывай два яна[*] и бери, - отвечает рыбак.
    [* Ян (лян) - денежная единица в старой Корее.]
    А у парня как раз и было два яна - ни больше, ни меньше. Жалко ему расставаться с ними. Ведь дома голодный отец ждет, а за хворостом опять не пойдешь, время позднее, да и базар кончается.
    А карп смотрит на парня, будто о спасении просит, хвостом слегка шевелит. И решился наконец Сор.
    - Ладно, - говорит рыбаку, - бери деньги.
    Отдал он деньги, взял карпа, на берег реки вышел и думает: "Пускай мы с отцом без ужина посидим, зато рыбу я спас". Подумал так Сор и пустил карпа в реку.
    Нырнул карп, после вдруг вынырнул, покружился, будто поблагодарил Сора.
    Сор рад, что карпа спас, и думает: "Раз риса нет, пойду в лес ягод насобираю". Набрал ягод, в широкий лист завернул, домой пошел. Принес отцу ягод и рассказал про карпа.
    - Доброе дело сделал, сынок, - сказал старик, - ради этого и поголодать можно.
    Стемнело. Скоро и спать пора. Вдруг откуда ни возьмись юноша. Одежды на нем богатые, на голове корона. Ни дать ни взять принц. А рядом с ним слуги-мальчики, тоже все разодетые.
    Поклонился юноша Сору и говорит:
    - Я сын царя Западного моря, вышел прогуляться да и угодил ненароком в сеть рыбака. Уж и не знаю, чем тебя отблагодарить за то, что от верной смерти меня спас.
    Уставился Сор на принца - и вправду губы у него точь-в-точь как у карпа.
    - Не надо мне никакой благодарности, - говорит Сор. - Стоило ли приходить тебе, юноша, из-за этого в нашу убогую хижину.
    - В подводном царстве никогда не забывают добра, - ответил юноша. - Собирайтесь в дорогу - мой отец, Владыка Западного моря, вас ждет.
    - Как же я к вашему батюшке прийти могу, если он на дне морском живет?
    - А об этом не беспокойся, - ответил принц и рукой махнул.
    В тот же миг, словцо из-под земли, огромная черепаха выросла. Помогли слуги Сору на спину к ней взобраться, не успел он и глазом моргнуть, как черепаха поплыла, унося его все дальше и дальше в подводное царство. А там красота такая, что и рассказать трудно. Плыли они, плыли, до дворцовых ворот доплыли. Колонны здесь все из красных кораллов в янтарных чашах стоят, крыша - птица в полете, сверкает золотом-серебром. В саду музыка играет.
    Прошли они через двенадцать ворот, во дворец Владыки морского пришли.
    А здесь пол черепаховыми панцирями выложен, потолок и стены из перламутра - глазам больно. Аромат волшебный повсюду разносится.
    Вышли Сору навстречу все королевские сановники: акула в кафтане, карась в мундире, рыба-сабля с перевязью через плечо, важная каракатица, надменный скат, старичок-краб - весь в орденах, ракушка-жемчужница и даже придворная дама - морская капуста. И повели они Сора прямо к царю.
    Увидел царь Сора - обрадовался и говорит:
    - Так вот ты какой, спаситель сына моего! Гость из царства людей!
    Взял его царь за руку, рядом с собой усадил.
    И начался пир в честь дорогого гостя. Три дня и три ночи пировали. Не перечесть, сколько было съедено диковинных блюд, сколько вин сладких выпито! Веселились обитатели подводного царства, а уж как танцевали! Сор глядел на них и не мог наглядеться. Ведь ничего подобного отродясь не видел!
    Бокал за бокалом поднимал царь за здоровье гостя с земли, и Сор каждый раз ему почтительно кланялся.
    А когда прошло три дня и три ночи, говорит царь Сору:
    - Я хочу наградить тебя, о достойнейший, за спасение любимого сына. Скажи, чего ты желаешь?
    Слушает парень царя, а сам думает: "Как там отец? Я ем и пью, а он голодный меня дожидается. Ливень недавно прошел, может, опять весь урожай затопило? И стоит отец сейчас на краю поля вместе с односельчанами, не знает, что делать".
    А царь морской опять говорит:
    - Бери что хочешь, мне для тебя ничего не жалко!
    - Спасибо на добром слове, - отвечает Сор. - Только не надо мне никаких богатств, есть у меня к тебе, царь, одна просьба.
    Отвечает царь:
    - Говори, юноша, что за просьба, не бойся. Все сделаю, что попросишь.
    Ждут придворные, что Сор ответит, во все глаза на него глядят.
    А Сор и говорит:
    - Поверни ты, царь, своей силой волшебной реку Тэдон к горе Моранбон! Чтобы не текла она мимо нашей деревни, урожай не затопляла. Потечет река мимо горы Моранбон, красота там откроется необыкновенная. А нам спокойнее будет.
    Услышал эти слова царь, обрадовался и говорит:
    - До чего же ты добрый, Сор! Не быть мне морским Владыкой, если не исполню твоего желания! Только вот что тебе скажу. Вернешься домой, вели односельчанам на три дня и три ночи в горы уйти. Я дождь сильный нашлю.
    Как ни удерживал царь парня, как ни уговаривал еще повеселиться, не согласился Сор, сел на спину черепахе, домой отправился.
    Увидел отец Сора, обрадовался. Рассказал ему Сор про подводное царство, а соседей уговорил в горы уйти с пожитками. Только они ушли, хлынул ливень.
    Узнал об этом жадный и злой помещик и слух распустил, будто Сор сумасшедший. Посадили парня в тюрьму.
    День и ночь дождь льет, а бедняга Сор кулаками колотит в дверь камеры, что есть силы кричит:
    - Спасайтесь, люди, в горы идите!
    Стали люди уходить в горы, переполох в крепости поднялся. А помещику хоть бы что. Велел он Сора высечь, а сам с гейшами пирует.
    Сора бьют, а он кричит:
    - Скоро река Тэдон мимо горы Моранбон потечет! Спасайтесь, добрые люди!
    Три ночи льет дождь, три ночи бьют Сора. Во дворце у помещика пир горой, веселье и смех, громкое пение.
    Вдруг грянул гром. Огромный синий дракон взвился в небо, хвостом рассек надвое гору Моранбон. И повернула река свои воды, потекла в расселину.
    Испугался помещик, да как заорет:
    - Выпустите этого сумасшедшего на волю!
    Побросали палачи палки, выбросили Сора за ворота тюрьмы.
    Проснулись жители утром - глазам своим не верят. Течет река Тэдон к подножию горы Моранбон. А гора надвое рассечена, будто мечом.
    Так и появилась скала Чхонню.

    Прошло много лет. Построили жители у того места беседку в память о подвиге скромного парня. И назвали ее беседкой Сорсу. А село и поныне зовется Сорсу.
    Перевод Валентина Ли

МАТЕРИНСКАЯ СКАЛА

    Забрел как-то в одну деревню монах. Был на нем яркий халат и шляпа, а в руках палка. Ходит монах от дома к дому, подаяние просит. Чуть не всю деревню обошел и вдруг видит - на другом берегу большой дом под черепичной крышей стоит. Пошел монах к тому дому, постучался в ворота, милостыню просит подать. Вышел из дома старик злой-презлой, замахал на монаха руками и как закричит:
    - Нет у нас ничего, убирайся вон!
    Монах вежливо говорит:
    - Не скупитесь, пожертвуйте что-нибудь. Уж если в таком богатом доме ничего не найдется, кто же тогда мне милостыню подаст?
    - Вот проклятый монах! До чего же назойлив! Если я и разбогател, то уж, во всяком случае, не с твоей помощью! И нечего тут рассуждать, убирайся!
    В деревне все знали, какой старик жадный да злой, и не любили его.
    Но даже скрягу проняли мудрые речи монаха, не знал он, как поступить, и стучал изо всех сил длинной трубкой, пепел из нее вытряхивая. Затем выхватил у монаха суму, пошел в хлев, наполнил суму лежалым навозом и принес монаху. Тот молча взял суму, низко поклонился и пошел прочь. Идет монах по дороге, вдруг слышит - кто-то его зовет. Обернулся, а это женщина его догоняет.
    - Отец наш к старости совсем лишился ума, в суму вам насыпал навоз, не судите его строго и примите вот этот рис. - Сказала так женщина и протянула монаху мешочек с рисом. Это была невестка жадного старика.
    - Спасибо тебе, - говорит монах, - за доброту добром воздается, а за зло воздается злом, запомни это.
    Женщина повернула было обратно, но монах остановил ее и тихо сказал:
    - Завтра ваш дом затопит. Никому об этом не говори, возьми ребенка, поднимись в горы, там и спасешься. Только когда будешь подниматься, назад не оглядывайся.
    Сказал так монах и исчез.
    "Монах этот не простой, - подумала женщина. - Его Небо послало покарать жестоких людей".
    И в самом деле, на другой день, ровно в полдень, во дворе появилась большая дыра, из дыры ключом забила вода, того и гляди, все затопит. Посадила женщина на спину ребенка, схватила самые необходимые вещи и выбежала из дому. В тот же миг налетел ураган, полил ливень, загремел гром, да так, что содрогнулись Земля и Небо. Забыв о предостережении монаха, женщина оглянулась и увидела, что на месте огромного, будто кит, дома под черепичной крышей вздымаются, пенятся могучие волны.
    - Ах! - только и успела крикнуть женщина, и в тот же миг вместе с ребенком превратилась в каменную скалу.
    До сих пор стоит та скала. Она и в самом деле напоминает женщину с ребенком на спине, потому и получила название Материнская скала. А под скалой огромное озеро разлилось, лотосы на нем расцвели. Говорят, после дождя, как только прояснится, можно увидеть на дне горшки и плошки жадного старика.
    Перевод Вадима Пака

ФЕИ С АЛМАЗНЫХ ГОР

    Давным-давно в глубоком горном ущелье Кымгансан Алмазных гор жил юноша со старухой матерью. Были они бедные, беднее некуда. Уйдет утром юноша в горы за хворостом, соберет несколько вязанок, продаст на базаре, еды припасет, домой принесет.
    И вот однажды взял юноша чиге[*], в горы пошел. Собирает хворост вязанку за вязанкой. Притомился, к чиге прислонился, передохнуть. Вдруг видит - олень навстречу бежит, на одну ногу припадает.
    [* Чиге - приспособление для переноски на спине груза.]
    - Спрячь меня побыстрее, юноша, - просит олень.
    Пожалел юноша оленя, хворостом прикрыл. А сам снова за дело принялся.
    Тут откуда ни возьмись охотник. Запыхался, бежал быстро.
    - Не видал ты хромого оленя? - спрашивает.
    - Хромого оленя? Он вон туда побежал, - отвечает юноша и рукой на тропинку показывает, что к дальней дороге ведет. Поверил охотник, побежал дальше. Только он за горой скрылся, юноша крикнул:
    - Олень, олень, выходи, охотник ушел.
    Вышел олень и говорит:
    - Спасибо тебе, добрый юноша, спас ты мне жизнь, уж и не знаю, чем тебя отблагодарить. Может, есть у тебя заветное желание - скажи, я сделаю все, чего пожелаешь.
    Усмехнулся юноша и отвечает:
    - Ну чего я могу пожелать? Конечно невесту!
    - Хорошо, я научу тебя, что делать.
    Показал олень копытом на гору, что виднелась вдали, и говорит:
    - Пойдешь на ту гору, увидишь большое озеро. В пятнадцатый день каждого месяца с Неба по радуге небесные феи спускаются, в озере купаются. Завтра как раз пятнадцатый день. Пойдешь туда в полдень, дождешься в укромном местечке, когда феи станут купаться, возьмешь платье той, что тебе приглянется, спрячешь. Все феи улетят, а она останется, нельзя ей без платья лететь. Ты подойди к ней, скажи: будь моей женой. Станет она твоей женой. Только одно твердо запомни: пока не родит тебе фея четырех сыновей, платья не отдавай.
    Сказал так олень и пошел своей дорогой.
    И вот на другой день, ровно в полдень, пошел юноша к озеру, укрылся в густых зарослях осоки, стал ждать. Вдруг заиграла над озером пятицветная радуга, по радуге восемь фей в голубых платьях с Неба спустились. Сбросили платья, стали купаться.
    Любуется юноша феями. До чего хороши! Но одна больше всех ему приглянулась. Взял он ее платье, спрятал подальше. А феи шутят, смеются, знать ничего не знают, прыгают да ныряют. Накупались, платья надели, за радугу ухватились, стали вверх подниматься.
    Только самая красивая на земле осталась, мечется, платье никак не найдет.
    Говорят ей подружки:
    - Послушай, сестрица, пора уходить, радуга того и гляди исчезнет. Ты останься, найди свое платье, а завтра мы непременно тебе радугу спустим.
    Поднялись феи на Небо, а подружку оставили. Плачет, бедная, слезами умывается. Вдруг откуда ни возьмись юноша, взял фею за руки, говорит:
    - Не печалься! Это я твое платье спрятал. Станешь моей женой - отдам его тебе.
    Пришлось фее согласиться, и пошла она за юношей. Стали они мужем и женой и зажили дружно и счастливо. Уже пять лет с той поры миновало, родила фея юноше трех сыновей, один другого краше.
    И говорит она как-то раз мужу:
    - Отдай мое платье. Я все равно не вернусь на Небо, не брошу детей.
    Не устоял юноша, хотя помнил слова оленя, отдал платье жене. Обрадовалась жена, схватила платье и так затосковала по Небу, что невмоготу ей. Взяла она детей, одного на спину посадила, двух под мышками держит, улетела, только ее и видели.
    Зовет юноша жену - не возвращается, рукой машет - не откликается. Опечалился юноша.
    И снова стал он жить с матерью в бедной хижине, по утрам ходить в горы за хворостом.
    Пошел он как-то хворост рубить. Рубит, а сам о горькой судьбе своей сокрушается, вспоминает, как прожили они с женой счастливых пять лет. Вдруг откуда ни возьмись хромой олень. Увидел олень юношу, обрадовался, только смотрит - загрустил отчего-то юноша. Спрашивает олень:
    - Что невесел, юноша? Может, беда какая стряслась?
    Рассказал юноша все как было. Утешает его олень:
    - Не горюй, я тебе помогу. Только делай все, как я скажу. С того самого дня, как одна фея на земле осталась, другие феи больше не спускаются к озеру, только воду из него большой бадьей черпают. Ступай не мешкая к озеру, как увидишь большую бадью, выплесни из нее воду, а сам залезай. Бадья тебя мигом домчит на Небо, и там встретишься с женой и детьми.
    Поблагодарил юноша оленя, к озеру поспешил. Только прибежал, смотрит - бадья с Неба на длинной веревке спустилась. Большая-пребольшая. Выплеснул из нее юноша воду, сам залез, на Небо поднялся. Увидел жену и детей, и снова зажили они счастливо, ни забот, ни хлопот. Хочешь - музыку слушай. Хочешь - пляши. Что ни день сладко ест юноша, сладко пьет, одно плохо: мать не может забыть, тоскует. И говорит он однажды фее:
    - Отпусти меня, женушка! Я мать навещу, расскажу, как живу. А то ушел, больше домой не пришел. К тебе полетел.
    - Не отпущу я тебя, - отвечает жена. - Вдруг не вернешься? Мало ли что может случиться!
    Муж на своем стоит - отпусти да отпусти!
    Говорит тогда жена:
    - Так и быть, отпущу я тебя. Возьми волшебного коня-дракона. Он вмиг домчит тебя до дому. Только помни: с коня не слезай, а слезешь - так на земле и останешься.
    Не успел юноша вскочить на коня, как в тот же миг очутился у своего дома.
    - Мама! - крикнул юноша. - Я пришел тебя навестить!
    Выбежала навстречу мать, не нарадуется.
    - Что случилось, сынок? - спрашивает. - Я все глаза выплакала, думала, ты в лапы тигру попал, в живых тебя нет! - Говорит, а у самой слезы льются от радости.
    Рассказал ей юноша, как встретил хромого оленя, как научил его олень на Небо взлететь, как встретился он с женой и детьми и как счастливо они там живут. Еще сказал юноша, что если коснется ногами земли, не взлететь ему больше на Небо.
    Говорит юноше мать:
    - Нельзя тебе на землю сойти - не надо. Только так я тебя отпустить не могу. Когда еще свидимся? Ты подожди, а я каши тебе принесу, твоей любимой, фасолевой. Поешь - и лети куда хочешь.
    Вынесла мать мисочку фасолевой каши, горячей-прегорячей. Уронил ее юноша прямо на спину коня. Взвился конь от боли, сбросил юношу на землю, в Небо взмыл. Заплакал юноша в голос. И так тосковал он без жены и детей, что вскорости умер от горя.
    Говорят, будто душа его в петуха вселилась. И кричит теперь петух по утрам, да так жалобно, будто плачет: ко-кие! Это он по своей жене и деткам тоскует.
    Недаром петухи так и норовят прыгнуть то на крышу, то на забор - все к Небу поближе!
    Перевод Вадима Пака

СОЛНЦЕ И ЛУНА

    Давным-давно в горном ущелье жила в бедной хижине женщина. Были у нее дочка и два сыночка. Дочке тринадцать минуло, одному сыну - десять, другой - совсем маленький.
    Собралась как-то женщина в деревню, что за горой, на поденщину и говорит дочке и старшему сыну:
    - Хорошенько за домом смотрите, дверь на засов заприте, во двор не ходите. Тигр объявился в деревне. Сделаете, как я наказала, бобов жареных вам принесу.
    На беду, тигр забрел в ту пору во двор и все слышал. Подался он в свое логовище, дождался, когда женщина домой возвращалась, и съел ее. А сам платье ее надел, жареные бобы взял, пошел к хижине, стал у дверей и говорит:
    - Детки вы мои, детки! Это я, ваша мама, пришла. Быстрее дверь отоприте, в дом меня пустите!
    Услышал меньшой сынок, обрадовался, побежал дверь отпирать, а сестра говорит:
    - Погоди, братец, это не наша мама!
    Подошла к двери и сказала тигру:
    - У нашей мамы голос нежный, красивый, а у тебя противный! Уходи! Не пустим мы тебя в дом!
    - Детки вы мои, детки! Это я, ваша мама, пришла! - отвечает тигр. - Весь день трудилась без отдыха, вот и охрипла.
    - Если ты и вправду наша мама, покажи жареные бобы, которые обещала нам принести, - говорит дочка.
    Просунул тигр в щель лапу с жареными бобами.
    Увидел меньшой сынок бобы, так и запрыгал от радости, хотел дверь открыть, а сестра опять говорит:
    - Погоди, братец, у нашей мамы не такие руки!
    И сказала она тигру:
    - У нашей мамы руки мягкие, а у тебя шершавые.
    Услышал это тигр, убрал лапу и отвечает:
    - Весь день холст ткала, вот и стали руки шершавыми. Скорее отпирайте, темнеет уже.
    Стали думать дети, как быть. Весь день мать трудилась без отдыха, потому и охрипла. Весь день холст ткала, потому руки стали шершавыми. Домой пришла - бобы принесла. Поверили дети, что это их мама, отперли дверь.
    Вошел тигр в дом, схватил меньшого брата, унес на другую половину хижины и улегся с ним под одеяло.
    А дочка и старший брат принялись есть бобы. Едят, а сами удивляются: почему это мать под одеяло забралась, да еще чем-то хрустит? Потом закричали:
    - Мама, мама! Мы все бобы съели, дай нам еще…
    Бросила тут мать из-под одеяла бобы, дети обрадовались, схватили… Смотрят: не бобы это, а пальцы меньшого братца - одни косточки остались. Поняла тут девочка, что не мама это, а тигр лютый, столетний. Задрожала от страха и думает, как бы из дома выйти. Думала, думала и придумала.
    - Мне по малой нужде надо сходить, - говорит.
    - Сходи на горшок, - отвечает тигр.
    - Стыдно мне, я большая, - говорит девочка.
    - В пуок[*] сходи! - отвечает тигр.
    [* Пуок - печка.]
    - Пуок запачкаю, - говорит девочка.
    - В дверную щель сходи! - отвечает тигр.
    - Нет, я лучше во двор мигом сбегаю и братца свожу.
    - Ладно, только быстрее. А то тигр придет, вас сожрет.
    А тигр и вправду боялся, как бы дети другому тигру не достались.
    Выбежала из дома девочка, уж и не знает, как радоваться, схватила за руку братца, стоит во дворе и думает: как от тигра спастись? Ночь уже наступила, звезды в небе блестят. Убежать - все равно тигр догонит, у него ноги быстрые. Спрятаться где-нибудь - все равно тигр найдет, у него нюх хороший. Глянула тут девочка на высокую иву, вместе с братцем залезла на дерево.
    А тигр съел меньшого братца и ждет, когда девочка придет, второго братца приведет. Ждет тигр, ждет, а девочка не идет. Понял тут тигр, что обманула его девочка, да как зарычит! Выскочил во двор, сбросил материнское платье, длинным хвостом машет, девочку с братцем ищет. Где только не искал! И на кухне, и в уборной, и в дымоходной трубе. Смотрят дети, как мечется тигр. Девочке страшно, а братцу смешно. Не выдержал он, засмеялся.
    Еще громче зарычал тигр, к колодцу подбежал. Заглянул, а там девочка с братцем сидят - ива у колодца росла.
    - Так вот вы где, мои птенчики, - взревел тигр, да так грозно, что горы ходуном заходили. Хотел тигр спуститься в колодец. Уже хвост туда опустил, а братец опять рассмеялся, кричит:
    - Дурак ты, дурак!
    Услыхал это тигр, голову поднял, смотрит: на дереве дети сидят. Только не забраться тигру на дерево, и решил он на хитрость пойти.
    - Детки вы мои, детки, - говорит, - расскажите, как вы на дерево забрались, я к вам хочу.
    - К нам хочешь, - говорит мальчик, - на дерево влезть? Тогда слушай. Взяли мы у соседей соевого масла, намазали дерево и залезли.
    Поверил мальчику тигр, быстро соевого масла принес, стал дерево мазать. А дерево скользким стало. Как на него залезешь? Говорит тигр:
    - Вы, детки, со мной не шутите, вы мне правду скажите. Как на дерево влезть?
    - Если хочешь забраться на дерево, возьми веретено и крути, получится нитка, по нитке залезешь.
    Опять побежал тигр, принес мулле, крутил, крутил, а нитка возьми да порвись. Смеется мальчик и говорит тигру:
    - Так ты и за сто лет и еще один год не залезешь на дерево. Топор надо взять, ступеньки на стволе вырубить, по ступенькам на дерево влезть.
    Сказал так мальчик, понял, что проговорился, да поздно. Принес тигр топор, ступеньки стал вырубать. Вырубил - и на дерево полез. А сестра с братом от страха дрожат. Добрался тигр до середины, дети на самую макушку влезли - выше некуда.
    Изо всех сил старается тигр, вспотел весь, а все равно лезет.
    Видит девочка, тигр вот-вот до них доберется, голову подняла, взмолилась:
    - О Небо! Хочешь спасти нас - железную цепь спусти, да покрепче! Хочешь сгубить нас - ржавую спусти.
    Только она это сказала, железная цепь с Неба спустилась, крепкая-прекрепкая. Ухватились за нее дети, вмиг очутились на Небе.
    Тигр тоже взмолился:
    - Небо, если хочешь помочь мне - ржавую цепь спусти, если хочешь меня сгубить - спусти крепкую цепь.
    Только он это сказал, с Неба ржавая цепь спустилась. Обрадовался тигр, ухватился за цепь, стал вверх подниматься. А цепь ржавая, оборвалась на полпути. Тигр на землю грохнулся да в кукурузное жнивье угодил, дело осенью было. Жнивье острое, что нож! Поранился тигр, хлещет из него кровь. Так и издох.
    С тех пор говорят, что стебли у кукурузы красные оттого, что в давние времена столетний тигр на ее жнивье угодил, да там и издох, обливаясь кровью.
    А сестра с братом благополучно поднялись на Небо. Сестра стала Солнцем, брат - Луной.
    Не хочет сестра, чтобы с утра до вечера на нее люди глядели, стыдится. И припасла целый мешочек острых-преострых иголок. Уставятся на нее - а она иголки начинает бросать. Вот почему нельзя долго смотреть на солнце, глазам больно. Попробуйте - сами увидите.
    Перевод Вадима Пака

ЛЕГЕНДА О СОНДОРЕ

    Когда в зимнюю пору в провинциях Кенгидо и Чхунчхондо бывает особенно холодно, люди обычно так говорят:
    - Ну и стужа! Не иначе как нынче день смерти Сондора.
    Почему Сондора и какое он имеет отношение к холоду, рассказывает такая легенда.
    В Корее, во времена династии Ли, Ли Квар неожиданно поднял мятеж против короля Инчжо, и королю пришлось бежать из Сеула на остров Канхвадо. Правил лодкой гребец по имени Сондор, замечательный мастер своего дела, переплывший не одно море.
    Поглощенный невеселыми думами, король все время смотрел на небо, а когда вдруг опустил голову, то заметил, что лодка мчится прямо к порогу, где бушует вода. Казалось, беда неминуема, если не повернуть лодку. Подумал король, что лодочник замыслил недоброе, подозвал сановника, указал на порог и спрашивает:
    - А не опасно нам идти в ту сторону?
    Сановник и сам так думал, потому и ответил, что да, опасно. Услышал это лодочник и говорит:
    - Не извольте беспокоиться, я веду лодку как надо.
    А порог все ближе и ближе. Разволновался король, приказывает лодочнику повернуть лодку, а тот ни в какую. Тут король не стерпел и как закричит:
    - Убить негодяя!
    Сондор принялся объяснять - так, мол, и так, потому-то и потому веду я лодку к порогу, но где уж королю понять, если он и в самых простых вещах разобраться не может! Обуял его страх, он и слушать не стал. Знай твердит: "Убить негодяя".
    Понял Сондор, что спасения ждать неоткуда, и говорит:
    - Не верите - убивайте! Только выслушайте меня прежде. Прошли мы немалый путь, совсем немного осталось. Жаль, что не довез вас до места. Так вот вам моя последняя просьба. Не выполните - не доплывете до острова. Как только меня не станет, возьмите эту тыкву-горлянку, бросьте в реку, куда она - туда и гребите.
    Сказал так Сондор, отдал королю тыкву и прыгнул в реку.
    На место Сондора король поставил другого гребца. А тот не может справиться с лодкой - не знает, куда грести.
    Вспомнил тут король о тыкве, приказал бросить ее в воду.
    Тыква плывет, лодочник за ней гребет.
    Случилось это двадцатого числа десятого месяца, когда холодов еще не бывает. А тут вдруг налетел ледяной ветер, мороз до костей пробирает. Огромные волны ходят по реке, лодку швыряют, будто листок. А лодка все равно плывет за тыквой-горлянкой. Плыла, плыла, через все опасные места благополучно прошла. Понял король, что зря так жестоко обошелся с Сондором.
    Кончился мятеж, в стране воцарился мир, король вернулся в Сеул. Только не мог забыть он Сондора, велел в память о нем соорудить храм и каждый год в день его смерти молебен служить.
    И странное дело: в этот день из года в год налетает холодный ветер. Корабельщики не могут выходить в море и справляют поминки по Сондору.
    Вот почему если в двадцатый день десятой луны дует ветер, его называют Сондорпарам[*], он словно приносит с собой жалобный вздох самого Сондора.
    [* Сондорпарам - ветер Сондора.]
    Перевод Вадима Пака

ХРАМ НА ГОРЕ ПЭКЧЖОКСАН

    Стоит на горе Пэкчжоксан огромный буддийский храм. Только его построили, стали твориться дела там поистине странные. Что ни год исчезает монах, и никто не знает, куда он девается. Особо рьяные почитатели святого учения говорили, что это Будда призывает к себе самых лучших и самых усердных. Но исчезали и неусердные.
    Дело в конце концов дошло до того, что в храме остался один-единственный монах. И хотя был он тверд в вере, обуяла его тревога.
    Отправился он к своему старому другу, в деревню, что неподалеку, прямо у подножия горы, захотел попрощаться, прежде чем расстанется с бренной жизнью на этой грешной земле.
    Обрадовался друг и говорит:
    - Заходи, брат, давненько мы с тобой не видались.
    Отвечает ему монах:
    - Ты, верно, знаешь, что нынче настал мой черед отправиться к Будде. Вот и решил я проститься с тобой.
    Друг и в самом деле знал о том, что творится в храме, слух об этом прошел по всем окрестным деревням. Утешить монаха было нечем, и друг, помолчав, сказал:
    - Покинь храм - и спасешься. Иного выхода нет!
    - Как можешь ты так говорить?! - произнес с укором монах. - Да и куда мне идти?
    - Ты должен покинуть храм, - стоял на своем Друг.
    - Меня призывает Будда, а ты советуешь убежать! - рассердился монах.
    - Не сердись, - сказал друг, - но в этой истории есть какая-то тайна, я уверен, кто-то губит людей.
    - Да как ты смеешь? - вышел из себя монах.
    - Значит, ты не покинешь храм и будешь ждать своей участи?
    - Так я решил, - твердо ответил монах.
    Понял тут друг, что уговоры бесполезны, и сказал:
    - Будь по-твоему, брат, возражать тебе я больше не стану, только выполни одну мою просьбу.
    - Говори, что за просьба, - насторожился монах.
    - Я знаю, мы больше не встретимся, и хочу подарить тебе напоследок мое одеяние. Не снимай его ни днем ни ночью. Согласен?
    - Согласен, - ответил монах.
    Друг намазал одеяние какой-то мазью, отдал монаху и говорит:
    - Это одеяние - мой последний подарок тебе. Помни же мою просьбу и никогда не снимай его!
    - Благодарю за подарок, а просьбу твою я не забуду, - пообещал монах.
    Они распрощались, и монах возвратился к себе.
    Через несколько лет друг пришел в храм навестить монаха. Но того и след простыл. Напрасно друг обшарил все уголки. Он уже собрался спуститься с горы, как вдруг увидел неподалеку от храма громадный камень, а на камне - огромную мертвую тысяченожку. Подошел ближе, видит - у нее в пасти торчит клочок одежды, которую он подарил в свое время монаху. Понял тут друг, что монаха сожрала тысяченожка. И сама издохла от ядовитой мази, которой друг намазал подаренную монаху одежду. Так что не к Будде попадали монахи, а прямехонько в пасть прожорливой твари, поселившейся под большим камнем почти у самого храма.
    Перевод Вадима Пака

ВДОВЬЯ КРЕПОСТЬ В УЕЗДЕ СУНЧХАН

    В давние времена жила в уезде Сунчхан красавица Синси. Далеко вокруг разнеслась о ней добрая слава. Дни и ночи лила Синси горькие слезы, из дому не выходила, на судьбу свою сетовала. Только свадьбу сыграли, а любимый муж умер. Что ни день приходят сваты умницу да красавицу сватать, ведь была Синси совсем молодая. Только не хотела Синси снова замуж идти, решила верность хранить умершему мужу.
    Жил в одной с ней деревне молодой сонби[*] по имени Сольси. Славился на всю округу своей ученостью. Он давно потерял жену, а когда услышал о Синси и ее добродетелях, задумал послать к ней сватов.
    [* Сонби - низшая степень конфуцианского ученого.]
    Растерялась женщина, а потом ответила сватам, что не собирается замуж. Да так строго!
    Не прельстилась Синси ни славой, ни ученостью Сольси.
    А Сольси, хоть и знал, что женщина дала обет верности, отказа не ожидал. Он снова отправил сватов, и все повторилось, как и в первый раз. Только Синси была еще тверже, решительней.
    Всю жизнь Сольси везло, у него не было неудач, и сейчас он просто не знал, как быть.
    "Может, вообще не жениться?" - спрашивал он себя. Но с каждым отказом Синси любовь его к ней становилась сильнее. Сольси попытался найти себе жену в другом месте. От предложений отбоя не было. Но ни одна невеста не шла ни в какое сравнение с Синси. И от этого на душе становилось еще тяжелее. Наконец Сольси дал зарок никогда не вспоминать о красавице вдове. Уйти с головой в науки. Только ничего из этого не вышло. Все напоминало Синси - и распустившийся бутон, и Луна. Подумал тут Сольси, что так и заболеть недолго, и говорит женщине:
    - Я надену деревянные башмаки на высоком каблуке, высотой в три чжа[*], и отправлюсь пешком в Сеул, а вы в это время будете возводить стену. Построите ее до моего возвращения - никогда больше не пошлю к вам сватов, а не успеете - придется вам меня выслушать.
    [* Чжа - мера длины, равная 30,3 см.]
    Трудный был это уговор, да делать нечего, и Синси согласилась. Выиграет - навсегда избавится от назойливого ученого.
    И вот на следующее утро Сольси надел деревянные башмаки и пешком отправился в Сеул. А Синси принялась возводить стену. Нелегко пришлось Сольси, да и Синси тоже. Сольси только и думал о том, как бы вернуться прежде, чем Синси выстроит крепостную стену. А Синси старалась изо всех сил опередить Сольси и навсегда отбить у него охоту свататься к ней.
    - Надо непременно успеть, - говорила себе Синси и трудилась с утра до ночи. Наконец она положила последний камень, вздохнула с облегчением и сказала: - Я выиграла! Оно и неудивительно. Даже богатырь не смог бы успеть на таких каблуках.
    И вдруг - о ужас! Вдова подняла голову и задрожала от страха. Перед ней стоял Сольси.
    - Вы проиграли! - вскричал он и запрыгал от радости.
    Синси не могла понять, почему он так говорит. А Сольси показал пальцем на ее платье и объяснил:
    - Вы не успели стряхнуть с платья глину, значит, работа не закончена. Вот и выходит, что я победил.
    Синси взглянула на свой подол и увидела прилипшие к нему комочки глины. Она так спешила, что забыла отряхнуть платье. Что тут скажешь? Она и в самом деле проиграла. Уговор есть уговор. И, чтобы не нарушить обет верности мужу, Синси бросилась в реку, последовала за мужем.
    А высокую каменную стену, которую Синси сложила, люди назвали Вдовьей крепостью.
    Она всегда будет напоминать о чистоте и верности женщин.
    Перевод Вадима Пака

ЛЕГЕНДА О КОЛОКОЛЕ ЭМИЛЛЭ

    Есть в городе Кенджу большой колокол. Называют его колокол Эмиллэ. Вот какую грустную историю нам рассказали о нем.
    Было это давно. Король Кендок, тридцать пятый король Силла, задумал отлить большой колокол в память об отце, короле Сондоке. Но столько понадобилось времени на отливку, что Кендоку пришлось завещать довести до конца это дело своему сыну Хегону. Полный решимости выполнить последнюю волю отца, Хегон издал указ о сборе меди на колокол. За это взялись буддийские монахи. Они ходили из дома в дом и в короткий срок собрали целую гору меди - простые люди с почтением относились к ученикам Будды и охотно давали сколько могли. И вот отлили наконец огромный колокол и по приказу короля водрузили на крышу монастыря Пондокса. Но странное дело: колокол не звонил, сколько в него ни ударяли, лишь издавал слабый треск.
    Опечалился король: не дурной ли это знак? Встревожился настоятель монастыря - может быть, он согрешил, оттого и не звонит колокол?
    Но вот однажды настоятелю приснился удивительный сон. Явился к нему старец, белый как лунь, и спрашивает:
    - Узнаешь меня?
    - Нет, впервые вижу.
    - Я дух колокола. Знаешь, почему колокол не звонит?
    - Откуда мне, ничтожному, знать?
    - Тогда слушай. Одна женщина, когда монах к ней пришел за медью, сказала ему: "Нечего мне вам дать, разве что этого младенца", - женщина держала на руках девочку. Женщина, разумеется, пошутила, но что сказано, то сказано: ребенка надо было взять. А монах не взял. Значит, вы обманули Будду. Вот отчего не звонит колокол. Надобно разбить его, расплавить, бросить туда ребенка, а потом снова отлить. Лишь тогда по-настоящему зазвонит-зарыдает колокол. И чем быстрее вы это сделаете, тем лучше.
    Монах не мешкая рассказал свой сон королю. Тот разгневался на нечестивую женщину и приказал отнять у нее ребенка. На следующий день к женщине явился монах с королевским указом и говорит:
    - Помнишь, я приходил к тебе за медью для колокола?
    - Да, помню.
    - А помнишь, что ты тогда сказала?
    - Сказала, что у нас нет ничего такого, что могло бы пригодиться для колокола.
    - А еще что?
    - Да ничего особенного.
    - Ты сказала, что ничего не можешь дать, разве что своего ребенка.
    - Да ты рехнулся, старик, ведь я пошутила! - возмутилась женщина.
    - С Буддой не шутят, так что отдай ребенка, которого обещала, - стоял на своем монах.
    - С Буддой, конечно, не шутят, но и напраслину возводить нечего! - крикнула женщина.
    - Ты должна сдержать обещание, - твердил монах.
    - Вон отсюда, изверг! - вопила женщина, всячески понося монаха. Но тот силой отнял ребенка. Колокол разбили, расплавили, в расплавленный металл бросили девочку и отлили новый колокол, такой же большой, как и прежний. И зазвенел протяжно колокол, заплакал, застонал. И в каждом стоне слышалось "эми-ллэ", "эми-ллэ"[*].
    [* Эмиллэ - букв.: из-за матери.]
    Это укоряла свою мать девочка за то, что та ее сгубила.
    Вот почему и стали называть этот колокол Эмиллэ.
    Перевод Вадима Пака

КРОВАВЫЕ СЛЕЗЫ БОГАТЫРЯ

    В двадцати ли на северо-запад от Пхеньяна есть местечко Пусанхен. И стоит в том местечке огромный каменный Будда. Прозвали его люди каменным богатырем.
    И вот весной, в год Имдина[*], закапали вдруг у богатыря кровавые слезы. Плачет богатырь день, плачет ночь, целых семь дней плакал. Испугались тут все, помнят, как старики говорили: заплакал богатырь - жди беды.
    [* Год Имдина - 29-й год китайско-корейского 60-летнего цикла.]
    Так оно и случилось. Только лето пришло - напали на Корею чужеземцы. Пхеньян захватили, почти до самого Пусанхена дошли. А Пусанхен захватить не могут - сторожит его каменный богатырь.
    Собрались корейские воины вблизи Сунана, не дают врагам к северу двигаться. Вот и говорили в то время: "Начали чужеземцы с Пусана - Пусаном и кончат".
    Победили корейцы в Имдинской войне, целых семь лет воевали, а правители только и думают о том, как бы народ обобрать, потерянные в войне богатства вернуть.
    Тем временем за Амнокганом другое вражеское войско поднялось. А правителям хоть бы что. Дерутся за власть - и ни до чего им дела нет.
    И вот однажды возле приемного зала появился старый монах, стучит в колодницу, кричит:
    - Проснитесь, люди, беда рядом! Не подготовитесь - спасенья не будет!
    Не стали слушать монаха, обругали, палкой прогнали.
    А вскоре, в год Пенчжа[*], дело зимой было, вражеские полчища переправились через реку Амнокган и расправились с тогдашними правителями. Говорят, будто монахом тем был каменный богатырь.
    [* Год Пенчжа - 13-й год китайско-корейского 60-летнего цикла.]
    Перевод Вадима Пака

ОЗЕРО БОГАТЫРЯ

    Лет двести тому назад жил в деревне Панчжан провинции Хванхэдо богатый и знатный янбан. И были у него сын да дочь. Дочь - умница и красавица, к тому же грамоту знала. Год от года все краше становится, все умнее. Сколько всяких наук постигла! Слава о ней далеко вокруг разлетелась. Пора замуж девушку выдавать, но где жениха достойного взять?
    Как-то тихим весенним вечером вышла девушка в сад, села книгу читать, после в поле пошла, а там цветы распустились. Наклонилась девушка, лепестки потрогала, стих прочла, вдруг слышит, будто эхо ей отвечает.
    Испугалась девушка, спрашивает:
    - Кто здесь?
    Никто не откликается. Огляделась - вокруг ни души. Кто же это стихом ей на стих ответил? Не почудилось же! Подобрала девушка подол, домой собралась, вдруг слышит:
    - Чжагын асси[*], это я, Енгир!
    [* Чжагын асси - вежливое обращение к девушке.]
    - Енгир? Что ты здесь делаешь?
    Успокоилась девушка. А Енгир ее за руку взял. Отдернула девушка руку. Спору нет, Енгир и силен и красив, только не пара ей сын слуги. Не раз слышала девушка, как хвалят юношу ее отец с матерью. Говорят, укротил он однажды коня. Тот с привязи сорвался, а Енгир схватил его за задние ноги, на землю повалил, в конюшню водворил. В другой раз послали Енгира со срочным поручением в Сеул, к важному чиновнику. В путь он отправился утром, к ужину вернулся, тысячу ли пробежал за день. И еще говорят, будто крылья у него под мышками растут, чешуйчатые. А отец даже сказал, что будь Енгир сыном янбана, стал бы прославленным полководцем, да вот беда, не от янбана родился он - от слуги.
    Девушка лучше всех знала, какой парень Енгир, но волю чувствам не давала. Вот и сейчас, когда он взял ее за руку, сказала:
    - Не смей!
    - Вы уж не обессудьте, - говорит юноша, - но давно ведь известно: родится богатырь - родится и енма, волшебный конь-дракон; родится благородный - родится девушка, его достойная. Родился я, родились вы. И пусть я сын презренного раба, но кто мне запретит, к примеру, героем стать? Какой закон? Нет от рожденья ни короля, ни князя, чиновника или героя - все одинаковы. Вы ведь книги читаете, а там про это написано.
    Молчит девушка, голову опустила. Да и что тут скажешь?
    - Асси, я вас давно полюбил. Вы такая хорошая, добрая.
    Снова взял Енгир девушку за руку, а рука горячая - горит огнем. Испугалась девушка, дрожит. Стоят они, глядят друг на друга. Молчат. Только и слышно: тук-тук. Это стучат их сердца.
    - Иди-ка ты лучше домой, вдруг кто-нибудь увидит? Мы еще встретимся, - тихонько сказала девушка и побежала в сторону. Стоит Енгир, смотрит ей вслед, улыбается. После домой пошел.
    На следующий день, только завечерело, Енгир снова пришел в чходан[*]. Смотрит - девушка навстречу идет. Поклялись юноша с девушкой вечно друг друга любить и стали встречаться тайком. По ночам. Но все тайное становится явным. Узнала мать девушки про их встречи. Мужу и сыну рассказала. Разгневались они. Сын говорит, надо Енгира убить, позор смыть. А отец ему:
    [* Чходан - небольшая хозяйственная пристройка.]
    - Не так-то легко Енгира убить, сын мой! Ведь у него есть крылья, значит, он не простой человек, а богатырь чжанса. А чжансу не убьешь, пока не отрежешь у него крылья. Так в старину говорили.
    И вот созвал янбан своих слуг и повелел им отрезать у Енгира крылья, когда тот спать будет. Подкрались слуги к спящему юноше, связали, крылья отрезали. К ногам привязали камень тяжелый, в озеро юношу бросили. А юноша вышел из воды и говорит брату девушки:
    - Жить мне осталось недолго. Да и зачем она, такая жизнь? Только запомни: умру я - умрет и твоя сестра, брось тогда ее тело в озеро. Не бросишь - беда на твой дом обрушится.
    На другой день не нашла мать дочери в ее комнате. Во двор выбежала, смотрит: ее красавица дочь повесилась - за своим Енгиром пошла. А перед тем как повеситься, письмо написала:
    "Пусть тело мое в озеро бросят, где мой Енгир на дне лежит".
    Гневаются отец с матерью: как можно хоронить дочь янбана вместе с сыном раба! И похоронили дочь в другом месте.
    Родилось у янбана еще десять дочерей, в живых ни одной не осталось. Как сравняется девочке пятнадцать - сразу умирает.
    С тех пор и стали выдавать девушек раньше, пока пятнадцать лет не сравняется.
    И еще говорят, будто в старину, когда совершали обряд кут[*], появлялся дух Енгира и люди приносили ему жертву - бросали в озеро бычью ногу.
    [* Кут - религиозный обряд жертвоприношения, когда шаманы бросают жертву, чтобы умилостивить духа.]
    Перевод Вадима Пака

СКАЗКА ПРО МАЛЕНЬКОГО КИМА И РАЗБОЙНИКОВ

    Жили в старину два сановника, Ким и Ли. У Кима был сын, у Ли - дочь. Когда детям исполнилось пять лет, договорились отцы их помолвить. Когда же им минуло восемь, Ли пригласил мальчика на день рождения своей дочери. Отец мальчика в это время отлучился из дома, и мальчик отправился в гости в сопровождении целой толпы слуг. Путь предстоял неблизкий.
    Веселье в доме Ли было в самом разгаре, как вдруг прискакал гонец и сообщил, что вскоре после возвращения Кима на дом напали разбойники, самого Кима убили, жену увезли и унесли все, что могли.
    Опечаленный, поспешил маленький Ким домой. Приехал - так и есть. Главаря шайки так никто и не распознал. Ким хоть и маленьким был, но бесстрашным. Решил он найти мать, а главаря шайки изловить и ему отомстить.
    Отправился Ким в горы, по тропам петляет, вдруг слышит - кто-то на помощь зовет в долине. Вниз глянул, а там мальчик никак от медведя отбиться не может. Мигом спустился маленький Ким в долину, спас мальчика. Поведал мальчик Киму, что разбойники всю его семью убили, а дом сожгли. Построил мальчик хижину, поселился в ней и решил непременно разбойникам отомстить. Говорит маленький Ким мальчику:
    - Давай побратаемся!
    Согласился мальчик, и пошли они вместе. Шли, шли, смотрят - река, широкая-преширокая. Лодку взяли, плывут. Вдруг налетел ураган, лодка перевернулась, ко дну пошла, маленький Ким в беспамятство впал. Очнулся, смотрит - лежит он на берегу реки, рядом какой-то мальчик хлопочет, а названого брата нигде нет. Рассказал ему мальчик, что рыбу удил, вдруг смотрит - кого-то течением несет, и спас маленького Кима. Поблагодарил Ким своего нового друга, спросил, кто он, откуда. Рассказал мальчик, что разбойники на их дом напали, убили отца с матерью, а сестру увезли. Говорит маленький Ким:
    - Давай побратаемся! А то названый брат мой не иначе как утонул.
    Согласился мальчик, и пошли они дальше вдвоем. Шли, шли, смотрят - опять река, широкая-преширокая. Взяли лодку, поплыли, ураган налетел, лодка перевернулась, ко дну пошла. Названый брат Кима утонул, а самого его старуха спасла - она на острове жила. И сказала Киму старуха, что на острове том главарь шайки живет, тот самый, что отца его убил. Не перечесть, сколько людей они сгубили, сколько добра награбили. Душит гнев маленького Кима, а сделать он ничего не может, больной в постели лежит.
    Пронюхал главарь разбойников, что мальчика старуха спасла, приютила, гонца к ней послал, велел мальчика прочь прогнать. А ослушается - смерть ее ждет. Жалко старухе мальчика, и отвела она его в соломенную хижину у реки и там оставила.
    И вот однажды пристало к берегу судно, прямо напротив хижины. А на судне - старец почтенный. Вышел старец на палубу и говорит мальчику:
    - Ты сын министра Кима, я знаю и прибыл сюда тебя спасти.
    Взял старец маленького Кима на судно, а после в горы повел, где было его жилище. И стал волшебству учить. Когда шестнадцать годков Киму сравнялось, сказал ему старец:
    - Немедля возвращайся на родину. Осмелились разбойники на короля руку поднять, грядет большая война. Король в опасности. Ты должен ему помочь. А через три года в этот месяц и в этот же день мы с тобой встретимся.
    И отправился Ким домой. Шел, шел, вдруг смотрит - дикая лошадь навстречу скачет. Подскакала, остановилась. "Уж не конь ли это дракон", - думает юноша и вскочил на лошадь. Как помчится лошадь, как понесет его! Потом вдруг копытом по земле стала бить, словно что-то показывает. Стал юноша копать землю. Копал, копал, вдруг смотрит - доспехи да копья. Не простые, волшебные. Облачился юноша в доспехи, копье взял - ни дать ни взять полководец прославленный.
    Добрался юноша до королевского дворца, а там везде разбойники, того и гляди возьмут крепость. Обернулся Ким птицей, коня в птицу превратил, во дворец прилетел, принял свой прежний облик и предстал перед королем. Поклонился Ким ему низко и говорит:
    - Ваше величество, я сын министра Кима. Могу сокрушить врага. Дозвольте прямо сейчас выступить!
    Обрадовался король, пожаловал Киму звание великого маршала.
    Обернулся Ким собакой, отправился на разведку во вражеский стан. А там медведь-оборотень стоит, из пасти огонь вырывается, до стен королевского дворца добирается. И лисица тысячелетняя, и крыса - десять тысяч лет ей, хвостом машет - молнии сверкают, из хвоста вода рекой льется, того и гляди дворец затопит. А тигр столетний огненные стрелы во дворец мечет.
    Пустил тут в ход Ким волшебную силу - пожар погасил, гору поставил высокую, чтобы дворец не затопило, огненные стрелы водой залил. А воинов вражеских не одолел - нет им числа. И погибла во вражеском стане невеста Кима - министра Ли дочь, и сам Ли тоже погиб.
    Отступили Ким с королем на остров. Но нашли их враги: лиса тысячелетняя толк в астрологии знала. А крыса хвостом махнула, на остров потоки воды обрушились. Уснул Ким, и явился ему во сне мотылек, велел за ним лететь. Обернулся Ким ласточкой, полетел за мотыльком. Летят они, летят, тысячи ли пролетели. До горной пещеры долетели. Только в пещеру вошли, мотылек куда-то исчез. Смотрит Ким - в пещере мальчик сидит, книгу читает. Про то, как врагов побеждать. Пригляделся, а это его названый брат, тот, которого он от медведя спас. Рассказал Ким все, что с ним приключилось, про короля рассказал - что опасность ему грозит. Говорит мальчик:
    - Знал я, что ты придешь. Мотылька за тобой посылал, гонца моего.
    Произнес Ким заклинание, и вмиг очутились они на острове, где король со своими воинами укрылся. Ринулись Ким и его друг в бой, но друг вскоре погиб, а остров затопило. Крыса хвостом взмахнула, реки воды на остров обрушила.
    Перебрались Ким с королем на другой остров, а его тоже затопило. Уснул Ким, и привиделась ему ворона. Обернулся он ласточкой, полетел за вороной. В пещеру горную прилетел. А в пещере второй названый брат. Тот, что Кима спас. Читает он книгу про то, как бой с врагом вести. Отправились они вместе на остров разбойникам мстить. Но вскоре Ким опять остался один - погиб в бою и второй его названый брат. Перебрались Ким с королем на третий остров. Смотрят - и к нему вода подступает.
    Сели Ким с королем на корабль, поплыли в открытое море. Тут с Неба почтенный старец спустился. И случилось это ни раньше ни позже, а в тот день, когда обещал он с юношей встретиться. Молвил старец:
    - Не доучил я тебя, на помощь королю отправил. А теперь спасти тебя пришел.
    Произнес тут старец магическое заклинание, потемнело в тот миг Небо. Молнии засверкали, гром загремел, поразили они вражеских воинов, и пали они бездыханные на землю.
    Стихло все, успокоилось. Пошли Ким со старцем во вражеский стан. Нашел там Ким свою мать и сестру второго сводного брата. Взял их и вместе с королем домой воротился. А вскоре свадьбу сыграли. Женился Ким на сестре сводного брата, того, что из реки его вытащил, жизнь спас.
    Перевод А. Иргебаева

ТРИ ДРУГА

    Случилось это три века назад, в годы правления Инчжона - короля династии Ли.
    В одном буддийском храме обучались грамоте трое юношей. Одного звали Тхэ Бэк Пхун, второго Чон Тхэ Хва, а третьего - просто Чхве. И были в учении все трое очень усердными.
    Вышли они однажды отдохнуть на лужайку позади храма. Посидели, помолчали, свежим воздухом подышали, вдруг Чон Тхэ Хва и говорит:
    - Давайте, друзья, нынче расскажем друг другу о том, чему каждый из нас жизнь свою посвятить хочет.
    Сказал тогда Тхэ Бэк Пхун:
    - Ты предложил, ты и начинай.
    Поглядел Чон Тхэ Хва на далекие горы, вздохнул и начал:
    - Дважды страна наша подвергалась опустошению. Народ живет в нищете. А сановники да чиновники только и знают, что интриги плести. Вот и хочу я добиться высокой должности, королю помочь жизнь в стране изменить, чтобы сирых да обездоленных не было, чтобы люди в довольстве и радости жили.
    Умолк Чон Тхэ Хва, посмотрел на Тхэ Бэк Пхуна, твоя, мол, очередь говорить. Молчит Тхэ Бэк Пхун, и заговорил тогда Чхве - самый незадачливый из троих:
    - А мне ни должности, ни звания не нужны. Хотел бы я жить в каком-нибудь тихом, красивом месте и книги читать.
    Сказал так Чхве, а Тхэ Бэк Пхун опять молчит. Долго молчал, потом говорит:
    - Я желаю совсем другого. И говорить о том нет нужды.
    Стали его друзья уговаривать, скажи да скажи, не выдержал Тхэ Бэк Пхун, уступил:
    - Не для того я учусь, чтобы добиться высокого чина. Но я, как и вы, люблю свою родину, свой народ. Думы о нем меня не покидают ни днем ни ночью. Во всех бедах людских повинны янбаны. Они обирают народ, обманывают. Я хочу у них все отнять и раздать все бедным. А их самих уничтожить.
    - Уж не собираешься ли ты стать главарем разбойничьей шайки? - дрожа от страха, спросил Чхве. - Прошу тебя, никогда больше об этом не говори, даже в шутку.
    Чон Тхэ Хва ничего не сказал, лишь покачал головой, знал, что Тхэ Бэк Пхун как сказал, так и сделает.
    Время быстро летит. Прошло двадцать лет. Чон Тхэ Хва сдал экзамены на должность и был назначен правителем провинции Хамген. Чхве стал конфуцианским ученым и, словно пес в конуре, тихо жил в глухой провинции. О Тхэ Бэк Пхуне никто ничего не слышал.
    Узнал Чхве, что его однокашник теперь правитель Хамгена, и решил его навестить, денег попросить и хоть какую-нибудь должность. А Чхве, надо вам сказать, ни твердостью, ни умом не отличался, хоть и назывался ученым.
    Взял Чхве узелок и отправился в путь. Перевалил горный хребет Чхоллен и вскоре достиг селения Хвеян.
    Подошел к харчевне, а там здоровенный детина, рядом - конь под седлом. Подошел детина к Чхве, вежливо поздоровался и говорит:
    - Приказал мне мой повелитель дождаться тебя здесь. Садись на коня, и поедем.
    Удивился Чхве и спрашивает:
    - Кто же это твой повелитель? И куда ехать надо?
    - После узнаешь, а сейчас ни о чем не спрашивай. Садись поскорее в седло. - Сказал так детина, помог Чхве на коня сесть.
    Ехали они, ехали, ли пятьдесят проехали. Тут их снова дожидаются с лошадьми. Пересели они на других лошадей - дальше поехали. За один день несколько раз сменяли коней. Уже и смеркаться стало. Зажег детина фонарь, погнал лошадь по горной тропе. А она узкая. Того и гляди свалишься. Ехали они, ехали, не одну сотню ли проехали. А утром выросло перед ними большое селение. Удивился Чхве: "Откуда в этом глухом ущелье селение?" На краю селения остановили они коней, Чхве спешиться помогли. Поговорили меж собой, Чхве в селение повели. Вдруг откуда ни возьмись какой-то человек перед Чхве вырос. Голубой халат на нем красным поясом перехвачен. На голове - фиолетовая повязка. Сам высоченный, широкоплечий, улыбается, глаза таращит. Глядеть страшно. Взял он Чхве за руку, в дом повел и спрашивает:
    - Неужто не признал ты меня?
    Пригляделся Чхве повнимательней, а это одноклассник его Тхэ Бэк Пхун!
    Устроил Тхэ Бэк Пхун пир в честь старого друга. Стали они юность свою вспоминать, рассказывать друг другу о том, что делали и как жили все это время. Выслушал Тхэ Бэк Пхун друга и говорит:
    - А я вот главарем шайки разбойников стал и ничуть не жалею. Нет у меня охоты спину гнуть на кого-то, жить, как бессловесная тварь, муха или собака. Я свою жизнь ни на какую не променяю. Янбанам кланяться не хочу, они крестьян разоряют. А я не вор. Бедняков мы не грабим. Отбираем добро у янбанов и торговцев. Нападаем на суда, те, что наше добро увозят. А все отобранное беднякам раздаем… Помнишь, когда-то я рассказал тебе о своей мечте, а ты осудил меня, испугался. Теперь же, услыхав, что ты, старый мой друг, покинул глухую провинцию и в путь отправился, я приказал ко мне тебя привести. И вот что хочу сказать. Чон Тхэ Хва не дурак. Он знает, что человек ты ни на что не способный. А потому ни должности, ни денег не даст. Даже на обратную дорогу. Так что советую тебе не ездить к нему. Дам я тебе кое-что, и возвращайся домой.
    Чхве не нашелся что ответить и молчал. Ему хотелось поскорее покинуть это место и рассказать обо всем самому Чон Тхэ Хва.
    Словно угадав мысли друга, Тхэ Бэк Пхун сказал:
    - Но если ты все же свидишься с Чон Тхэ Хва, ничего не рассказывай обо мне. Все равно ему меня не поймать. А расскажешь - не сносить тебе головы.
    Чхве поклялся не обмолвиться ни единым словом о том, что видел и слышал, и Тхэ Бэк Пхун проводил его до дороги.
    Через несколько дней Чхве уже был в столице провинции и, едва встретившись с Чон Тхэ Хва, сказал:
    - Послушай, дружище! А известно ли тебе, чем занимается Бэк Пхун?
    Правитель давно слышал, что друг его стал главарем шайки разбойников, но сделал вид, будто ничего не знает: во-первых, боялся, а во-вторых, считал, что Тхэ Бэк Пхун в чем-то прав - ведь был он человеком незаурядным. Поэтому в ответ на слова Чхве правитель сказал:
    - Ничего я о нем не знаю. Не получал никаких вестей с тех самых пор, как мы с ним расстались. Тхэ Бэк Пхун способный и умный, так что вряд ли занялся недостойным делом.
    - Ты уверен? А мне вот известно совсем другое. Помнишь, как-то он говорил, что хочет стать главарем шайки? Он им и стал. Кстати, в твоей провинции. По дороге сюда я заблудился и попал в логово разбойников. Там я и встретил Тхэ Бэк Пхуна. Устроил он в честь меня пир и стал хвастаться, что в каждой провинции у него свои люди, их несколько тысяч. Но при нем если наберется несколько десятков, и то хорошо. Я сам видел. Послушай, дружище! Дай мне тридцать хорошо вооруженных парней, и я тебе его приведу!
    Рассмеялся Чон Тхэ Хва и говорит:
    - Может, и стал Тхэ Бэк Пхун главарем шайки, но мне пока вреда никакого не причинил. К тому же сила у него большая. Так не лучше ли оставить его в покое? А то шума наделаем и ничего не добьемся. Ведь это все равно что пощекотать соломинкой спящего тигра.
    Однако Чхве стоял на своем. Ведь если он поймает главаря разбойников, непременно получит высокую должность. И он стал угрожать правителю:
    - Позволяешь разбойнику свободно разгуливать по твоим владениям? Не хочешь его поймать? А если всему нашему государству от него большой ущерб будет? Тебя же и обвинят! Не послушаешься меня - придется жаловаться в Сеул.
    Делать нечего. Дал правитель Чхве тысячу лян серебра и десятка четыре воинов. Но тысяча лян для Чхве - пустяки!
    Повел Чхве воинов в те самые горы, где однажды уже побывал. Приказал спрятаться, а сам к ущелью направился. Не успел ступнуть и нескольких шагов, как увидел уже знакомого ему детину.
    - Наш начальник велел тебя к нему привести, - сказал детина и помог Чхве сесть в седло.
    Пока ехали, Чхве размышлял о том, как его воины окружат разбойничье логово и захватят в плен главаря. Размечтавшись, он не заметил, как подошли к ущелью. В это время прогремел выстрел, и со всех сторон повыскакивали разбойники. Все высоченные,.здоровенные, набросились они на Чхве, с коня стащили, связали и поволокли к Тхэ Бэк Пхуну.
    - Бессовестный негодяй! У тебя еще хватило наглости на глаза мне явиться! - закричал Тхэ Бэк Пхун.
    А Чхве кашлянул и как ни в чем не бывало говорит:
    - С какой стати ты так со мной непочтителен?! Ведь мы старые друзья!
    - Старые друзья?! - заорал предводитель разбойников. - Ты смеешь называть себя моим другом? Ведь ты поклялся никому обо мне не рассказывать, а сам предал меня, клятву нарушил. Какой же ты после этого друг?
    Клянется Чхве, что ничего такого не сделал. Приказал тогда Тхэ Бэк Пхун привести пленных воинов. Увидел их Чхве, в ноги Тхэ Бэк Пхуну кинулся, о пощаде молит.
    - Не хочется меч марать о такого негодяя, - сказал предводитель разбойников с холодной усмешкой. - Пусть тебя розгами высекут. И катись на все четыре стороны!
    Высекли конфуцианца, выбрался он чуть живой из ущелья. А Тхэ Бэк Пхун всех пленных воинов собрал, дал каждому по двадцать лянов на дорогу и говорит:
    - Вернетесь домой - передайте правителю, чтобы не слушал таких негодяев.
    Ушли воины, а Тхэ Бэк Пхун приказал своим людям добро все собрать и в другое место уйти. А дома сжечь.
    Дополз кое-как Чхве до своего дома, а там ни жены, ни детей. Не поймет Чхве, куда все подевались? У соседей спросил, после искать пошел и нашел.
    Смотрит - дом стоит новехонький, лучше прежнего. Семья в достатке живет. Стал Чхве спрашивать, что да как. А домочадцы ему письмо дают. Оно его рукой написано. От его имени послано. Вот что в письме говорится:
    "Добрался я до столицы благополучно, правитель мне много ценностей дал, посылаю их вам с нарочным. Купите новый дом и все остальное. Не скупитесь".
    Прочитал Чхве письмо, слезами залился. Только теперь понял, что за человек Тхэ Бэк Пхун. Хоть бы еще разок встретиться с ним, прощения попросить. Но как ни старался Чхве узнать, где теперь его старый друг, никто ему сказать ничего не мог.
    Перевод Валентина Ли

ЧУЖЕЗЕМЕЦ И СТАРИК ИЗ ПХЕНЬЯНА

    Как-то раз один чужеземец из дальних стран по пути в Сеул заехал в Пхеньян и повстречал на улице старика огромного роста, с пышной бородой до самого пояса. На ученого конфуцианца он не был похож, но выглядел необычно.
    Подумал тот чужеземец, что страну прекрасных восточных обычаев населяют люди поистине необыкновенные. Захотелось чужеземцу проверить, знает ли старик учение Конфуция и Мэн-цзы. А как это сделать, не знает. Ведь он не умел говорить по-корейски. Подумал он, подумал и решил объясниться со стариком жестами. Для начала описал указательным пальцем круг. В ответ старик пальцем начертил квадрат. Чужеземец, очень довольный, заулыбался, показал старику три пальца, старик же в ответ загнул пять пальцев. Тогда чужеземец приподнял подол одежды, а старик указал пальцем на свой рот.
    Чужеземец закивал головой и снова заулыбался.
    В Сеуле чужеземец сказал сановнику, который вышел его встречать:
    - Я много раз слышал, что ваша страна славится добрыми обычаями. А теперь понял, что это не простые слова.
    Сановник удивился и спрашивает:
    - Отчего, почтеннейший, вы возносите такие хвалы Корее?
    Чужеземец ответил:
    - По пути сюда я встретил в Пхеньяне старика необычного вида, подумал, что он честный и благородный, и решил испытать его. Нарисовал пальцем круг в воздухе, желая сказать, что небо круглое, он же пальцем начертил квадрат - это значит, что земля имеет четыре стороны. Затем я показал ему три пальца, имея в виду три принципа Самган[*], он же загнул пять пальцев, подразумевая пять принципов Орюн[**]. Напоследок я приподнял подол, это означало, что в старину хотя и носили длинные платья, но хорошо управляли страной, он же показал на свой рот, желая объяснить, что, когда страна приходит в упадок, надо быть мудрым в речах. Раз уж случайный прохожий обладает таким умом, то что говорить о людях знатных и образованных.
    [* Самган - верность государю, сыновья почтительность, верность жены мужу.]
    [** Орюн - верность государю, сыновья почтительность, верность жены мужу, уважение и любовь к старшим по возрасту, уважение и любовь к друзьям.]
    Сановник доложил о старике королю. Король подумал, что простой смертный не вызовет восторга сановного чужеземца - наверняка это "скрытый талант". И еще он подумал: "Лишь в стране, где правит такой мудрый король, могут жить такие умные люди, как этот старец, знающий толк в учении Конфуция и Мэн-цзы". И повелел король тотчас призвать к нему старца.
    Старик приехал в Сеул и очень удивился, когда ему дали в награду деньги.
    Один сановник спросил старика:
    - Скажи, старик, почему ты начертил пальцем квадрат, когда чужеземец нарисовал круг?
    - Я подумал, что он любит круглые рисовые лепешки дельпхен, я же предпочитаю квадратные индельми.
    - А почему ты показал пять пальцев, когда он показал три? - снова спросил сановник.
    - Я понял, что гость ест три раза в день, я же хочу есть пять раз.
    - А почему ты показал пальцем на рот, когда гость поднял подол?
    - Наверное, он хотел сказать, что больше всего его беспокоит одежда, я же забочусь только о пропитании - вот и показал на рот.
    Придворные расхохотались, но тут же смолкли, и лица их приняли серьезное выражение, словно они решали важное государственное дело.
    Перевод Вадима Пака

ПОДВИГ КРЕСТЬЯНСКОЙ ДЕВУШКИ

    В начале тринадцатого века на Корею напало вражеское войско. Все города, все селения на борьбу поднялись. Только не смогли врагов удержать. Дошли до самой западной столицы - Пхеньяна, окружили и стали обстреливать. А после всей страной завладели. Сколько героев погибло в мужественной борьбе, и сказать трудно. Варвары убивали людей, народное добро грабили, всех злодеяний и не перечесть.
    Жила в ту пору в Пхеньяне дочь одного крестьянина, бежать не успела и оказалась в осажденном городе. До того хороша - глаз не отведешь, настоящая красавица. Приметили ее враги и заставили своему полководцу прислуживать.
    А надобно вам сказать, что была та девушка единственной дочерью. И так ее отец горевал, так сокрушался! И решил во что бы то ни стало разыскать дочь. Пробрался за крепостную стену, долго ходил по городу и наконец узнал от людей, что дочь его в прислугах у вражеского начальника. Не знает отец, как с дочерью встретиться, думал, думал и придумал. Раздобыл денег, подошел к стражнику и сказал, зачем пришел. А стражник его схватил и давай допрашивать.
    "Недаром говорят: от одной шишки хотел избавиться, вторую заработал", - с грустью думал старик. Стал он стражнику объяснять, да так вежливо, что ничего ему не надо, только с доченькой свидеться.
    Смотрит - подобрел стражник. Вытащил тут старик деньги и стражнику сунул.
    Говорит ему стражник:
    - Наш командир, как только завечереет, посылает твою дочь к колодцу, холодненькой воды ему принести. Пока не выпьет водицы - спать не ложится. Ступай незаметно к колодцу и жди. Придет твоя дочь.
    Пробрался старик к колодцу, стал дожидаться. Уже где-то к полуночи дверь опочивальни командира открылась, девушка из двери вышла, к колодцу пошла. Окликнул старик дочку, а у самого голос дрожит.
    Увидела девушка родного отца, на шею ему бросилась, плачет.
    - Абади[*], как вы здесь очутились? - спрашивает.
    [* Абади - отец.]
    Стоят они, молчат, от счастья слова не вымолвят. Говорит дочка:
    - Жди меня здесь, отец!
    Пошла она обратно в опочивальню, вдруг видит старик - снова идет, маленькую шкатулку несет. Принесла и так старику сказала:
    - Думала, так и умру, не увижусь с тобой. А увиделась - ничего мне теперь не страшно.
    Отдала она шкатулку отцу, в ней драгоценности да бумаги казенные, велела быстрее домой возвращаться, шкатулку корейскому военачальнику передать.
    Невмоготу старику с дочерью расставаться, но ничего не поделаешь, крепко обнял он дочь на прощанье, поспешил за ворота.
    Поднялся утром переполох во вражеском стане: у командира шкатулка пропала с драгоценностями и казенными бумагами, а прислуга-красавица утонула в колодце. Наверняка это дело рук разведки Коре, решили враги. Они не только шкатулку похитили, но и прислугу утопили в колодце. После поняли враги, что это простая крестьянская девушка на подвиг пошла. Весь народ Коре подняла против завоевателей.
    Испугались враги, сняли осаду с Пхеньяна, отступили на север.
    Перевод Вадима Пака

ПРЕДАНИЕ О ЧЕСТНОМ ОСА

    [* Оса - тайный королевский советник - ревизор.]
    Был у богача Тоха, правителя округа, сын Торен. Шестнадцать ему сравнялось. Послушнее да почтительней во всей округе не сыщешь. Неподалеку жила Чхун Хян[*]. И красотой, и честностью, и скромностью - всем взяла, да разве позволит важный правитель сыну взять в жены простую танцовщицу? Но так любили молодые люди друг друга, что решили тайком пожениться.
    [* Чхун Хян - весенний аромат.]
    - Вот сдам экзамен на должность, - сказал Торен девушке, - признаюсь во всем отцу, и станем мы с тобой жить не таясь.
    Сказано - сделано, поженились Торен с Чхун Хян.
    И надо же такому случиться, чтобы король призвал в столицу отца Торена, казначеем королевским его сделал. Поспешил Торен к любимой с печальной вестью.
    - Милая моя, Цветущая весна! Поеду я с отцом в столицу, сдам экзамен и тотчас ворочусь.
    Горюют молодые - разлука хуже смерти.
    Уехал отец Торена, жену с сыном увез, а на его место другой правитель приехал. Злой, несправедливый. Только и знает что праздность да разгул. А народ от поборов стонет. Услыхал он про красоту Чхун Хян, захотел ее в жены взять, а Чхун Хян говорит:
    - Не пойду я за тебя, я мужа своего люблю, Торена.
    Велел правитель бросить ее в тюрьму, в цепи заковать.
    Томится бедная в темнице, сколько дней, сколько месяцев - не знает. Цепи ей руки-ноги изранили, горло сдавили - дышать не дают. Уже и сил не осталось - ноги не держат.
    Жалеет ее тюремщик, чем может - поможет. Мать к ней приходит, просит-молит правителю покориться, от смерти верной спастись. Чхун Хян и слышать не хочет.
    А Торен в это время науку постигал, к экзамену готовился. С нетерпением ждал, когда наконец король призовет молодых людей на испытание. И вот наступил долгожданный день. Со всех концов страны потянулись в столицу юноши. С трудом разместились на постоялых дворах. У кого знакомые были в столице, те у знакомых остановились.
    Экзамены обычно проходят на невысоком холме за королевским садом. Для короля строят богато убранную беседку, вокруг беседки - забор, на заборе - ковры да циновки, чтобы юношам короля не было видно. Напишет экзаменующийся сочинение, свернет свиток и через забор перебросит. Солдаты соберут свитки, королю несут. Королевские помощники их прямо тут и читают.
    Пройдет несколько часов, и молодые корейские чиновники готовы.
    Так и поныне.
    Торен первым написал сочинение, за забор бросил. Королю сочинение понравилось. Он призвал юношу, похвалил, велел поднести ему три кубка вина.
    - За здоровье короля! - воскликнул Торен. Король улыбнулся и протянул ему букет цветов.
    Победившему на экзаменах надевали мандаринскую шапочку в виде крыльев. Это означало, что любое приказание короля следует исполнять с быстротой полета птицы. Чиновники по сей день носят такие шапочки. Затем надели на Торена шелковое одеяние, до того яркое, что глазам больно, и с музыкой повели по городу. Через три дня пошел Торен короля благодарить за милость. Спрашивает король:
    - Какую ты хочешь должность?
    - Любую, только бы служить вам, - отвечает Торен. - А лучше всего пожалуйте мне должность оса. Нынче богатый урожай, как бы не обложили народ непосильными поборами, ведь для казны от этого пользы никакой.
    По душе пришлись королю такие речи. Приказал он пожаловать Торену должность оса и приказ скрепить королевской печатью. Переоделся Торен нищим, спрятал бумагу с королевской печатью подальше за пазуху и отправился в путь - теперь он узнает, как живет народ, услышит жалобы на бесчестных, несправедливых чиновников, королю обо всем доложит. Слуг Торен вперед послал, в те края, где жила его Чхун Хян.
    Наступила весна. Зазеленели деревья. Началась пахота. Подошел Торен к старику пахарю, с ним разговор завел, как живется, хорош ли правитель.
    - О народе правитель наш не печется, только и знает, что обирать, а деньги пропивать. А до чего жестокий, безжалостный! Заточил красавицу Чхун Хян в темницу за то, что верность мужу хранит, а муж, негодяй, ее бросил. Того и гляди умрет, бедная!
    Будто ножом в самое сердце ударили Торена эти слова.
    Мигом добежал до деревни. Вот и дом Чхун Хян. Ничего в доме нет. Все продала старуха, чтобы помочь дочери. Вошел юноша и говорит:
    - Я Торен.
    Заплакала старуха и отвечает:
    - О горе, горе! Ты нищий! А нищий не может спасти мою дочь! О горе, горе…
    Ничего не сказал Торен старухе, да и что скажешь, пока дело не сделано. Расспросил только, где та тюрьма, и пошел туда. Не пустили его к любимой, так он по стене влез, до окна добрался.
    Увидела Чхун Хян мужа, заплакала, "бедный ты мой", говорит и мать позвала:
    - Мама, мама! Там еще осталось одно мое украшение, продай его, купи Торену одежонку… Не суждено, видно, нам счастье, так пусть хоть одежонку носит, пока не износит, меня вспоминает. Приюти его, матушка, накорми, обогрей!
    Слушает Торен и сам чуть не плачет, а сказать правду не может, с бесчестным правителем надо ему рассчитаться, в дурных делах его разобраться.
    Услышал Торен, что пир устраивает правитель, и решил прямо к его дому пойти. А там с самого утра народу собралось видимо-невидимо. Правитель уже захмелел, да и гости тоже.
    - Пустите нищего на пир! - крикнул Торен. - Таков обычай.
    Тут правитель как заорет:
    - Убирайся вон!
    А гости просят:
    - Пусть останется! Потешимся вволю!
    Говорит тогда правитель:
    - Ладно, садись в углу, ешь.
    - С какой стати я в угол пойду? Ты с гостями меня посади!
    Как засмеялись тут гости! Как стали над нищим глумиться! Долго терпел Торен, а потом сказал:
    - Доводилось ли вам, богачам, выслушать нищего?
    - Пока не доводилось. Что же, говори!
    - Вот что я вам скажу: слезы бедных для правителя-лихоимца то же масло, которым он приправляет еду.
    - Схватить негодяя! - крикнул правитель. - Кнутом его отстегать… бросить в темницу!
    Бросилась стража к Торену, а он высочайший указ развернул, с королевской печатью.
    Так и ахнули все, насмерть перепугались. Шепчут:
    - За каждым ведь грех водится!
    А Торен облачился в одежды, приличествующие его сану, велел препроводить правителя в столипу под конвоем, на королевский суд, на его место назначил другого чиновника, а за бедной Чхун Хян послал паланкин.
    Увидела Чхун Хян мужа, глазам своим не верит, без памяти упала. Управился Торен с делами, в столицу воротился с красавицей женой, свадьбу сыграли.
    Пожаловал король Торену еще более высокую должность, не обошел своей милостью и жену его. Любят Торена подчиненные за честность его и справедливость. Не нахвалятся теперь родители Торена невесткой. Прожили Торен с Чхун Хян до глубокой старости. А детей сколько народили! И не счесть.
    Перевод Вадима Пака

ТО МИ И ЕГО ЖЕНА

    Жил в столице государства Пэкче[*] человек по имени То Ми. И была у него жена, да такая красавица, что второй во всем свете не сыщешь. А уж до чего добродетельна! Слух о ней прошел от столицы до самых глухих уголков страны и дошел наконец до ушей четвертого короля Пэкче - могущественного Кэ Ру-вана.
    [* Пэкче - королевство на Корейском полуострове (18 гг. до н. э. - 600 гг. н. э.).]
    Только не поверил король в добродетельность жены То Ми, подумал с усмешкой: "Не бывает добродетельных женщин, а красавиц - и подавно". И приказал король привести во дворец То Ми.
    Предстал То Ми перед королем, замер в глубоком поклоне, ждет повелений.
    - Это ты и есть То Ми? - спрашивает король.
    - Я, мой повелитель, - отвечает То Ми.
    - Скажи, То Ми, какая из добродетелей, по-твоему, самая главная? - снова спрашивает король.
    - Женская верность, мой повелитель, - отвечает То Ми.
    - И ты думаешь, женщина может всю жизнь хранить верность мужу? - спрашивает король.
    - Может, мой повелитель, - отвечает То Ми.
    - Может устоять перед льстивыми речами, не поддаться искушению? - опять спрашивает король.
    - В душу каждой женщины не заглянешь, но в своей жене я уверен, - гордо отвечает То Ми.
    И решил король испытать жену То Ми. Самого То Ми оставил во дворце, в услужение взял, а к жене его послал переодетого королем сановника.
    Вперед поскакал слуга известить о прибытии могущественного короля, следом за слугой двинулась пышная королевская процессия.
    Был поздний вечер, когда сановник прибыл к дому То Ми.
    Увидела жена То Ми королевскую процессию, склонилась в низком поклоне, шевельнуться не смеет.
    А мнимый король сошел с паланкина, воссел на террасе и спрашивает, да так грозно:
    - Где жена То Ми?
    - Это я, - отвечает женщина, а у самой голос дрожит.
    - Давно слыхал я о твоей красоте и хотел взять тебя во дворец, но решил сперва с твоим мужем поговорить. Третьего дня предстал он передо мной, сели мы с ним в карты играть, и мне повезло - твой муж тебя проиграл. Так что отныне ты принадлежишь мне. Завтра же увезу тебя во дворец. Собирайся в путь! Живо!
    Словно гром грянул среди ясного неба. Поняла жена То Ми, что это обман. Что не стал бы муж на нее в карты играть. Что верит он в ее добродетель… Разве что силой его принудили от нее отказаться.
    "Я скорее нарушу приказ короля, чем супружескую верность, - решила женщина. - Не мог То Ми от меня отказаться".
    Будь перед ней не король, она плюнула бы негодяю в лицо и убежала, но с королем шутки плохи, и женщина почтительно ответила:
    - Пройдите в опочивальню, ваше величество, а я мигом переоденусь.
    Женщина проводила непрошеного гостя в опочивальню, а сама прошла в соседнюю комнату, чтобы собраться с мыслями. Пока она думала да гадала, появилась служанка, предложила госпоже скрыться, а это дело поручить ей - она знает, что делать.
    Жена То Ми потихоньку ушла, а служанка переоделась в ее платье и отправилась в опочивальню.
    Какова же была ярость короля, когда спустя несколько дней он узнал, до чего ловко провела его жена То Ми.
    Опозоренный, король решил жестоко расправиться с мужем и женой.
    По приказу короля То Ми объявили преступником, выкололи ему глаза, посадили в лодку без руля и паруса и пустили лодку в бурную реку.
    Жену То Ми доставили во дворец - король решил сделать ее своей наложницей.
    - Мне ничего не остается, как покориться воле вашего величества, - едва сдерживая гнев, промолвила женщина. - Осиротела я, не на кого мне опереться. Только будьте великодушны, дозвольте ненадолго вернуться домой, делами распорядиться.
    Поверил король женщине, отпустил.
    А жена То Ми вышла из дворца и побежала к реке, вдруг лодку с мужем увидит. Но река как ни в чем не бывало катила свои воды, волны плескались о берег, да с печальным криком носились чайки. Лодки и след простыл.
    Заплакала женщина в голос, клянет свою несчастную долю, а сама на воду нет-нет да и взглянет, может, хоть тело мужа всплывет. Смотрит и причитает:
    - Безвинно погиб муж мой! Как мне теперь жить без него! Остается одно…
    Женщина уже решилась броситься в реку, а откуда ни возьмись - лодка пустая, нет в ней никого. Подплыла лодка к берегу, остановилась прямехонько против жены То Ми.
    "Странно", - подумала жена То Ми, но в лодку села и приплыла к острову Хвансондо.
    Выскочила женщина на берег, смотрит - муж лежит в беспамятстве.
    Долго лежал, потом очнулся. Обнялись муж с женой, плачут от радости. Поели кореньев, голод утолили, в лодку сели и навсегда покинули страну Пэкче - уж очень жестоко с ними обошелся король.
    Приплыла лодка в соседнее государство Когуре, в местечко Сансан.
    Жалеют жители Когуре мужа с женой, утешают, как могут, а короля осудили, тирана безжалостного!
    Перевод Вадима Пака

ЛЮБОВЬ ЮНОШИ ПЭКУНА И ДЕВУШКИ ЧЖЭХУ

    Случилась эта история во времена правления Чинхынвана [*], двадцать четвертого короля Силла.
    [* Чинхынван правил страной в 540 - 576 гг.]
    Жили в столице Силла - Кендю - два чиновника. С самого детства не разлучались. В одной деревне росли и так подружились, что водой не разольешь. Выросли, сдали государственные экзамены на должность, служить стали, дружить не перестали.
    Родились у них дети в один день, в один час, у одного - сын, у другого - дочка. Мальчика Пэкун назвали, девочку - Чжэху.
    Встретились друзья, принялись поздравлять друг друга, а отец Чжэху и говорит:
    - Чудеса, да и только! В один день, в один час родились у нас дети. Так, видно, Небу было угодно. Не будем же гневить Небо! Делить детей на твоих и моих! Вырастим вместе, а после поженим.
    Отцу Чжэху не пришлось долго уговаривать отца Пэкуна, и в честь помолвки друзья устроили пир.
    Так с самого рождения Пэкун и Чжэху были помолвлены.
    Прошло десять лет и еще четыре года. Пэкуна за его красоту и добрый нрав взяли в хвараны[*]. Не уступала ему и Чжэху - она стала настоящей красавицей. Да и талантами их судьба не обидела. Все только и говорили о счастливой паре.
    [* Хваран - в Древней Корее придворный мальчик, паж.]
    Но тут случилась беда - ослеп юноша. Каких только лекарств отец с матерью не испробовали - ни одно не помогло. Не видел больше белого света Пэкун.
    Плачет юноша, горькими слезами обливается, только не может никто помочь его горю.
    Жестоко обошлась с Пэкуном судьба! Ведь из хварана он мог в недалеком будущем стать важным чиновником и прославиться. А главное - у него была прекрасная Чжэху!
    И вот теперь все безвозвратно ушло. А тут еще отец Чжэху нарушил уговор, изменил давней дружбе с отцом Пэкуна, решил выдать дочь за Ли Ке Пхена, правителя Мучжина. Зачем ему слепой зять?
    Мало-помалу от Пэкуна все отвернулись, и он остался совсем один. Смирился юноша со своим горем, никого не винит, не сетует на судьбу, но тяжесть камнем легла на душу.
    И все же мир не без добрых людей.
    Был у Пэкуна друг Ким Чхон, тоже хваран, как и Пэкун. Не бросил он юношу, навещал, как мог утешал. Был он несловоохотлив. Не заговоришь с ним, так он весь день промолчит. До того скромен, что и сказать трудно. Одного не терпел Ким Чхон - несправедливости. И тут уж пощады от него не жди. Глаза горят, здоровенные кулаки так ходуном и ходят. Пока не попросит прощенья обидчик, Ким Чхон не успокоится. Друзья это знали и побаивались юношу. Ким Чхон с Пэкуном одногодками были. Сильный и ловкий Ким Чхон не знал себе равных в стрельбе из лука. Теперь, когда к Пэкуну пришла беда, Ким Чхон ни днем ни ночью не отходил от ослепшего друга и весь свой гнев обратил против отца Чжэху.
    - Его и человеком не назовешь, - говорил Ким Чхон. - Ему бы отговаривать дочь за другого замуж идти, а он на такую подлость решился! Ни один чиновник в Силла ничего подобного себе не позволил бы!
    Слушает Пэкун, молчит. Слова не скажет. Будто безразлично ему. Да и не обидно вовсе. А время не ждет, быстро идет. Уже не за горами день свадьбы правителя Ке Пхена с красавицей Чжэху.
    Пошел Пэкун к лотосовому озеру. Полюбилось оно юноше. Частенько приходил он сюда побродить.
    Дует теплый майский ветер в лицо. Ласково пригревает солнышко. Так хорошо пахнет вокруг! Птички щебечут, букашки жужжат.
    Каких только цветов нет на берегу! И пионы, и розы, и азалии. А на самом озере расцвели лотосы, плещутся, играют в солнечных лучах рыбки. Небо ясное, так и светится.
    Думает юноша свою невеселую думу. Прошлое вспоминает. Не вернуть его, как прекрасный сон. Вдруг слышит - шорох. Подошел к нему кто-то и говорит:
    - Сколько страданий выпало на твою долю!
    А в голосе боль и тоска.
    Очнулся Пэкун, голову поднял, спрашивает:
    - Кто ты?
    Голос знакомым ему показался. Только чей он, не знает Пэкун. Невдомек ему, что это Чжэху сюда пришла. Отвечает девушка:
    - Это я, Чжэху. - На траву опустилась, заплакала горько. По сердцу будто ножом полоснули. Жаль ей Пэкуна! Такой был красавец, хваран, непременно стал бы важным сановником. И надо же случиться такой беде!
    Перестала наконец Чжэху плакать, вытерла слезы, рассказала Пэкуну, что силой ее заставили идти замуж, что любит она по-прежнему Пэкуна, но против воли отца не может пойти, хотя стыдно ей за него, вероломного.
    Говорит девушка, а у самой голос дрожит:
    - Если решил ты со мной расстаться, тогда и говорить не о чем, а хочешь на мне жениться - сделай, как я скажу. Попрошу я отца отпустить меня в Мучжин, будто бы свадебный обряд справить, а ты тоже туда иди. Встретимся и убежим в Кенчжу.
    Пэкун так обрадовался, словно прозрел.
    Наступил долгожданный день. Следом за Чжэху отправился в Мучжин и Пэкун, а с ним - поводырь. Идут они через горы крутые, через высокие скалы, добрались наконец до Мучжина.
    Встретились молодые, взялись за руки, только их и видели. Бегут, ног под собой не чуют. Добежали до горного ущелья, вдруг откуда ни возьмись - разбойник, настоящий великан. Ростом - шесть чхок[*], не меньше. Глаза - что твои колокола.
    [* Чхок - мера длины, равная 3, 79 см.]
    Говорит разбойник:
    - Отдай девушку. Хотел я забрать ее у правителя Мучжина, да не пришлось. А теперь вот она сама здесь.
    Сказал так великан, схватил Чжэху и был таков.
    Стоит Пэкун, не знает, что делать. Слепой ведь, ничего не видит. Упал на землю, заплакал в голос.
    Вдруг слышит - кто-то бежит. А это Ким Чхон. Выпустил он стрелу в великана-разбойника, сразил его наповал. Подвел Чжэху к Пэкуну и говорит:
    - Услышал я, что ты в Мучжин отправился, дай, думаю, пойду следом, нелегко тебе, слепому, придется в пути. Но что такое могло с тобой приключиться, мне невдомек было. Хорошо, что вовремя подоспел.
    Взял Ким Чхон руку девушки, вложил в руку юноши.
    А Пэкун слова сказать не может от радости. Вдруг из глаз его слезы брызнули. Хоть и слепой он, а кажется, нет счастливее его человека на свете. Ведь рядом самая лучшая в мире девушка и самый верный, преданный друг.
    Перевод Вадима Пака

КАК ХО ДОН НА КНЯЖЕСКОЙ ДОЧКЕ ЖЕНИЛСЯ

    Случилось это в государстве Когуре, во времена короля Тэмусинвана[*].
    [* Тэмусинван правил страной в 18 - 43 гг.]
    Давным-давно напало соседнее государство на Акнан, владение Тэмусинвана, и захватило его. И решил король отвоевать свои земли.
    А в стране врага в ту пору поднялась великая смута. Династия пала. Война меж князьями пошла. Никак власть не поделят. Про Акнан и вовсе забыли.
    А в Акнане, в королевском дворце, горн и барабан спрятаны. Сила волшебная в них. Всем известно: горн затрубит, барабан загремит - значит, враг близко. Знает Тэмусинван: пока горн да барабан целы, не взять ему Акнана. И вот что придумал король.
    Решил он послать в Акнан сына своего, наследника Хо Дона. Переоделся принц, не признать его, в путь отправился. Велел ему король во дворец пробраться, барабан разбить, горн разломать. Семнадцать годков Хо Дону сравнялось, а силы и храбрости ему не занимать, И грамоте обучен Хо Дон, метко из лука стреляет, на коне быстро скачет. А до чего пригож! Лицо - белое, румяное, глаза - яркие звезды в ночи; улыбнется - что дитя малое, во весь рост встанет - силища в нем богатырская. Недаром его Хо Доном зовут - Прекрасным юношей.
    Пришел Хо Дон в столицу Акнана, стал думать, как в королевский дворец попасть. А тут как раз охоту устроили в честь весеннего жертвоприношения духу Земли. Два раза в год приносят жертвы духу Земли - весной и осенью. Весной молят духа о хорошем урожае, осенью - благодарят за урожай.
    Народу на охоту собралось видимо-невидимо. Впереди ехал верхом на коне сам князь Цой Ри, за ним - целая свита чиновников и военачальников. Отправился на охоту и принц Хо Дон. Зверья настрелял - еле тащит. Приметил его князь, во дворец пригласил и говорит:
    - Вижу я, ты из Когуре. Кто ты такой?
    Отвечает юноша:
    - Я - когуреский принц Хо Дон.
    Вскричал тут князь:
    - Неужто ты - тот самый прославленный принц Хо Дон? Поистине, нет тебе равных по силе и красоте! - Сказал так князь и спрашивает: - Зачем пожаловал ты к нам, принц Хо Дон?
    Поклонился юноша низко и отвечает:
    - Поучиться хочу у вас, науки всякие постигнуть. Науками ваша страна на весь мир славится.
    Обрадовался князь и говорит:
    - Раз так, почему твой отец, достойнейший из достойных Тэмусинван, меня об этом не известил? Я помог бы тебе одолеть все науки.
    Поселил князь Хо Дона у себя во дворце, стал тот книги читать, науки постигать. А у князя одно на уме: дочку в жены Хо Дону отдать, чтобы трон свой сберечь, - сильная страна Когуре, нет ей равных.
    А дочь у князя - краше не сыщешь.
    Живет во дворце Хо Дон, днем учится, а ночью горн да барабан ищет.
    Ублажает князь юношу, всяческие почести ему оказывает, учителей самых лучших пригласил. Хо Дон как ночь, так по дворцу рыщет. А во дворце что ни шаг, то стражник, муравью и то не пролезть. Ищет Хо Дон, ищет, все уголки обыскал - нет ни горна, ни барабана.
    Опечалился юноша, не знает, что делать. Велел ему отец во дворец пробраться, барабан разбить, горн сломать. Во дворец он пробрался, а барабан с горном никак не найдет. Берегут их словно зеницу ока.
    И вдруг беда на него свалилась. Позвал князь принца к себе в покои и говорит:
    - Хочу я тебе дочку свою в жены отдать. Не так она хороша, как ты, но и не безобразна. Если согласен, стань моим зятем.
    Оробел тут Хо Дон. Не знает, как быть.
    А князь опять говорит:
    - Не стану тебя торопить. Ты подумай!
    Решил тут Хо Дон, что это делу может помочь, и согласился, взял в жены княжну. И надо же такому случиться - полюбил он ее всем сердцем.
    Только не забыл Хо Дон наказ отца, долг свой перед страной помнит. Тяжко ему у любимой жены выспрашивать да выведывать, где горн и барабан спрятаны. Узнает она про его обман - тогда и любви их конец. Ни сна не знает принц, ни покоя не ведает. Нельзя ему нарушить приказ отца, достойнейшего из достойных Тэмусинвана. И жену с каждым днем все больше любит, души в ней не чает.
    Думал он, думал и наконец придумал, что делать. Сказал он жене и тестю, что должен съездить домой.
    Огорчилась княжна и говорит:
    - Как же ты покинешь меня одну?
    Отвечает Хо Дон:
    - С отцом свидеться надобно.
    Спрашивает жена:
    - А что у тебя за дело к нему?
    - Хочу прощенья у батюшки вымолить за то, что женился без его на то воли, и благословения родительского испросить, чтобы не прогневался батюшка, когда мы пред его очи предстанем.
    Ничего не ответила княжна, горько заплакала.
    Обнял Хо Дон жену, утешать стал:
    - Грустно мне с тобой разлучаться, - говорит, - да делать нечего! Благословит нас батюшка - паланкин за тобой пришлю. А до той поры придется нам врозь пожить.
    Спрашивает княжна:
    - А благословит он нас, батюшка твой?
    Отвечает Хо Дон:
    - Благословит, не печалься, милая моя жена!
    Говорит княжна:
    - Возвращайся скорее, любимый! В разлуке каждый час годом покажется. Весточку поскорее подай!
    Ничего больше княжна не сказала.
    И князь перечить Хо Дону не стал. Надо юноше с родным отцом свидеться, благословение родительское получить.
    Простился с женой Хо Дон, в путь отправился. Увидел король сына - не нарадуется. Поведал отцу Хо Дон все по порядку - как во дворец пробрался, как поселился там, как горн с барабаном искал - не нашел. И про план свой поведал.
    Живет Хо Дон в Когуре, а жена что ни день весточку ему с гонцом шлет. Тоскует в разлуке, благословения короля Когуре ждет не дождется. Только не отвечает ей Хо Дон до поры.
    Тревога в сердце княжне змеей заползла. Просит она любимого воротиться, бессердечным зовет, в вечной любви клянется.
    Месяц прошел, послал Хо Дон княжне весточку, Написал, не дает король своего родительского благословения. Как ни просил, как ни молил Хо Дон - все напрасно! Тяжко это Хо Дону писать, легче руку себе отрубить, которая кисть держит, да ничего не поделаешь. Готов король согласиться, но при одном условии. Каком? Об этом Хо Дон не смеет княжне написать. Оно и стране Акнан во вред, и самой княжне.
    Упрям король - его не уговоришь, на своем стоит, не уступит. Знает - нельзя его условие выполнить! Не придется, видно, Хо Дону в этой жизни с княжной свидеться. Может, в иной жизни найдут они свое счастье? Утирает он слезы горькие, с любимой навеки прощается, судьбу несчастную проклинает…
    Написал Хо Дон письмо - тяжело на душе стало! Обманул он жену свою любимую! На хитрость пошел.
    Прочла княжна письмо, слезами залилась, весточку послала с гонцом.
    Что за условие такое, спрашивает. Разве не дали они друг другу клятву любви и вечной верности? Почему же он ей всю правду не откроет? Не пожалеет она сил, любое условие выполнит! Чего не сделаешь для любимого?
    Знал наперед Хо Дон, что напишет княжна.
    И вот что он ей ответил:
    "Сказал король, что хранятся в акнанском дворце горн и барабан. И мешают они жить нашим странам в согласии, доверять друг другу".
    Как же может взять когуреский принц в жены акнанскую княжну? Ведь барабан и горн - сокровища страны Акнан! Так что придется нам покориться судьбе и жить в разлуке, решил Хон Дон напоследок.
    Вскорости пришел ответ от княжны. Написала она Хо Дону, что разбила барабан и сломала горн. Выполнила свой супружеский долг и теперь может стать подданной Когуре.
    Узнал Хо Дон, что нет больше ни барабана, ни горна, повел войска на Акнан. Одолел он врага, вошел в столицу, поспешил во дворец.
    А любимой его княжны в живых нет.
    Узнал князь, что разбила дочь барабан и горн, расправу над ней учинил. Стоит посреди зала, кинжал окровавленный в руке держит. В глазах тоска и отчаяние. Увидел князь Хо Дона, будто ото сна очнулся и говорит:
    - Кончилась наша борьба, принц. Что должно было случиться, то и случилось. Корысти ради отдал я тебе единственную дочь в жены. Я первый замыслил недоброе и жестоко поплатился за это. Занесенный мною топор на меня же и опустился.
    Выронил князь кинжал, опустил голову. Тут из города донеслись победные крики воинов Когуре.
    Ночь наступила. Поднялся Хо Дон на крепостную стену. На меч свой богатырский оперся. Тоскливо ему, одиноко.
    Стояла поздняя осень. Тишину вокруг нарушал лишь прощальный крик журавлей.
    Верой и правдой послужил Хо Дон своей стране. Земли предков отвоевал. Только прожил он весь век с тоской в сердце!
    Перевод Вадима Пака

КАК СЕ ДОН С КОРОЛЕМ ПОРОДНИЛСЯ

    Жил в королевстве Пэкче Се Дон. Малый ловкий, сметливый. Ходит по городу, батат продает, чтобы отца с матерью прокормить, а сам все высматривает, к чужим разговорам прислушивается. Узнал Се Дон, что красавица Сон Хва, третья дочь короля, на выданье, стал думать-прикидывать: "Вот бы мне с королем породниться, министром бы он меня сделал". Лишился Се Дон покоя, не спит, не ест, возле королевского дворца ходит. Хоть бы одним глазком поглядеть на принцессу, мечтает. И вдруг придумал, как это сделать. Взял да песенку сочинил. И с товаром своим прямо к главным воротам дворца отправился. Пришел - песенку запел:
    Откройтесь, двери и палаты, встречай любимого, Сон Хва, нет у Се Дона ни чинов, ни злата, но быть тебе его женой - гласит народная молва.
    Стражники рты пораскрывали, а как опомнились и вдогонку бросились, Се Дона и след простыл.
    Поднялся во дворце переполох. Какой-то голодранец у королевского дворца песенки охальные распевает! Змеей поползла по дворцу молва - королевская дочь обесчещена!
    - Негодная, позоришь меня! - напустился король на дочь и тут же велел слугам отвезти ее в дальний храм и там запереть. А Се Дону только этого и надо. Дождался он на горной дороге, пока паланкин с Сон Хва понесут, и вместе с дружками похитил ее.
    - Любимая, теперь ты навеки моя, - сказал он девушке, как только та очнулась.
    Поселились молодые в одинокой хижине, в глуши, и думают: как бы сделать, чтобы король сменил гнев на милость? Думали, думали и придумали: попросил Се Дон охотников пойти к королю да сказать, что дочь его Сон Хва живехонька-здоровехонька, что похитил ее не простой смертный, а сын духа гор, что желает дух войти во дворец и во всем королю помогать, другом ему быть.
    Не стал король зла держать, простил дочь, слуг за молодыми послал.
    Встретили во дворце Се Дона и его жену со всякими почестями. Пир на весь мир устроили. Получил Се Дон чин хварана, все мечты его сбылись. А вскорости стал он королем Муван-чо - королем династии Пэк-че - и правил страной 44 года.
    Перевод Вадима Пака

КАК ОНДАР-ДУРАК ПРИНЦЕССУ В ЖЕНЫ ВЗЯЛ

    Случилось это во времена двадцать пятого короля Когуре - славного Пхенганвана[*]. Жил возле Пхеньяна, у крепостной стены, юноша Ондар со своей старой слепой матерью. Любил юноша мать, почитал. Бедные они были, беднее некуда. Не всегда ели досыта. Пойдет Ондар в горы, найдет кору вяза да корни аррорута - вот и весь их обед. А не найдет - пагачжи[**] берет, к крепостной стене идет, подаяние просит.
    [* Пхенганван правил в 559 - 590 гг.]
    [** Пагачжи - черпак, ковшик для воды из высушенной половинки тыквы-горлянки.]
    Вымахал Ондар ростом с богатыря - шесть чхок, почитай, будет. Скроен ладно, сбит крепко.
    Нет у Ондара одежонки, прикроет кое-как тело лохмотьями, в соломенные сандалии обуется, так и ходит зимой и летом. Волосы разлохмаченные, лицо грязное, неумытое, только два больших глаза блестят.
    Смеются над Ондаром, потешаются люди, дураком зовут. Дивятся: так мать почитает, что подаяние ради нее собирает. Разве не дурак?
    А юноша и не дурак вовсе. Ума ему не занимать. А какой сильный да храбрый! И лицом пригож. Его бы отмыть да причесать - парень хоть куда! Разве не обидно Ондару, что его дураком прозвали? Но такая уж у бедняка доля - терпеть да страдать.
    Была у короля Пхенганвана единственная дочь. Умница да красавица. А до чего добра! Что к бедняку, что к богачу - ей все едино. Одно плохо: чуть что - плачет принцесса, слезами заливается, прозвали ее за это плаксой. Дадут ей много каши - плачет, мало - тоже плачет. Спать хочет - плачет, не хочет - опять плачет.
    Души не чает король в дочке, не ругает ее, уговаривает:
    - Не плачь! Будешь плакать - отдам тебя замуж за дурака Ондара. Знатный юноша на такой плаксе не женится. - Уговаривает, а сам смеется. Шутит король, не всерьез говорит.
    Время летит незаметно. Выросла принцесса. Еще краше стала, еще добрее. Шестнадцать лет ей сравнялось. Не плачет больше принцесса, и плаксой ее никто не зовет. Стал ей король жениха искать и выбрал сына сановника - Ко. Сам сановник когда-то помог Пхенганвану взойти на престол.
    Всем хорош жених: и знатен, и богат, и рода древнего. А уж как из лука стреляет да на коне скачет! Любого обскачет. И на охотничьих состязаниях в Акнане осенью и весной не найти ему равных. Только не о нем мечтает принцесса - об Ондаре-дураке! Не по душе принцессе жених. Только и знает, что богатством своим хвалится да знатностью, других презирает. Но что поделаешь - такова воля отца. В честь жениха пир устроил король во дворце. Облачился король в парадное одеяние, золотую корону надел. Рядом с собой жениха усадил. А какое платье на женихе! Так и сверкает разноцветными каменьями.
    Вот музыка заиграла, засияли огни, появились сановники в пышных одеждах - будто все звезды, что в небе сияют, все цветы, что растут на земле, сюда собрались.
    Ждут король и гости принцессу - а она не идет. Посылают за ней раз, другой, третий - наконец появилась. Платье на ней - самое простое, не к случаю. Будто и не невеста она. Подивился король, спрашивает:
    - Что с тобой, дочь моя?
    Отвечает принцесса:
    - Ты уж меня прости, отец, только не могу я выполнить твою волю.
    Не верит король ушам своим, в лице переменился. А принцесса спокойно говорит:
    - Помнишь, еще когда я маленькой была, ты сказал, что отдашь меня за Ондара. Не только королю, даже простолюдину не пристало нарушать свое обещание.
    Закричал тут король:
    - Ты мне перечить?!
    А принцесса на своем стоит:
    - Такова была твоя воля, и я не смею ее нарушить! Ни за кого не пойду, только за суженого!
    Рассердился король, соскочил с трона, как закричит:
    - Убирайся вон, дрянная девчонка, чтобы духу твоего во дворце не было!
    Сановники стоят да молчат. Никак в толк не возьмут, что случилось.
    А король говорит:
    - Ты мне больше не дочь, раз не желаешь выполнить мою волю.
    Сказал так король и удалился в покои. Увидели это сановники, не знают, что и делать. А принцесса из дворца убежала суженого своего искать, Ондара-дурака. Шла-шла, только под вечер его дом нашла. Стоит дом за крепостной стеной, у одинокого вяза.
    Вошла принцесса в дом, а Ондара нет, он в горы ушел, древесную кору собирать. Только старуха слепая сидит, вся в лохмотьях.
    - Здесь Ондар живет? - говорит принцесса.
    - А ты кто будешь? - спрашивает старуха.
    - Ондар ваш сын? - опять спрашивает принцесса.
    - Сын, - отвечает старуха.
    Отлегло у принцессы от сердца, стала она оглядываться да присматриваться. Вот какое жилище у ее суженого! Землянка, вырытая в горе, сверху корой древесной прикрыта, на случай дождя. Два проема вместо дверей мешковиной завешены. Ни разу такого принцесса не видела. Она и пешком никогда не ходила - на прогулку ее в паланкине несли, целая свита придворных.
    Подошла принцесса к старухе, взяла за руку, спрашивает:
    - Где ваш сын?
    Испугалась старуха, отодвинулась от принцессы и говорит:
    - А зачем тебе мой сын? Он ничего плохого не сделал. А что древесную кору в горах собирает да подаяние просит, так это от нужды. Ни в чем он не виноват.
    - А я и не говорю, что виноват, - отвечает принцесса, - только надобно мне с ним встретиться, хочу об одном деле его попросить.
    Не верит старуха, допытывается:
    - О каком еще деле? Не вижу я тебя, а запах чую: нежный, приятный! И руки ненатруженные - мягкие, будто вата. О чем же ты можешь просить моего бедного сына? Нет, не затем ты пришла!
    Долго уговаривала принцесса старуху, прежде чем та сказала, что в горы ушел ее сын, собирать кору вяза.
    - Вечереет уже, - говорит принцесса, - пойду-ка я Ондара встречать. - И вышла из дома.
    Бежит по тропинке принцесса, чуть было на Ондара не налетела - он как раз домой возвращался.
    Говорит принцесса:
    - Послушай, ты не Ондар?
    - А зачем я тебе? - спрашивает Ондар.
    И рассказала принцесса Ондару все как есть. Ушам своим не поверил Ондар и спрашивает:
    - Уж не тронулась ли ты умом?
    - Будь это все неправдой, как бы я очутилась здесь?
    - Не верю я тебе. То ли ты дух, то ли лиса-оборотень. Где это видано, чтобы принцесса вышла за бедняка? - Сказал так Ондар и убежал в страхе.
    Не рассердилась на Ондара принцесса, не обиделась. Подумала: не мог он в такое поверить.
    Всю ночь провела она под открытым небом, замерзла. А утром вошла в землянку. Говорит ей старуха:
    - Где это видано, где это слыхано, чтобы принцесса за бедняка замуж пошла? В бедном доме жила?
    Отвечает принцесса:
    - Еще в старину говорили: люди могут быть счастливы, даже если делятся меркой зерна, а одежду шьют из лоскутков полотна. Для любви не нужны ни богатство, ни знатность.
    Что тут скажешь?
    И стала принцесса женой Ондара. Дом купила, вола. Она, когда из дворца убежала, золото с собой прихватила, серебро да каменья драгоценные.
    Живут муж с женой душа в душу. И поняла тут принцесса, что никакой Ондар не дурак. Лук ему купила, стрелы, коня. Чтобы выучился из лука стрелять да на коне скакать. Чтобы родине мог послужить верой и правдой.
    Что по силе своей, что по стати - никому не уступит Ондар. Смыл грязь с лица - до чего хорош стал! Глаза умные, живые - два звонких бубенца. А о сноровке и смекалке - говорить нечего. Только лук Ондар в руки взял - лучше всех стрелять стал. Только на коня сел - всех обскакал. Носится Ондар по горам и долинам, на зверей охотится. Искуснее охотника не сыскать.
    Наступила весна, пора, когда люди жертвы Небу приносят, и по этому случаю состязания охотников устраивают. Стал Ондар к состязаниям готовиться, а жена ему и говорит:
    - Ты самый искусный стрелок и самый лучший наездник. Ты всех победишь!
    Пусть теперь все узнают, какой у нее муж! И король пусть узнает! И бывший ее жених, хвастун Ко. Все сделала принцесса, чтобы муж победителем стал. Коня волшебного ему раздобыла. А конь - первое дело. Так ей конюх дворцовый однажды сказал. Хочешь врага одолеть - коня его за уздечку поймай! Ну и конечно же смелость нужна!
    И вот наконец наступил третий день третьей луны. День весеннего жертвоприношения Небу. И весной и осенью церемонию эту устраивают с особой пышностью в Акнане, неподалеку от Пхеньяна.
    С давних пор так повелось в государстве Когуре. Охотники в этот день убивают много разных зверей: оленей, косуль - и приносят их в жертву духам гор и рек. Весной молят Небо, чтобы земля уродила, а осенью благодарят за обильный урожай. Народу собирается видимо-невидимо. Прибывает и король со своей многочисленной свитой.
    Перед церемонией состязания устраивают. Из пяти районов столицы приходят пять лучших охотников. А кто сильный да смелый, тоже может попытать счастья.
    Весна только начиналась. Зацвели на холмах Акнана абрикосы, сливы и вишни. Давно сошел с реки Пхэган лед, к самой воде ивы склонились. Тепло! "Вокруг солнышко ярко светит. Восседает король в высоком да просторном паланкине, а рядом с паланкином стражи стоят, одежды на них золотые да серебряные, стерегут стражи короля.
    Пять охотников, пять главных соперников, так и сверкают доспехами. Простолюдины тоже принарядились, хвалятся друг перед дружкой, кто лучше.
    Проводила мужа принцесса на праздник и сама пошла, свекровь с собой взяла.
    Заиграла музыка. Выстроились в шеренгу охотники - собралось их тут несколько сот. Молодой Ко среди них. Весь в золоте, так и сияет. И шлем на нем золотой, и панцирь, и сам хорош да пригож. Только и Ондар ему не уступит, хоть нет на нем золотых доспехов. На голове - чольпхун[*], украшенный перьями. Костюм нежно-голубого цвета; на ногах - сапоги, в руках - лук с натянутой тетивой, за спиной - колчан со стрелами. А до чего статен! Ничуть не хуже воинов в богатых доспехах.
    [* Чольпхун - головной убор, который носили воины-когуресцы.]
    Стоит принцесса на склоне горы, не налюбуется мужем.
    Оглядел король стрелков, распорядитель дал знак, и началось состязание. С громкими криками рванулись всадники с места. Заржали кони. Шум поднялся на всю округу. Пыль поднялась до самого неба. Но вот всадники скрылись из виду, и все стихло.
    Стали тут люди гадать, кто победителем выйдет, решили:
    - Ко победителем выйдет, никто с ним сравниться не может, разве что небесный богатырь.
    Воротились охотники. Вперед дюжий парень вырвался, огромного кабана тащит. Не поймут люди: кто такой? Никогда в глаза его не видали. Только не сын это сановника, не молодой Ко! Ондар это был.
    Подбежал к королю распорядитель и говорит:
    - На состязании победил простолюдин Ондар, он за крепостной стеной живет.
    Зашумели тут все, закричали. Предстал Ондар перед королем. Смотрит на Ондара король, молчит. Долго смотрел, потом спрашивает:
    - Значит, тебя Ондаром зовут? - А сам глаз с Ондара не сводит.
    Поклонился тут низко Ондар и отвечает:
    - Да, ваше величество, Ондаром меня зовут.
    Усмехнулся король и говорит:
    - Но, уж конечно, не тот ты Ондар, которого дураком прозвали.
    Отвечает Ондар как ни в чем не бывало:
    - Тот самый, ваше величество, - гордо так отвечает.
    Любо-дорого посмотреть на Ондара. Настоящий богатырь! Что осанка, что лицо, что глаза! Понял тут король, что перед ним его зять, а сказать ничего не может, в себя никак не придет.
    А принцесса стоит в толпе, смотрит на мужа и улыбается. Ей ли не радоваться! Сбылась ее заветная мечта. Никто теперь не посмеет сказать, что ее муж, ее Ондар - дурак.
    Напали как-то на Когуре вражеские воины. Против них выступил со своим войском сам король. Ондар храбро сражался в первых рядах и сыграл немалую роль в разгроме врага.
    Тогда наконец король признал его своим зятем, разрешил сыграть свадьбу и пожаловал Ондару титул тахена[*].
    [* Тахен - высший воинский титул при королевском дворе.]
    Пхенганвана сменил на престоле его сын Янганван. Пошел Ондар к новому королю и говорит:
    - Силла захватила наш северный край. Но люди не хотят жить в неволе. Дайте мне войско, и я отвоюю у врага земли наших предков.
    Знал король, какой преданный и храбрый Ондар, и дал ему войско.
    Хорошо тогда сказал Ондар:
    - Если не отвоюю наши земли, назад не вернусь.
    И Ондар не вернулся. Шальная стрела его сразила в битве с силланцами за крепость Адан. Пышно и торжественно хоронили героя. Но вот что странно - никто не мог сдвинуть гроб с места. Тогда к гробу подошла принцесса, погладила мужа рукой и сказала:
    - Из жизни надо уходить спокойно.
    Гроб тут же подняли и совершили погребение.
    Весь народ Когуре оплакивал Ондара.
    Перевод Вадима Пака

ЧЕРТОВ МОСТ

    Давным-давно жила в столице древнего государства Силла красавица Тохваран[*], она и в самом деле была хороша, как цветок персика.
    [* Тохваран - цветок персика.]
    Родилась она от наложницы, и не избежать бы ей людского презрения, не стань она преданной и верной женой.
    Далеко вокруг разнеслась слава о ее добродетели. День ото дня все почтительней относилась Тохваран к мужу. Жили супруги в полном согласии, поистине пара мандаринских уток[*].
    [* Пара мандаринских уток - символ супружеского согласия.]
    Дошла молва о Тохваран и до короля. Похвалил король Диндиван[*] добродетельную жену. И с того дня речь о ней заходила все чаще и чаще.
    [* Диндиван - 25-й король Силла.]
    Так было и на веселом пиру во дворце. А у короля, надобно вам сказать, женщина эта из головы не шла.
    Захотелось ему самому убедиться в ее добродетели.
    Окинул он взглядом приближенных и спрашивает:
    - Кто может привести эту женщину ко мне?
    Поняли придворные, что не шутит король, задумал, видно, взять Тохваран во дворец.
    Молчат все, что сказать - не знают, переглядываются, будто холодной водой их окатили. Но вот прозвучал в тишине голос старого сановника:
    - Да простит меня великодушно ваше величество. Говорят, многие пытались совратить Тохваран, но ни разу не поддалась она искушению, не нарушила супружеской верности. Как же ее сюда приведешь?
    Расхохотался король, спрашивает:
    - Неужто и мне откажет?
    - Да простит меня ваше величество, только вряд ли королевское повеление заставит ее нарушить обет.
    - Чем упорствовать, отправь-ка к ней лучше кого-нибудь от имени короля. Тогда и посмотрим, придет она или не придет.
    Передал гонец королевское повеление Тохваран, но во дворец вернулся один.
    - Разрешите доложить, ваше величество. Вот что просила вам Тохваран передать. Она весьма сожалеет, что слухи о презренной рабыне проникли через все девять врат дворца и осквернили королевский слух. Она не посмеет предстать пред королевскими очами. А за то, что дерзнула нарушить высочайшее повеление, готова сто раз умереть. Тохваран не верит, что справедливый король мог оказаться столь жестоким к своей рабыне. Она скорее умрет, чем нарушит обет супружеской верности.
    Выслушал король гонца и говорит:
    - Теперь я вижу, сколь добродетельна Тохваран.
    Досадно королю, но еще больше полюбил он красавицу и спрашивает:
    - А не будь у Тохваран мужа, она все равно противилась бы?
    Опять помчался гонец к Тохваран. Растерялась Тохваран, не знает, что и сказать, а потом нашлась и говорит:
    - Не будь у меня мужа, подчинилась бы королю, стала бы ему женой. Кто посмел бы меня осудить?
    Вернулся гонец, слово в слово передал королю, что сказала Тохваран.
    Еще больше полюбилась королю Тохваран, хотя он ни разу ее не видел. Надо бы избавиться от ее мужа. Но просто так его не убьешь.
    Никогда еще в королевстве Силла не было такого нерешительного и малодушного правителя, как Диндиван.
    От тоски ли по красавице или по какой другой причине, но вскорости захворал король и умер. Ненадолго пережил его и муж Тохваран.
    Среди придворных слух прошел, что это король его к себе призвал.
    Осталась Тохваран вдовой. Дни и ночи плачет красавица. Но делать нечего. Похоронила мужа, поминки справила.
    И вот однажды вечером, когда Тохваран сетовала на свою горькую долю, вспоминала счастливые дни и молилась об упокоении души умершего, предстал перед ней Диндиван в золотой короне.
    Ни жива ни мертва Тохваран от страха. А король ей и говорит:
    - Я дух Диндивана. Помнишь, ты сказала, что покорилась бы мне, да муж мешает. Теперь твой муж мертв, и ты должна исполнить свое обещание.
    - Слов своих я не забыла, но подчиняюсь нынче воле родителей. Как они скажут, так я и сделаю.
    - Что же, испросим тогда родительского благословения.
    Пришлось Тохваран обо всем рассказать родителям.
    - Да разве можно ослушаться короля? - сказали они и благословили дочь.
    Говорят, опочивальня короля, когда туда вошла Тохваран, наполнилась чудесным благовонием, а крыша засияла всеми цветами радуги.
    Скоро Тохваран понесла, а через десять месяцев родила прекрасного, как яшма, сына. Назвала она сына Пи Хен. Растет мальчик, сила в нем не по дням, по часам прибавляется, все только диву даются да шепчутся: неспроста это, от нечистой силы мальчик рожден.
    Далеко вокруг разнеслась слава о Пи Хене, до дворца дошла. Взял король Динпхеван мальчика во дворец, стал воспитывать, как-никак королевский отпрыск.
    Каких только наук не знал Пи Хен в свои пятнадцать лет, уже и должностью дипсагвана[*] пожалован был.
    [* Дипсагван - должность правителя королевской канцелярии.]
    Пронесся вдруг по дворцу слух, будто с наступлением ночи уходит Пи Хен за дворцовые ворота, а к утру возвращается, прямо на прием к королю[*].
    [* Два раза подданные посещали короля - вечером и утром и желали здоровья.]
    Не поверил король, пятьдесят самых сильных стражников выставил, приказал не выпускать из дворца Пи Хена. Но тот по-прежнему исчезал. Перелетит через крепостную стену - только его и видели.
    Понял король, что не обходится тут без нечистой силы, и велел проследить, куда исчезает Пи Хен.
    И вот как-то ночью стражники укрылись в лесу и стали наблюдать за юношей.
    Прямо из дворца Пи Хен пошел к реке Мунчхон. Текла река вдоль западной стены дворца. Собрал Пи Хен там чертей, и стали они веселиться. А на рассвете, при первом же звуке колокола, вернулся юноша во дворец, так чтобы никто не заметил его отсутствия.
    Увидели это стражники, королю доложили. Разобрало короля любопытство, он юношу и спрашивает:
    - Это правда, что по ночам ты веселишься с чертями?
    - Правда, ваше величество, - отвечает юноша.
    - И что же, слушаются они тебя, эти черти?
    - Слушаются, ваше величество, - отвечает юноша.
    - А можете вы на реке Мунчхон мост построить? - спрашивает король. - Уж очень он нужен людям.
    - Слушаюсь и повинуюсь, ваше величество, - отвечает юноша. - Нынче же ночью постараюсь возвести мост.
    Всю ночь стоял у реки страшный шум. Так только черти могут шуметь. Таскают они камни, обтесывают, потом в воду бросают и приговаривают:
    - Камни берем, камни тесаем, камни в воду бросаем.
    Всю ночь люди уснуть не могли от этого шума.
    Но с первым же ударом колокола все стихло. Только речка тихонько журчала. Едва рассвело, Пи Хен привел на берег короля, и тот увидел мост из огромных, словно ворота, каменных плит.
    Вскричал тут король:
    - Ну и мост! В жизни такого не видал!
    Стал король осматривать мост, хвалит да хвалит Пи Хена, и повелел король назвать мост "Токэби таэри" - Чертов мост.
    Идут люди по мосту, добрым словом вспоминают Пи Хена, спасибо ему говорят. Ведь за одну ночь соорудил юноша такой замечательный каменный мост.
    Только вскорости стали черти снова резвиться у моста. Припозднится путник, а они подшутят над ним, до смерти напугают. Перестали люди по мосту ходить, чертей боятся.
    Прослышал об этом король, снова Пи Хена призвал и говорит ему:
    - Не можешь ли ты чертей отвадить от моста, чтобы бесовские свои игры в другом месте устраивали, а прохожих не трогали? А то жалуется народ, сетует, - нет, мол, от чертей никакого покоя.
    - Уж и не знаю, что вам сказать, ваше величество. Вряд ли согласятся на это черти, ведь мост они сами построили! Но коль скоро таково высочайшее повеление, постараюсь уговорить их!
    Сказал так Пи Хен, а ночью к реке отправился, кликнул чертей.
    - Так и так, - говорит, - повелел мне король вас от моста отвадить, чтобы в игры здесь не играли, путников не пугали.
    - Слыханное ли это дело, - отвечают черти, - чтобы на мосту, который мы сами построили, нам играть не позволяли? Давайте перенесем его в другое место, не будет тогда король гневаться.
    - Давайте! - загалдели черти.
    А Пи Хену только этого и надо. Смекнул он, что не перенести чертям мост за одну ночь, и говорит:
    - Ничего лучше не придумаешь. Беритесь за дело. Перетащите мост, и чтобы сюда больше ни ногой.
    Подбежали черти к мосту, поднатужились и давай его раскачивать. Всю ночь раскачивали, но даже поднять не смогли, не то что унести. Уж больно тяжел! А тут светать стало, в колокола ударили. Исчезли черти и в этих местах больше не появлялись.
    Укрепили люди мост, стали снова по нему ходить.
    Похвалил король Пи Хена и говорит:
    - Не найдешь ли ты мне черта для моей канцелярии?
    - Есть такой, - отвечает юноша. - Киль Далем зовут. Самый умный он да смекалистый среди чертей.
    Велит король черта призвать во дворец.
    Обернулся Киль Даль человеком, в должность дипсагвана вступил. Дела исправно ведет, придворным всем угождает, хвалят его придворные. Черт ведь не человек, все может.
    Был во дворце сановник по имени Лин Чжон. Ни сыновей у него, ни дочек. Горюет бедняга. Прослышал об этом король и позволил сановнику усыновить черта.
    До того обрадовался Киль Даль, что и сказать трудно. Приказал он выстроить павильон у храма Хынрюнса, назвал его Южные ворота, поселился там. Просят его во дворец вернуться. Он ни в какую.
    И стали люди называть павильон Южные ворота Воротами Киль Даля.
    Живет Киль Даль среди людей год, живет два, долго прожил, и стало ему скучно без братьев чертей. Мирская суета опостылела. Только и думает, как бы удрать к своим.
    Обернулся лисой и сбежал. Узнал об этом Пи Хен, разгневался, поймал Киль Даля, голову ему отрубил, чтобы другим чертям неповадно было, и говорит:
    - Каждого, кто неблагодарным окажется, ждет такая же участь!
    Затряслись черти от страха. С той поры одно только имя Пи Хена наводит на чертей ужас, и они бегут без оглядки.
    Потому и появился в Корее обычай вывешивать на воротах табличку с именем Пи Хена, на табличке все заслуги его перечисляются, боятся черти таблички, к дому не приближаются.
    А Чертов мост на реке Мунчхон, что течет к северо-западу от храма Синвонса, от времени развалился, остались от него только громадные камни. Сохранились они и поныне.
    Перевод Вадима Пака

КОРОЛЬ С ЛОШАДИНЫМИ УШАМИ

    В давние времена правил государством Силла король по имени Хенанван. И были у него две дочери. Старшая - неказистая, смотреть неохота, зато младшая - красавица, всем на загляденье.
    Позвал однажды король к себе восемнадцатилетнего хварана Ыннем и говорит ему:
    - Желаю я сделать тебя моим зятем. Выбирай в жены любую из дочерей.
    Нечего и говорить, что была юноше по нраву красавица. Только не сказал он этого королю, решил с учителем посоветоваться.
    А учитель ему и говорит:
    - Возьмешь в жены младшую дочь - старшая от обиды лишит себя жизни. Возьмешь в жены старшую - ждут тебя три удачи.
    Сказал так учитель, а сам думает: "Ученику повезет, так и мне кое-что перепадет".
    Послушался Ыннем учителя, выбрал старшую дочь.
    Рады король с королевой. Не всякий возьмет замуж дурнушку. А тут такое везенье!
    Стал Ыннем королевским зятем, а после сам воссел па престол, когда король умер. И правил под именем Кенмунван.
    Воссел, значит, он на престол и младшую дочь короля второй своей женой сделал.
    Вот и сбылось предсказание учителя, три удачи Ыннему привалили: первая - стал он королевским зятем, вторая - сам на престол воссел, а третья - в жены принцессу младшую взял, любимую.
    И вдруг - надо же такому случиться - стали у короля уши расти. Росли, росли и с лошадиные стали.
    Испугался король, каких только лекарств не пил, не помогло. И так старается уши скрыть, и эдак прячет, стыдно ему от людей, а уши длинные-предлинные, хлопают, что тут сделаешь?
    Засунул король уши под корону, ни днем ни ночью ее не снимает, не велел никого в опочивальню пускать. Никто не знал во дворце про уши - ни жены, ни слуги, ни придворные дамы. Только цирюльник. От него никак уши не спрячешь. Поселил король цирюльника в комнате рядом с королевской опочивальней, строго-настрого приказал на глаза никому не показываться. Сидит сиднем цирюльник в комнате, только и дел у него, что короля причесать. Как отшельник живет. Ни на солнышко поглядеть не может, ни с женой встретиться. Идет, бежит время. Состарился цирюльник, глаза не видят, руки не слушаются, сил совсем нет. Ни дать ни взять старая калоша. Призвал его к себе король и говорит:
    - Только скажи кому-нибудь, что у меня лошадиные уши, - не сносить тогда тебе головы.
    Пригрозил так король цирюльнику и прогнал его с глаз долой.
    Занемог цирюльник, чует, недолго ему на белом свете жить. И ничего-то ему не хочется перед смертью, только всем рассказать, что у короля лошадиные уши. "Скажу, - думает цирюльник, - и сразу полегчает, вся хворь из меня выйдет". Подумал он так, а смерть уже рядом. И решил исполнить это свое последнее желание. Едва доплелся цирюльник до бамбуковой рощи за буддийским храмом Торимса, невдалеке от столицы, развязал пояс и как закричит:
    - У нашего короля лошадиные уши, у короля лошадиные уши!
    Кричал он, кричал, надорвался и умер.
    Но, странное дело, с той поры, стоит пролететь ветерку по бамбуковой роще, там слышится голос:
    - У нашего короля лошадиные уши! У короля - лошадиные уши!..
    Ветер послабее - голос потише, ветер посильнее - голос погромче.
    Узнал об этом король, приказал рощу вырубить, с корнем вырвать бамбук.
    А на месте бамбука вырос густой кустарник. Зацвел. Подует ветерок, и слышно в кустарнике:
    - У нашего короля лошадиные уши! У короля - лошадиные уши!
    Посильнее ветер - голос погромче. Послабее ветер - голос потише. Да такой тоненький, жалобный:
    - У нашего короля лошадиные уши!
    Перевод Вадима Пака

КТО СВИНЬЯ?

    Был у Тхэчжо, первого короля династии Ли, мудрый советник Мун Хак Тэса, и решил однажды король в знак особого к нему уважения пир в его честь устроить. Собрались на пир придворные вельможи, именитые янбаны, а также чиновники. Пьют, едят, веселятся. Вино рекой льется. Захмелели гости. И король тоже. И обратился король к Мун Хаку с такими словами:
    - Послушайте, учитель, почему вы не обращаетесь ко мне как к равному? Вы ведь мой лучший друг. Давайте шутить…
    - Шутки с королями плохо кончаются, а мне голова моя дорога, - с легким поклоном ответил Мун Хак.
    - Вы, учитель, свинья, - отвечал с улыбкой король. - Придумайте же умную шутку!
    - А вы, ваше величество, похожи на буль[*].
    [* Буль - первая степень буддийского божества, монах, в совершенстве познавший учение Будды.]
    - Что вы говорите, учитель! Я простой смертный, как и вы. Не смущайтесь, пошутите над своим королем!
    И сказал тогда Мун Хак:
    - Свинья, ваше величество, видит перед собой только свинью, а взору буля доступен даже Всевышний.
    Король опьянел и шутки не понял: назвав учителя свиньей, он свинье же и уподобился.
    Перевод Вадима Пака

С КАКИХ ПОР В КОРЕЕ ПОЯВИЛОСЬ ТОНКОЕ ПОЛОТНО

    Была одна очень странная и сильная девушка. Она жила в Тангани.
    Когда пришло время выдавать ее замуж, ее выдали за одного бедного человека.
    На свадьбе молодые называются королем и королевой. Они могут требовать все.
    - Я хочу бычачьего мяса, - сказала она.
    И нечего делать, пришлось для этого зарезать последнего быка.
    Наевшись, она сказала:
    - Я хочу курить.
    И хотя в Корее курят только старые уже женщины, но ввиду свадьбы ей подали табак и трубку.
    Затем, по обычаю, молодые три дня ничего не делали.
    Но она и на четвертый день ничего не хотела делать, а спросила:
    - Много ли у вас чумизы?
    - У нас чумизы три меры.
    - Дайте мне ее.
    Она сварила из нее себе кашу и всю ее съела, оставив остальных голодными.
    Все молчали, так как не принято бранить молодую. Поев, она спросила:
    - А что, есть у вас волокно?
    Ей дали столько, что из этого количества можно бы было приготовить сто кусков полотна.
    Но она сделала из всего один только кусок. Но это было такое тонкое полотно, какого еще не видали в Корее.
    За него дали столько денег, что семья сразу разбогатела.
    С тех пор и узнали в Корее о тонком полотне.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

С КАКИХ ПОР В КОРЕЕ НОСЯТ ШИРОКОПОЛЫЕ ШЛЯПЫ

    Издавна носят корейцы широкополые шляпы, уж очень они неудобные. И откуда только взялись?
    Рассказывают, будто в прежние времена корейцы часто против короля заговоры устраивали. Долго думал король, как ему быть, и наконец придумал. Указ издал, согласно которому все жители должны были носить шляпы, мало того что из глины, так еще с огромными полями. В такой шляпе близко друг к другу не подойдешь - поля мешают; не пошепчешься - ничего не слышно, а громко говорить - страшно, соглядатаи могут подслушать, королю донести. К тому же в глиняной шляпе не подерешься, шляпу сломаешь. А за это большой штраф полагается или же, что того хуже - суровое наказание.
    Ропщут люди, что им не шляпы - горшки глиняные на голове носить приходится. Неизвестно, перестали ли корейцы драться и бунтовать, но закон обходить научились и тяжелые глиняные шляпы заменили легкими волосяными и соломенными. Только поля как были, так и остались огромными…
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

ЗЕРКАЛО

    Случилось это давным-давно, когда люди еще не знали, что такое зеркало.
    Поехал один человек в Сеул, купил зеркало, домой привез, спрятал подальше.
    Утром встанет, зеркало достанет, глядит не наглядится.
    Приметила это жена, подивилась, а как только муж куда-то отлучился из дому, вытащила зеркало. Смотрит - глазам своим не верит. Прямо на нее молодая красавица глядит. Прибежала женщина к свекрови и говорит;
    - Ты погляди, что мой муженек натворил! Привез из Сеула любовницу. Вот она где прячется. - Говорит так женщина, а сама на зеркало показывает.
    Глянула старуха, назад отпрянула:
    - Это не твоего мужа, а моего старика любовница!
    Стоят женщины, глядят друг на друга, понять ничего не могут.
    Опять глянула женщина в зеркало. Кто же там, если не мужнина любовница?
    Кричит женщина, бранится, руками машет. Та, что в зеркале, то же самое делает.
    Не стерпела женщина такой обиды, бросила на пол злосчастное зеркало.
    Разбилось зеркало на кусочки.
    Перевод Вадима Пака

ЖЕНСКОЕ ЛЮБОПЫТСТВО

    Там, где Амноку с китайского берега сжали скалы Чайфуна и отвесными стенами спустились в нее с высоты, Амнока, обходя эти горы, делает десять ли вместо одной ли прямой дороги. И вот почему.
    Одна женщина подсмотрела, как дракон хвостом прорубал эти скалы, чтобы пропустить Амноку прямой дорогой, и крикнула:
    - Смотрите, смотрите, что там делает дракон!
    Но при ее крике дракон улетел в Небо, а Амнока теперь заставляет пловцов кружиться там, где они могли бы ехать прямо, если бы не праздное любопытство женщины, помешавшей дракону сделать задуманное им доброе дело.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

ЛЕГЕНДА О ТАБАКЕ

    Рассказывают, что давным-давно в одном из дальних уголков Китая жила красавица кисэн и звали ее Тамбэ. Была у Тамбэ заветная мечта: познать всех мужчин в Поднебесной. Но ведь никто не живет вечно, умерла и кисэн - не осуществилась и десятитысячная доля ее мечты. На ее могиле выросла трава, и назвали эту траву тамбэ[*], в память о прекрасной кисэн. Превратилась кисэн в табак и не только познала всех мужчин Поднебесной, но и сделала их своими рабами, ведь некурящий мужчина - редкость. И в горе и в радости мужчина не расстается с трубкой. Вот почему женщины не любят табак, ревнуют мужчин к тамбэ, требуют, чтобы любимый мужчина непременно бросил курить. Табак для женатого все равно что наложница.
    [* Тамбэ - табак.]
    Перевод Вадима Пака

КОШКИ

    Это было очень давно, когда кошки еще не существовали на земле.
    Жил тогда один стрелок из лука. Он спал и видел, как попасть ему в Сеул на праздник стрелков и получить от самого императора похвальный лист и звание дишандари. Хотя он стрелял и очень хорошо, но приходил всегда в такое волнение, что делал непростительные промахи. Тогда умные люди посоветовали ему пойти к предсказателю, прежде чем отправиться в Сеул.
    Стрелок так и сделал. Предсказатель, получив с него тысячу лан, сказал ему:
    - Пусть не переходит тебе дорогу женщина. Если же перейдет, поцелуй ее.
    Хотел еще спросить у него охотник, но на другой вопрос у него не хватило денег, и он, ограничившись одним ответом, пошел в Сеул.
    Не доходя девять ли (три версты) до Сеула, встретилась ему женщина поразительной и оригинальной красоты. Она была сильна, стройна, имела зеленые глаза, взгляда которых охотник не мог выдержать.
    Она перешла ему дорогу, и, согласно приказанию предсказателя, охотник пошел за ней, чтобы поцеловать ее.
    Казалось, она шла так же тихо, как и он, однако до самого вечера он не мог догнать ее, пока она не вошла в маленькую избушку.
    Тогда и охотник вошел за ней.
    Там, в избушке, сидели отец и мать девушки.
    Стрелок поздоровался с ними и объяснил, зачем он пришел сюда.
    - Если предсказатель сказал, то так должно быть.
    Тогда вошла девушка, и стрелок поцеловал ее.
    - Сегодня поздно уже, и мы предлагаем тебе ночлег, - сказал старик.
    - Я не прочь бы и на всю жизнь здесь остаться, так как полюбил вашу дочь и хочу на ней жениться.
    - Пожалуй, женись, - сказал старик.
    Пришла ночь, и все легли спать.
    Проснулся стрелок и видит, что рядом с ним спит молодая тигрица, а подальше два старых, больших тигра.
    Охотник от страха закрыл глаза, а когда снова открыл их, то с ним рядом опять спала его жена, а подальше отец и мать ее. Стрелок подумал, что ему показалось все, и заснул опять.
    Утром, когда стрелок пошел в Сеул стрелять в цель, жена сказала ему:
    - Сегодня тебя, мой муж, ждет большое отличие. Ты попадешь во все цели, но этого мало, и сегодня ты прославишься из рода в род, пока живы люди. Помни: когда ты попадешь в последнюю цель, на дороге на трех мулах покажутся трое: двое на белых мулах, в белом и с белыми опахалами, а третий на пестром, с зеленым опахалом. Как увидишь, немедленно стреляй в них.
    - Как? В людей?
    Жена покачала головой:
    - Это не люди, это дикие звери: если ты не убьешь их, они съедят всех. Когда убьешь их, разрежь грудь того, который ехал на пестром муле. В груди ты найдешь двух зверьков: никогда с ними не разлучайся, - пусть они будут тебе как дети.
    - Если мне, то и тебе.
    - Да, конечно, прощай, мой муж возлюбленный.
    - Но зачем же ты так печально прощаешься со мной, - я скоро вернусь.
    - Я печальна потому, что одна минута разлуки с тобой все равно что вечность.
    Как говорила жена, так все и вышло.
    Стрелок попадал во все цели, а когда спустил стрелу в последнюю, на дороге показались трое на мулах. Двое на белых, третий на пестром. Стрелок натянул свой лук трижды и трижды выпустил стрелу. Каждая попала в сердце каждого из путников.
    - Что он делает? Он стреляет в людей?
    - Идите и посмотрите, что это за люди, - сказал стрелок и пошел со всеми туда, где упали путники.
    Но велик был ужас всех, когда вместо путников увидали трех тигров: двух старых громадных - самку и самца - и одну молодую тигрицу.
    - Какое счастье, что он убил их, иначе бы всем нам грозила смерть.
    Пока так говорили, стрелок быстро разрезал грудь молодой тигрицы и, вынув двух маленьких хорошеньких зверьков, спрятал их у себя на груди.
    В тот день стрелок получил и "дишандари", и место губернатора.
    Но напрасно он искал свою жену - он никогда не нашел ни ее, ни родителей ее, ни избушки, и даже того места, где стояла избушка.
    Прошел год, зверьки подросли немного, когда случилась вдруг война, несчастная для Кореи.
    Тогда император назначил стрелка-губернатора главнокомандующим.
    - Но я ничего не знаю в военном деле.
    - Но ты счастлив, - иди и победи, иначе голову долой.
    - Не печалься, отец, - сказали зверьки, - ты победишь.
    На Амноке, на двух берегах ее, сошлись войска - неприятельское и корейское.
    В ночь перед сражением зверьки вышли в поля и леса и кликнули всех крыс и мышей:
    - Идите на ту сторону в неприятельское войско, перегрызите у них все тетивы и все луки, съешьте их провиант и обувь.
    Но войско без оружия, провианта и обуви - не войско, а толпа нищих, и стрелок-губернатор всех их на другой день забрал в плен.
    Тем и кончилась война. А губернатор сделался министром.
    Что до зверьков, то от них пошло потомство. Теперь зверьков этих везде можно встретить, - их называют кошками.
    Хотя теперешние кошки и не говорят, но, помня их происхождение, до сих пор считают священными животными и в память их происхождения и спасения от врагов уважают и чтут их.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

    * Крылатый конь*

ЧАРОДЕЙ ЧОН У ЧХИ

    В давние времена жил в Сонгене ученый муж по имени Чон У Чхи. Долгие годы он совершенствовался и в конце концов обрел волшебную силу. О славе он не помышлял, скромным был, и никто не знал о его необыкновенных способностях.
    То было время, когда год за годом районы вдоль южного побережья страдали от засухи. Мало того, начался мор, смерть косила людей, неся горе и страдания. Но чиновники и богачи и не думали облегчить участь народа, пеклись лишь о собственном благополучии, плели интриги, строили козни.
    Чон У Чхи как мог помогал людям. Но вскоре у него совсем не осталось денег, и он решил прибегнуть к магической силе.
    Принял облик небожителя, надел золотую корону и с двумя юными отроками, облаченными в белые одеяния, взмыл в Небо и полетел к королевскому дворцу. Было это во второй день первого месяца, и придворные пришли к королю с поздравлениями по случаю Нового года. Поклонился Чон У Чхи королю и говорит:
    - Я - Небесный владыка, объявляю тебе, королю этой земли, что намерен возвести на Небесах Дворец мира в память о людях, умерших в нищете. Пусть каждая провинция даст мне золото, много золота. В последний день третьего месяца я за ним приду.
    Стал король держать совет со своими сановниками, а после направил указ всем восьми провинциям королевства доставить в столицу золото. Королевский указ был выполнен, и золото поместили в королевское хранилище. В назначенный день поднялся король на возвышение и стал ждать посланцев Небесного владыки. Вскоре прилетели на облаке небесные отроки, взяли золото и улетели на радуге.
    Половину золота Чон У Чхи продал одной западной стране и на вырученные деньги купил сто тысяч сок[*] риса. С весенним ветром доставил рис на землю и роздал тысячам голодающих. На следующий год он накормил крестьян, снабдил семенами. А золото, что осталось, свез на базар в Сеул.
    [* Сок - мера измерения сыпучих веществ, равная 180 кг.]
    Подошел к нему военный, спрашивает, сколько золото стоит.
    - Пятьсот ян, - отвечает Чон У Чхи.
    - Нет у меня с собой таких денег, - говорит военный, - но завтра утром могу принести. Где ты живешь?
    - В Пучжу, на юге Кореи, - ответил У Чхи, - а зовут меня Чон У Чхи.
    Рассказал военный о золоте начальнику гарнизона. Удивился начальник, а после подумал, уж не то ли это золото, что было собрано по указу короля, и велел стражникам схватить Чон У Чхи, к нему привести. А Чон У Чхи говорит:
    - Ничего я такого не совершил, чтобы меня под конвоем вести. Так и передайте своему начальнику. На это нужен указ короля.
    Приказал тогда начальник окружить дом Чон У Чхи, пятьсот солдат там поставить, а сам направил доклад на высочайшее имя. Вскоре из Сеула нагрянули стражники, схватили Чон У Чхи, заковали в цепи и повезли в столицу, к королю.
    Только отъехали, а Чон У Чхи как закричит:
    - Не того вы схватили!
    Поглядели стражники, а перед ними сосна в цепи закованная, а Чон У Чхи рядом стоит как ни в чем не бывало. Растерялись стражники, не знают, что делать. А Чон У Чхи поставил на землю бутылку и говорит:
    - Позвольте, я залезу в эту бутылку, иначе вам меня не взять.
    Согласились стражники, залез Чон У Чхи в бутылку, тяжелая стала. Еле притащили ее стражники к королю. Увидел король Чон У Чхи и говорит:
    - Слышал я, что Чон У Чхи обладает волшебной силой, и вижу теперь, что не врут люди. Сидит он живехонький-здоровехонький в бутылке-ловушке. - Сказал так король и приказал бросить бутылку в котел с кипящим маслом. Чон У Чхи кричит из бутылки:
    - Спасибо вам, ваше величество, что в кипящий котел бросили, я хоть согреюсь, а то замерз по дороге.
    Рассердился король, велел бутылку разбить. Разлетелась бутылка на мелкие кусочки, и из каждого голос Чон У Чхи доносится, просит Чон У Чхи короля о народе своем печься, в беде его не оставлять. Еще пуще разгневался король, повелел бутылку в порошок растолочь.
    Повстречал как-то Чон У Чхи седоволосого старца. Плачет бедный и говорит:
    - Сосед мой Ван приревновал жену к соседу Дзо и в драку с ним полез. А сын мой в это время шел мимо. Видит, двое дерутся, разнимать их стал. Не разнял. Стукнул Дзо Вана изо всех сил, тот на землю свалился, дух испустил. А двоюродный брат Вана пошел к судье и на сына показал, будто это он Вана убил. Засудили сына, а убийца на свободе разгуливает. Оказалось, он с министром дружбу водит.
    Пошел Чон У Чхи к министру. Поглядел министр в зеркало, а там человек стоит. Это и был Чон У Чхи. И говорит он министру:
    - Я - душа Вана. Ты несправедливо засудил человека. Не он меня убивал.
    Испугался министр, выпустил сына старика на волю, а Чжо в тюрьму посадил.
    Проходил как-то Чон У Чхи мимо питейного заведения. Слышит - музыка играет. Вошел - за столом богачи сидят с танцовщицами, одна другой краше. Говорит Чон У Чхи:
    - Я - путник, случайно забрел сюда. Дозвольте мне посидеть с вами, музыку послушать.
    - Раз уж тебе так хочется, посиди. Ведь ты крестьянин и, конечно, не видел такого обилия блюд, такой роскоши, таких прелестных девушек, - ответили Ун и Соль, самые спесивые из всех.
    - Ваша правда, господа. Ничего такого я в жизни не видел, - ответил Чон У Чхи. - Но кое-чего у вас на столе не хватает. Нет ни арбуза, ни винограда, ни персиков.
    Рассмеялись богачи и говорят:
    - Ну и глуп же ты! Где же это их весной раздобыть? Может, ты их нам принесешь?
    - Принесу! А что вы мне за это дадите? - спросил Чон У Чхи.
    - Если принесешь, мы низко тебе поклонимся, а обманешь - жестоко накажем, - ответил один богач.
    Пошел Чон У Чхи к горе, сорвал веточку персикового дерева, произнес заклинание, и на месте цветов появились персики, виноградные гроздья и арбуз. Взял их Чон У Чхи, к богачам пошел. Глядят богачи, глазам своим не верят.
    Ничего не поделаешь, пришлось богачам поклониться Чон У Чхи. А Ун и Соль не захотели, только бокал вина ему поднесли. Говорит Чон У Чхи:
    - Не сдержали вы слова, и Бог вас за это накажет!
    Вышел Ун во двор по малой нужде, а облегчиться не может. Испугался, кричать стал. Вышел Соль посмотреть, в чем дело, и тоже не смог облегчиться. И самая красивая танцовщица не смогла. Стали они просить у Чон У Чхи прощения, о пощаде молить. И так низко ему поклонились, что носом о землю стукнулись. Смилостивился над ними Чон У Чхи, призвал двух небесных отроков, велел им подняться на Небо и доставить на землю три персика. Вскоре с Неба спустились персиковые листья, а затем упали три персика, каждый величиной с человечью голову. Целехонькие, ни один не разбился. Дал Чон У Чхи каждому по персику, улыбнулся и говорит:
    - Съешьте персики, и вся хворь из вас выйдет.
    С той поры, говорят, эти трое никогда больше не проявляли свою спесивость, не нарушали данного слова.
    Повстречал однажды Чон У Чхи юношу по имени Хан Чжа Ген. До того был юноша беден, что отца родного похоронить не мог, больной матери лекарства купить. Вытащил Чон У Чхи из рукава выдолбленную тыкву, чтобы воду черпать, юноше отдал и говорит:
    - Если что понадобится, крикни в черпак: "Слуга Хо", - услышишь в ответ: "Слушаю, господин". Прикажи сто ян тебе принести, слуга не мешкая принесет. Возьмешь и отца похоронишь. Назавтра опять попросишь. И так каждый день. Но только сто ян. Больше не проси. Хватит тебе и на лекарства для матери.
    Уж и не знает Чжа, как Чон У Чхи благодарить, имя его спросил. Сказал ему Чон У Чхи, как прозывается.
    Прибежал юноша домой, смотрит, а на черпаке кладовая и мальчик с ключом в руке нарисованы. Позвал юноша:
    - Слуга Хо!
    И тотчас последовал ответ:
    - Слушаю, господин!
    Велел Чжа Ген принести сто ян. В мгновение ока появились деньги. Похоронил юноша отца и что ни день брал сто ян для больной матери.
    Так продолжалось до тех пор, пока Чжа Ген не попросил сто ян и в тот же день еще сто ян. Слуга не принес! Чжа Ген стал требовать. Тогда мальчик впустил его в кладовую. Взял Чжа Ген сто ян и хотел выйти, но не тут-то было: дверь оказалась заперта. Стал Чжа Ген кричать, затем колотить в дверь - никто не откликался.
    Услышал шум кто-то из чиновников ведомства финансов, министру доложил. Велел министр грабителя схватить, в тюрьму бросить. Открыли кладовую, а там человек стоит, деньги в руках держит.
    - Ты кто такой и по какому праву берешь деньги? - спрашивает министр.
    - А ты кто и по какому праву в мой дом врываешься? Да еще арестовать меня хочешь? - отвечает Чжа Ген.
    Пригляделся, а перед ним министр. Хуже не придумаешь! Пришлось Чжа Гену всю правду рассказать - и про черпак, и про Чон У Чхи.
    Спустился министр в кладовую, проверить, все ли на месте, смотрит - шкафы зелеными лягушками да желтыми змеями набиты, а золото и серебро неизвестно куда подевались. Доложил об этом министр королю. А потом началось такое, что и рассказывать страшно: рис в королевских хранилищах черви поели, на королевских наложниц тигры напали.
    Повели Чжа Гена на суд. Допрос ему учинили. Спрашивает король:
    - Итак, ты утверждаешь, что черпак получил от Чон У Чхи. Где и когда? Отвечай!
    - Получил я черпак пять месяцев назад, когда Чон У Чхи на улице встретил, - ответил Чжа Ген.
    Тут налетел вихрь, и Чжа Ген исчез. Стал король совет держать с министрами, как быть да что делать. Посоветовал один министр высокий пост Чон У Чхи предложить, может, тогда он уймется. Согласился король, велел вывесить об, этом указ на всех четырех воротах крепости.
    Прочитал Чон У Чхи королевский указ, пошел во дворец. Обрадовался король, объявил ему свою волю. Согласился Чон У Чхи помочь королю управлять государством. Так и стал с той поры служить при дворе.
    Появилась в то время шайка разбойников, укрылись они в лесах на горе Кадаль, грабили и убивали людей. Чего только не делали местные власти, никак не могли их выловить. Узнал об этом король, сказал Чон У Чхи, и тот вызвался доставить разбойников в столицу на суд. Взял он воинов, сели они на коней и добрались до горы. А где разбойники - не знают. Обернулся тогда Чон У Чхи коршуном, на гору прилетел. Смотрит, а там разбойники, человек сто их, не меньше, и главарь шайки Ом Чжуни. Высоченный, лицо красное, глаза выпученные.
    Облетел Чон У Чхи разбойничий лагерь, обратно вернулся, доспехи надел, двойной шлем. Взял листья, произнес заклинание, листья воинами обернулись, дал им Чон У Чхи копья, мечи острые. Сел на вороного коня и повел воинов на гору, в разбойничий лагерь. Опять произнес заклинание, отворились ворота замка, ворвался туда Чон У Чхи со своими воинами. А разбойники знать ничего не знают, пируют, вино распивают.
    Обернулся снова Чон У Чхи коршуном, воинов в коршунов превратил, бросились они с высоты на разбойников, всю еду унесли, тут ветер налетел, все смел, разбросал. Тут Чон У Чхи и воины приняли прежний облик и кинулись разить да крушить разбойников. Превратил Чон У Чхи одного из воинов в самого себя, а сам в воздух взмыл. Разит мнимый Чон У Чхи разбойников на земле, а настоящий - с воздуха нападает, молнией меч сверкает. Побежали разбойники в одну сторону, но тут им путь преградил Чон У Чхи. Побежали в другую - опять Чон У Чхи перед ними вырос. Попали в ловушку разбойники. Радуется король, благодарит Чон У Чхи, а следом за королем и все придворные.
    Однако нашелся среди придворных завистник, Ван Ен Хи его звали. Оговорил он Чон У Чхи перед королем, да так, что грозила Чон У Чхи смертная казнь. Узнал об этом Чон У Чхи, принял облик Ван Ен Хи, в дом к нему пробрался. Вечером настоящий Ван Ен Хи вернулся домой, и поднялся тут переполох.
    Стал мнимый Ван Ен Хи ругать настоящего, всячески поносить и говорит ему:
    - Не иначе как столетняя лисица приняла человеческий облик и в дом проникла. Вон отсюда, негодяй этакий!
    А настоящий Ван Ен Хи кричит мнимому:
    - Убирайся отсюда, наглец! И чтобы ноги твоей больше здесь не было!
    Произнес тут Чон У Чхи заклинание, велел слугам кору лаврового дерева в порошок растолочь, порошком Вана посыпать. И превратился Ван в лисицу девятихвостую. Набросились слуги на лисицу с палками, поколотить ее собрались, не позволил им Чон У Чхи, приказал крепко связать лисицу, в тюрьму бросить. Хочет Ван слово сказать - не может. Стал как лисица лаять, насилу слуги его утихомирили. До того горевал Ван, что того и гляди помрет. Пришел тогда Чон У Чхи в тюрьму, посоветовал Ван Ен Хи никому не завидовать, произнес заклинание, и Ван Ен Хи снова принял человеческий облик. Стал он у Чон У Чхи прощения просить за то, что столько зла ему причинил.
    Увидел как-то Чон У Чхи в деревне ребятишек. Стал смотреть, как они играют. И так ему понравилось, что он решил чем-нибудь их порадовать. Вытащил Чон У Чхи из рукава чашку, а в чашке девушка нарисована с бутылкой в руке. Заглянул Чон У Чхи в чашку и произнес:
    - Выходи, Чжу Сон Дан, напои ребят сладким вином.
    Только он это сказал, из чашки красавица вышла, ребятам вина налила. Рады ребята! И надо же такому случиться, чтобы в это самое время шел по дороге богатый путник О Сон. Поднесла красавица и ему вина и вернулась обратно в чашку. И уж так понравилась О Сону красавица, что стал он просить Чон У Чхи продать чашку. Согласился Чон У Чхи, уговорились они, что на другой день придет Чон У Чхи за деньгами к О Сону.
    Принес О Сон чашку домой, на стену повесил, а утром и говорит:
    - Чжу Сон Дан, подай мне вина!
    В тот же миг девушка перед ним предстала, красавица, вино поднесла. Осушил О Сон несколько бокалов кряду, и ударило ему вино в голову. Посадил он красавицу к себе на колени, а тут жена появилась. Рассердилась жена, хотела ударить красавицу, а та в чашку вошла, только ее и видели. Схватила жена чашку, бросила на пол, чашка вдребезги. Расстроился О Сон, жалко ему чашку!
    А в это время как раз Чон У Чхи подоспел, деньги получить за проданную чашку. Рассказал ему О Сон, что нет больше чашки, разбилась, и попросил цену снизить. Оставил Чон У Чхи вместо себя двойника своего разговор с О Соном вести, а сам к жене О Сона пошел, попенял ей за то, что чашку разбила, деньги свои стал требовать. А та ни в какую, расшумелась, крик подняла. Решил тогда Чон У Чхи проучить женщину, чтобы впредь неповадно было, и превратил ее в чудище, да такое огромное, что едва в комнате умещается. Пришел О Сон, поглядел, испугался, прощения просит, хочет деньги за чашку отдать. Сменил тогда Чон У Чхи гнев на милость, даже денег не взял, а с жены чары снял, она снова в женщину превратилась.
    Решил как-то Чон У Чхи навестить своего однокашника, ученого Ян Бон Хвана. Пришел, а тот в постели лежит, занемог. И все оттого, что женщину полюбил, молодую, красивую. Жила та женщина неподалеку от южных ворот в Хендоке. Овдовела. Сколько ни упрашивал ее Бон Хван за него замуж пойти, никак не соглашается.
    Пожалел Чон У Чхи друга и говорит:
    - Мне уже тридцать сравнялось, а в любовных делах опыта нет. Слыхал только, что от любви излечить трудно. Но я что-нибудь придумаю. Успокойся и не горюй. Приведу ее к тебе!
    Сказал он так и ушел. К молодой вдове пошел. А жила та вдова со старухой матерью, да в такой бедности, что и не расскажешь. Руки на себя наложить хотела. Вдруг слышит однажды, голос с Неба доносится:
    - Погляди на звезду Рока и немедленно вознесись на Небо. Велено тебе быть на небесном празднике!
    Опустила женщина голову и говорит:
    - Не до праздников мне, в трауре я по мужу. Да и как вознестись мне на Небо, если я не избавилась от мирских желаний.
    Ответил ей голос с Неба:
    - Не пей земной влаги вопреки воле Небес.
    В тот же миг спустился на землю небесный отрок, дал женщине испить какой-то ароматный напиток. Выпила женщина, вознеслась на радужном облаке в Небо. Бедная мать опомниться не успела, только поглядела дочери вслед.
    О ту пору прославленный маг Кан Им Дорен обернулся нищим и пришел на базарную площадь просить подаяние. Смотрит - облако в небе плывет. Поднял маг указательный палец, женщина тотчас с Неба упала, живехонька-здоровехонька. И надо же было такому случиться, чтобы как раз в тот момент Чон У Чхи шел через базарную площадь. Увидел, что женщина с Неба упала, подивился такому чуду. А тут еще нищий один говорит:
    - Бедный Чон У Чхи! Твоя сила чаще приносит зло, чем добро. Не старайся выдать замуж вдову, суждено ей весь век целомудренной оставаться.
    Выхватил Чон У Чхи меч, чтобы нищего проучить за дерзость, а тот тигром обернулся да как бросится на Чон У Чхи. Хотел Чон У Чхи убежать - не тут-то было: ноги к земле приросли. Пал тут Чон У Чхи на колени, пощады запросил. Так и не смог другу помочь.
    В другой раз пошел Чон У Чхи навестить Со Хва Дама, известного своей ученостью даоса. Жил даос в бедной хижине, в горах Яге. Слава о его талантах разнеслась по всему свету. Пришел к нему Чон У Чхи, просит искусству магии поучить. Обрадовался Со Хва Дам, с братом своим младшим, Со Ен Дамом, познакомил. А был тот брат в учениках у даоса.
    И предложил Чон У Чхи в волшебстве посостязаться. Взял Чон У Чхи шляпу Со Ен Дама, заклинание произнес - шляпа в проволоку превратилась. Взял Со Ен Дам шляпу Чон У Чхи, произнес заклинание - шляпа тигриной шкурой обернулась. Потом проволока белым драконом стала, а тигриная шкура - голубым. Взмыли ввысь драконы, схватились друг с другом, все вокруг тучами заволокло да туманом. Потерпел поражение голубой дракон, улетел на юго-восток.
    Расхохотался тут Со Хва Дам, взял со стола чашки, в воздух подбросил. Спустились драконы тут же на землю, исчезли, а на их месте две шляпы лежат. Попросил даос прощения у Чон У Чхи за непочтительность младшего брата и говорит:
    - Нечего было тебе состязаться с гостем без моего разрешения. А побежденным ты оказался потому, что твой дракон голубым был. Голубой - это цвет дерева, а белый - металла. Из пяти элементов металл побеждает дерево. Наоборот не бывает. Вот в чем твоя ошибка!
    Как-то Со Хва Дам сказал Чон У Чхи:
    - Есть у Южного моря гора, Хвасан называется. Живет там известный даос по имени Ун Су Сонсэн. Был он когда-то моим учителем. Вот и хочу тебя попросить отнести письмо от меня. Путь тебе предстоит долгий и трудный. Гора крутая, высокая, жилья поблизости нет.
    Согласился Чон У Чхи, а сам думает: "Неужто Со Хва Дам не верит в мои способности". Обидно стало Чон У Чхи. Но письмо он взял и не мешкая отправился в путь. Шел, шел, к морю пришел. Вдруг смотрит - решетка. Высокая-превысокая. Хотел Чон У Чхи через нее перелезть, лез, лез, а решетка все выше и выше. До самого Неба достала. Десять дней, десять ночей лез Чон У Чхи по решетке - так и не перелез.
    Совесть его замучила, что не выполнил просьбы, обернулся он чайкой и прочь улетел. А Со Хва Дам превратился в бумажного змея, в погоню пустился. Стал тогда Чон У Чхи леопардом, а Со Хва Дам - львом. Бросился лев на леопарда, одолел его и говорит:
    - Много в тебе еще спеси, а уменья недостает. Надобно тебе у меня поучиться! Никогда не употребляй волшебную силу во зло, делай только добро. А сейчас давай отправимся вместе в горы Тхэбэк и будем совершенствовать свои знания.
    Так Чон У Чхи был прощен и отправился вместе с учителем в горы. Построили они там жилище и посвятили жизнь самосовершенствованию. Много книг написали и сложили в пещере.
    Долго никто о них ничего не знал, но однажды их встретил в горах человек по имени Ян Бон Не из провинции Канвон, он отправился туда поклониться мощам первого короля - Тан Гуна. И молвили отшельники:
    - Живем мы вдали от суетного мира, постигаем тайны мироздания. Уже написали об этом несколько томов. Человек ты с виду надежный. Обещай же их сохранить, дабы потом передать потомкам содержащиеся в них тайны.
    Взял Ян Бон Не книги, домой воротился. Читает те книги денно и нощно, всю премудрость постиг. Стал людям их излагать - никто слушать не хочет. Тайна должна оставаться тайной.
    Перевод А. Иргебаева

КАК СОСТЯЗАЛИСЬ ДВА ВОЛШЕБНИКА

    Случилось это давно. Три века назад. А может, и раньше. Жил в горах Мехян, в монастыре, волшебник, и звали его Самендан. Не знал Самендан в Корее себе равных по волшебству. И вдруг услышал, что в монастыре Чжанан, в Алмазных горах, живет буддийский монах по имени Сосан-Дэса и слава о нем разнеслась по всему свету. Решил тогда Самендан отправиться в Алмазные горы, посостязаться с монахом и доказать свое превосходство.
    Узнал про это Сосан-Дэса, позвал одного из своих учеников и говорит:
    - Жду я нынче гостя из монастыря, что в горах Мехян. Пойди и встреть его.
    Удивился ученик и отвечает:
    - Как же я его встречу, если ни разу не видел?
    - А очень просто, - говорит Сосан-Дэса. - Как только он явится, вода в реке потечет вспять.
    Не поверил учителю ученик, но встречать гостя пошел. Идет он вдоль берега, вдруг смотрит - вода в реке потекла вспять, и в тот же миг к нему подошел буддийский монах. Понял тут ученик, что это и есть гость из монастыря, поклонился и говорит:
    - Я живу в монастыре Чжанан в Алмазных горах и пришел сюда встретить вас.
    Удивился Самендан, но виду не подал и говорит вежливо:
    - Весьма благодарен вам за ваше внимание. - Сказал и вместе с учеником пошел в монастырь.
    Увидел он Сосан-Дэса, поймал пролетавшую птичку, положил на ладонь и спросил:
    - Живая или мертвая?
    Пошел Сосан-Дэса навстречу гостю, переступил порог и тоже спросил:
    - Я вхожу в комнату или выхожу?
    Рассмеялись гость и хозяин, поздоровались. Сели.
    Велел Сосан-Дэса чашу с водой принести, в воде рыбки плавают. И говорит Самендану:
    - Мы с вами буддисты, и рыбу нам есть не положено. Но можно ее проглотить и живую выплюнуть.
    Стали волшебники рыбок глотать. У Сосан-Дэса все рыбки живые, а у Самендана - мертвые.
    Принялись они пирамиду из яиц строить. Самендан снизу вверх складывает, Сосан-Дэса - сверху вниз. Уже время обеда наступило, а они все состязаются. Говорит гостю хозяин:
    - Отведай моего супа с лапшой, - а сам миску иголок ему подает. Не может Самендан иголки глотать, а Сосан-Дэса ест да нахваливает.
    С той поры не считал больше Самендан себя самым лучшим волшебником, в ученики к Сосан-Дэса записался.
    Перевод А. Иргебаева

ПЕЩЕРА МАСИПКУЛЬ

    Есть в провинции Северная Хванхэдо, в уезде Суан, деревушка Тохари. Стоит за этой деревней не то гора, не то скала, на ширму похожа. В скале - пещера. Называют ее жители окрестных деревень пещерой Масипкуль. Входишь в нее - даже высокому можно не пригибаться. Дальше пойдешь - не только согнешься, ползком поползешь. Никому еще не удавалось до конца эту пещеру пройти. Растянулась она, говорят, на целых полсотни ли. Потому и называют ее еще Пещерой Осимни - пятидесяти ли.
    Вот что рассказывают про эту пещеру люди. Давным-давно жили в деревне Тохари муж и жена. Бедные, бедней некуда. Добрым был муж, простодушным. Чтобы обидеть кого - такое ему и во сне не могло присниться. И прозвали его за то Масип-дурачок.
    Не обижался Масип. Когда пришла пора ему жениться, стали старики судить да рядить.
    Одни говорят:
    - Кто за него пойдет?
    Другие возражают:
    - Отчего же не пойти, душа у него добрая.
    Третьи спрашивают:
    - Кого, интересно, он в жены возьмет?
    А был Масип высокий да плечистый. И силы ему не занимать. Кого хочешь одолеет. И в работе равных ему нет. Знают Масипа не только в родной деревне, но и в окрестных. Не каждый, может, видел Масипа-дурачка, зато слышали о нем все. А о девушках и говорить не приходится. Очень им хотелось на него поглядеть!
    Идет, бывало, Масип по деревне, и мальчишки ему кричат вслед:
    - Эй, Масип! Ты кого в жены возьмешь?
    - Самую красивую девушку на свете, - добродушно отвечает Масип. А мальчишки хохочут:
    - Вы только послушайте, что говорит этот простофиля! Да какая красавица за тебя, дурня, пойдет?
    И вдруг прошел слух, что Масип жену себе взял из соседней деревни. Заговорили все, зашумели:
    - Что за девушка за него замуж пошла?
    - Кто такая?
    - Рябая небось или хромая.
    А надобно вам сказать, что взял себе Масип в жены редкой красоты девушку. Лицо - белый снег, белее цветов тыквы-горлянки. Так и светится! Сама статная! И хоть бедно одета, а хороша - глаз не отведешь. Живут молодые, с травы на воду перебиваются, а любят друг друга - как мандаринские уточки-неразлучницы. Думали поначалу односельчане - неровня они, а как увидали, до чего дружно живут, то сами завидовать стали. Опять пошли толки да пересуды.
    - Как же это случилось - такая красавица из всех парней дурака выбрала? - говорили одни.
    - Да, много непонятного творится на свете, - подхватывали другие.
    Жена Масипа вела себя скромно и ничуть не гордилась своей красотой.
    И вот однажды, дело было зимой, пришла в дом беда. Горы стояли в снегу, лишь на солнечной стороне - там, где снег местами растаял, - виднелись темные пятна. Солнце пригревало, но ветер по-зимнему бесновался. Пошел Масип в горы за хворостом. Вдруг смотрит - юноша на снегу лежит.
    "Странно, как он сюда попал?" - думает Масип. Окликнул он юношу:
    - Кто вы?
    Молчит юноша.
    Подошел Масип ближе, рукою юношу потрогал, снова окликнул:
    - Послушайте!
    Лежит юноша, не шелохнется. Приложил Масип руку к его груди: теплый еще. Взвалил Масип юношу на спину и домой понес.
    - Ты кого принес? - спрашивает жена.
    - Не знаю. Он в горах на снегу лежал. Охотник, наверное. Приготовь ему поскорее рисового отвара.
    Ушла жена на кухню отвар готовить, а Масип отнес юношу в теплую комнату, принялся руки и ноги ему растирать. Выпил юноша отвар, глаза открыл. И по лицу и по одежде видно, что не бедняк.
    Заговорил наконец юноша:
    - Не знаю, кто вы, но благодарю за спасение. В долгу не останусь, сторицей отплачу.
    - Стоит ли об этом говорить, - отвечает Масип. - Слава Богу, вы живы, а ведь могла случиться беда. Где дом ваш? Как вы попали в наши края?
    - Я - сын здешнего правителя. Вышел поохотиться и отстал от своих. Долго блуждал, ослабел от голода и свалился на землю.
    - Сын правителя? - прошептали Масип с женой и в испуге переглянулись. Что и говорить, познакомиться с сыном самого правителя - честь немалая. Однако на душе у них было тревожно. Вспомнил тут Масип, что люди о новом правителе говорят. Недаром гласит пословица: "Убежал от волка - наскочил на тигра". Новый правитель хуже прежнего оказался. Так что добра от него ждать не приходится. Говорят, большой он охотник до вдов. К тому же коварный и жадный. Только приехал, начал народ обирать. Над вдовами измываться. И очень скоро дурная слава о нем разнеслась во всей стране. Вспомнил Масип все, что о правителе ему говорили. А в сыне вот ничего не приметил.
    Приняли Масип с женой сына правителя как самого дорогого гостя. И пекутся о нем, и кусок подают самый лучший, хоть и бедны. Живет юноша у Масипа день, живет другой, целых десять дней прожил, выздоровел, а уходить не собирается.
    Удивляются Масип с женой, не поймут, в чем тут дело. Но ведь не выгонишь человека из дому. А дело было вот в чем: приглянулась юноше жена Масипа.
    Никогда еще никто так не пекся о нем, не ухаживал. Видит юноша, что женщина на его любовь не отвечает, и из себя выходит, злость его разбирает. Вначале стеснялся, ведь Масип жизнь ему спас, а потом и думать об этом забыл. Саму мысль о благодарности прочь отбросил, как старые туфли. Недаром он сын правителя! Чего захочет, того и добьется.
    Видит юноша, что жена у Масипа верная и ума ей не занимать, и решил богатством ее прельстить, а Масипа-дурака припугнуть хорошенько.
    Отлучился как-то Масип из дома, а сын правителя и говорит его жене:
    - Ты - цветка краше. Зачем же тебе в нужде-бедности жить? Я полюбил тебя. Пойдем ко мне!
    Растерялась женщина поначалу. Обидно ей, что выходила такого неблагодарного, глядеть на него тошно. Только виду не подала и как ни в чем не бывало ответила:
    - Так издавна повелось, что не бывает у добродетельной женщины двух мужей сразу. Как же я могу выйти за вас, если у меня муж есть?
    Смутился было сын правителя, но тут же подумал, что это - уловка, начиталась жена Масипа книг, вот и хитрит.
    Схватил сын правителя женщину за руку и опять за свое:
    - Душа у тебя так же прекрасна, как и лицо. За это я тебя еще больше люблю!
    - И не стыдно вам к чужой жене приставать, - отвечает женщина. - Вы ведь из благородных!
    Задумался сын правителя, а после опять говорит:
    - Зря ты отказываешься! Осыплю я тебя золотом, будешь в роскоши жить.
    Не выдержала тут женщина и крикнула:
    - Не желаю я слушать подобных речей! Убирайтесь вон!
    Не мог сын правителя такого позора стерпеть, выбежал, разъяренный, из дому, решил жене Масипа отомстить.
    Через несколько дней привел стражников. Не успел Масип опомниться, как его связали, а на жену покрывало набросили и унесли. Видит, как бесчинствуют стражники, а заступиться не может. Приметил тут Масип в толпе стражников сына правителя и закричал:
    - Где это видано, чтобы у человека жену отнимали? За что вы обидели меня? В чем мое преступление?
    - В том, презренный раб и дурак, что у тебя жена - красавица!
    - Да ведь это разбой! Я тебя от смерти спас! Так-то ты меня благодаришь?
    - Не пара она тебе!
    Попробовал Масип веревку разорвать, не смог и опять закричал.
    - Так и быть, отпущу я твою жену! - рассмеялся сын правителя. - Только при одном условии: проруби пещеру длиной в пятьдесят ли вон в той скале!
    - Это правда? - переспросил Масип. - Если я прорублю пещеру в пятьдесят ли длиной, ты вернешь мне жену?
    - У янбана слова не расходятся с делом! - отвечает сын правителя, про себя же усмехается: - "Вот уж дурак так дурак: пещеру в пятьдесят ли прорубить собрался!"
    Ушел сын правителя со своими стражниками. Развязали люди Масипа, говорить стали:
    - Эх, парень, парень! Чересчур уж ты добрый. Такого негодяя от смерти спас. Он тебе за добро злом отплатил. О бессердечное Небо, пусть сразит молния этих злодеев!
    И вот взял Масип зубило и молоток. К скале пошел, пещеру стал прорубать. Не прорубит - не видать ему больше жены!
    Трудится Масип день, трудится ночь. Стали односельчане его отговаривать:
    - Не за дело ты взялся, Масип. Ведь и за тысячу лет не прорубить пещеру в пятьдесят ли!
    Не слушается Масип односельчан. Еще усерднее рубит и рубит. Верит, что настанет день и труд его принесет плоды.
    Увидели люди такое его упорство, подбадривать стали:
    - Может, смилостивится над тобой Небо, поможет за сто дней прорубить пещеру.
    Услышал это Масип, воспрянул духом и спрашивает:
    - За сто дней, говорите? Неужто правда?
    - Правда, правда, - зашумели в ответ люди.
    Стал теперь Масип на скале каждый день отмечать меткой особой. Идут дни за днями, то дождь льет, то ветер дует. И с каждым днем пещера все глубже становится. Только все равно конца ее не видно. Тут не то что за сто дней, за сто лет пещеру не прорубить. Жизни не хватит. А Масип все трудится и трудится. Вот и девяносто девятый день наступил. Потом сотый. Вдруг, будто живую, увидал перед собой Масип жену, а рядом - врага лютого, сына правителя. Как закричит Масип:
    - Это ты, негодяй, у меня жену отнял, - и, не понимая, что делает, изо всех сил стукнул правителя в грудь зубилом. Зубило легко вошло в камень. И почудилось Масипу, будто он и вправду сразил правителя… Смотрит Масип: дыра здоровенная в скале, очнулся, ступил шаг, другой, а впереди пещера, да такая длинная, что и конца не видать. Уж пятьдесят ли точно будет!
    Обрадовался Масип. "Что за диво, - думает. - Не иначе как само Небо мне помогло!" Побежал вперед. Бежит, бежит, вдруг - каменная стена. Поднатужился, толкнул стену, она и рухнула, и в тот же миг ему в глаза ударил яркий солнечный свет. Вывела Масипа пещера прямо в сад правителя. А жена его как раз в это время погулять вышла. Гуляет, а сама Небо молит, чтобы помогло ей встретиться с мужем. Увидел Масип жену, подбежал, обнял ее.
    Кинулась она к мужу, плачет от радости. Принялся Масип ее утешать.
    - Не плачь, - говорит, - пойдем скорее домой.
    Повел он жену в пещеру и как закричит:
    - Эй ты, негодяй, я выполнил твое условие и теперь забираю жену.
    Услышали это слуги правителя, в пещеру за Масипом кинулись. Тут на них камни градом обрушились, придавили. Прибежал сын правителя, приказывает слугам догнать Масипа с женой, сам на коня вскочил и тоже помчался в погоню. Остановился у противоположного конца пещеры, ждет, когда беглецы появятся. Много дней ждал, не дождался. Не вышли Масип с женой из пещеры. Разгневался сын правителя, велел дым напустить в пещеру. Нарубили слуги хворосту, перед входом в пещеру сложили и подожгли. Только пополз дым в пещеру, оттуда вода хлынула и унесла хворост в лощину. А сын правителя вместе со слугами в потоке утонул.
    Рассказывают, что неподалеку от деревни Тохари течет маленькая речка по тому самому руслу, которое когда-то проложил могучий поток. А в самой пещере до сих пор видны черные пятна от огня. И еще следы зубила Масипа.
    Перевод Вадима Пака

ДРОВОСЕК И ЕГО СЫН

    Давным-давно неподалеку от королевского дворца жил дровосек. До того трудолюбивый был, что и сказать трудно. Только и было у него добра что клочок земли. Обрабатывал его дровосек, тем и кормился. А то в горы пойдет, хвороста соберет, во дворец отнесет, продаст. Ни жены не было у горемыки, ни детей, так бобылем и жил.
    Собрал как-то дровосек хворост, пошел во дворец продавать - ни одной вязанки никто не купил. Ходил, ходил дровосек, притомился, домой пошел. Идет мимо озера, смотрит - ребятишки там собрались, галдят. Подошел, а это ребятишки карпа здоровенного в озере выловили, он на крючке у них дергается. Рады детишки, прыгают, карпа руками хватают. А у карпа слезы из глаз катятся, будто он человек. Пожалел дровосек беднягу, дал ребятишкам денег, откупил карпа. Откупил и в озеро отпустил. Вынырнул карп раз, вынырнул другой, голову опустил, будто поклонился, и исчез.
    На другой день опять понес старик хворост во дворец продавать. Продал, домой пошел, на берегу озера юношу повстречал. Поклонился юноша дровосеку, заулыбался и говорит:
    - Здравствуй, добрый человек! Я третий сын царя Дракона! Вышел вчера прогуляться и на крючок попался. А ты меня спас! Теперь батюшка мой тебя в гости зовет, в подводное царство.
    Понял тут дровосек, что юноша и есть тот самый карп, которого он вчера спас. А в подводное царство идти не хочет, за домом некому присмотреть. Взял тогда юноша дровосека за руку, в озеро тащит. Делать нечего, согласился дровосек. Сел на спину юноше-карпу, и поплыли они на дно. Плыли, плыли, вдруг все заблестело вокруг и засверкало. Золотой дворец перед ними вырос. Открыл юноша хрустальную дверь, повел дровосека в царский дворец, а там крыша золотая, стреха коралловая, колонны мраморные.
    Сошел грозный царь Дракон со своего золотого трона, на трон дровосека усадил, пир в его честь устроил и говорит:
    - Ты сына моего спас, и нет у меня теперь дороже гостя!
    Растерялся дровосек, не знает, что и делать. Потом за еду принялся, ведь с самого утра ничего не ел. Ест, а сам диву дается: блюда одно другого вкуснее, вина все сладкие, ароматные! Музыка играет, девушки-красавицы танцуют. Комнат видимо-невидимо, и все из золота, хрусталя да кораллов. Драгоценностей не перечесть. Пировали день, пировали ночь, не заметил, как время пролетело.
    Пожил дровосек в гостях у царя, заскучал, домой захотел. Не отпускает его юноша, а дровосек ни в какую. Опечалился юноша и говорит:
    - Узнает отец, что ты домой собрался, одарить захочет. Ничего не бери - коралловую вазу проси, ту, что возле трона стоит. Она тебе добрую службу сослужит.
    Пошел дровосек к царю Дракону прощаться, а царь ему говорит:
    - Спас ты моего сына, и за это я отдам тебе что пожелаешь. Любое сокровище.
    Молчит дровосек. Спрашивает король:
    - Или мало тебе одного сокровища? - слуг кликнул, велел все сокровища принести, что есть во дворце. Ничего не берег дровосек. Молчит. Молчал, молчал, потом и говорит:
    - Спасибо тебе, царь, за доброту твою. Только не надо мне твоих сокровищ!
    Услышал это царь, не знает, что и делать. Подумал и говорит:
    - Хочешь - бери половину сокровищ! Мне для тебя ничего не жалко!
    Сказал тогда дровосек:
    - Не надо мне сокровищ. Отдай лучше вазу, что возле трона стоит.
    Услышал это царь, растерялся и отвечает:
    - Что хочешь бери, а вазу не отдам!
    Тут вышел вперед юноша-карп и говорит:
    - Неужто, отец, тебе ваза сына дороже?
    Ничего не поделаешь. Пришлось царю вазу дровосеку отдать.
    Воротился домой дровосек, вазу на комод поставил, а на другой день за хворостом пошел.
    Только странные дела с того времени стали у него в доме твориться.
    Продал он как-то хворост, вернулся домой. Проголодался, хотел кашу сварить, смотрит - стол накрыт, на столе чашка риса, закуска. Огляделся дровосек - в доме никого, во дворе поискал - тоже ни души. Так и на другой день, и на третий. Только захочет есть дровосек, а стол уже накрыт. И чего только на нем нет! Никогда в жизни дровосек так вкусно не ел. Кто же это ему готовит? Подумал так дровосек, прикинулся, будто хворост идет продавать, а сам за домом спрятался. Вечереть стало. Смотрит дровосек - диво, да и только! Из коралловой вазы девушка вышла, красивая - глаз не отведешь, будто фея с неба спустилась. Пошла девушка на кухню, а у самой мешочек в руке. Набрала девушка из мешочка риса, вымыла его мигом, сварила, стол накрыла. Но только хотела спрятаться в вазу, дровосек тут как тут. Схватил вазу, на пол бросил. Разбилась ваза. Так и осталась девушка стоять посреди комнаты.
    Спрашивает дровосек:
    - Кто ты?
    - Я - фея из подводного царства, помочь тебе пришла, - отвечает красавица.
    И стала девушка женой дровосека.
    Добрая, красивая, на все руки мастерица, мужу помощница. Даже холст ткать умеет. А дровосек еще больше старается, клочок земли обрабатывает, хворост продает. Живут муж с женой - горя не знают. А тут счастье им привалило - сын родился. И назвали они его Кведори[*]. Умным уродился, смекалистым. Чем старше, тем все умнее.
    [* Кведори - хитрый, смышленый.]
    Поехал как-то король на охоту, подданных с собой взял. Настреляли они фазанов. В полдень король есть захотел и приказал слугам фазанов изжарить. Пришли слуги в дом к дровосеку, принялись жарить фазанов.
    Вдруг смотрят - красавица холст ткет. А это мать Кведори была. Загляделись на нее слуги, не заметили, как фазан на огне сгорел. Спохватились, да поздно. И стали друг друга винить да так распалились - до драки дело дошло.
    Выбежала во двор красавица, стала слуг разнимать, узнала в чем дело и говорит:
    - Я дам вам фазана, только королю про это ни слова.
    Пошла красавица на кухню, вылепила из теста фазана и говорит слугам:
    - Сейчас фазан полетит, а вы его подстрелите.
    Подбросила фазана в воздух. Выстрелили в него слуги, в крыло попали, упал фазан на землю. Изжарила добрая женщина фазана, отдала королевским слугам. А те глазам своим не верят. Побежали к королю, все как есть рассказали.
    Замыслил король недоброе, не мешкая призвал дровосека и говорит ему, да так грозно:
    - Слышал я, живешь ты богато, а ни разу не одарил своего короля. Захотелось мне свежей рыбки! Вылови трех крупных карпов, мне принеси! А не принесешь - я жену у тебя отберу, чтобы во дворце мне прислуживала.
    Вернулся дровосек домой чуть жив и затосковал: где ему зимой живых карпов взять, когда реки все льдом скованы?
    - Не горюй, - сказала жена, на кухню пошла, тесто замесила, трех карпов из теста вылепила. Велела Кведори воды принести, в бочку налить. Взяла карпов, в воду бросила, карпы тут же и ожили.
    Отнес их дровосек королю. Удивился король, но вида не подал и говорит:
    - Захотелось мне земляники. Я даю тебе три дня срока. Сходи в лес да принеси, а не принесешь - жену у тебя отберу.
    "Не миновать мне теперь беды, - думает дровосек. - Где я земляники возьму, когда горы снегом покрыты".
    Думал, думал, ничего не придумал, заболел от печали и слег. Послала тогда жена к королю сына. Увидел его король и говорит:
    - Это ты, значит, и есть сын дровосека? Ну, что, достал мне отец горной земляники?
    Улыбнулся Кведори и отвечает:
    - Хотел отец земляники нарвать, а его змея укусила. Он и умер.
    Услышал это король, напустился на мальчика, кричать стал:
    - Обманывать короля вздумал, негодяй этакий! Где это видано, чтобы зимой змеи водились?
    А Кведори отвечает:
    - Твоя правда, король, змеи зимой не водятся. А земляника разве растет?
    Нечего королю сказать, но сдаваться не хочет и говорит мальчику:
    - Не растет земляника - не надо! Обойдусь! Слышал я, что ты мальчик смышленый, давай с тобой в чжанги[*] сразимся! Если выиграешь, - значит, и вправду смышленый. А проиграешь - убью, чтобы не врал.
    [* Чжанги - род корейских шахмат.]
    Вернулся Кведори домой, рассказал обо всем матери.
    - Не бойся, - говорит мать, - выучу я тебя в чжанги играть.
    Всю ночь учила мать Кведори в чжанги играть. А наутро пошел он в королевский дворец: Ждет его король не дождется, никто еще его не обыграл в чжанги. А уж Кведори и подавно ему проиграет. И убьет тогда король Кведори. Уговор такой был. Только все наоборот получилось. Стал король с Кведори в чжанги играть, а Кведори все выигрывает да выигрывает.
    Позвал тогда король всех мастеров, кто в чжанги играет. Никто Кведори обыграть не может. Ушел Кведори. Рассердился король, слуг кликнул, приказал убить мальчика. Награду пообещал - сто янов. Вызвались двое, самые жадные. Пришел на другой день Кведори во дворец хворост продавать, схватили его слуги, в мешок затолкали и потащили. Тащили, тащили, передохнуть под деревом сели, разговор завели.
    Один говорит:
    - Теперь остается только в озеро его бросить.
    Другой отвечает:
    - И вознаграждение получить. А пока давай сходим в харчевню, никуда он не убежит.
    Ушли злодеи в харчевню, а мальчика в мешке оставили. А в мешке дырка была. Увидел Кведори через дырку, что злодеи ушли, попробовал из мешка выбраться. Как ни старался, ничего не выходит. Смотрит - слепой мимо идет.
    Говорит ему Кведори:
    - Дяденька, а дяденька! Потрогайте мои глаза! Никак я прозрел!
    - А ты тоже слепой? - спрашивает путник.
    Пошел он на голос, стал мешок нащупывать, а Кведори говорит:
    - Я тоже слепой, посоветовали мне в мешок залезть, повторять: "Откройся левый глаз, откройся правый глаз". Вот и сижу целый день, слова заветные говорю. Повторял, повторял - и вправду прозрел.
    Услышал это слепой, мешок развязал, потрогал глаза Кведори спрашивает:
    - Неужто прозрел?
    Раз спросил, другой, третий. Кведори как расхохочется и говорит слепому:
    - Послушайте, дяденька, если бы так легко можно было прозреть, на свете не осталось бы ни одного слепого. Обманул я тебя! Это король велел меня схватить и посадить в мешок, а после в озеро бросить. Спас ты меня! Ты прости за обман. Спасибо тебе большое!
    Поклонился Кведори слепому, домой пошел. А слуги пьяные вернулись из харчевни, смотрят - мешок пустой. Перепугались, не знают, что делать. И решили сказать королю, что нет больше Кведори, утонул в озере.
    Пришел Кведори домой, рассказал обо всем отцу с матерью. И стали они думать, как королю отомстить. Продала на другой день мать все вещи, купила полотна, одежду сшила, никто такой не видал. Нарядила в ту одежду сына, письмо ему в руки дала на шелку, в королевский дворец отправила.
    Увидел король: Кведори цел, невредим, - перепугался, грозно на слуг поглядел, тех, что его обманули. Задрожали слуги от страха и стали оправдываться:
    - Не он это, его дух. Мы точно помним, что бросили его в воду.
    Подошел тогда Кведори к королю и говорит:
    - Они и в самом деле в озеро меня бросили. А там кто-то мешок развязал. Вышел я, смотрю - дворец красивый стоит, во дворне царь Дракон на троне сидит. Обрадовался царь, пир устроил. Все драгоценности разложил: бери, что душе угодно. Сказал я ему, что драгоценности мне не нужны, а вот король наш большой охотник до них. Говорит тогда царь: "Нельзя вашего короля сюда пригласить?" Написал царь письмо, попросил тебе передать. Вот оно!
    Сказал так Кведори, письмо королю отдал. А в письме вот что' написано:
    "Спасибо, что прислал ко мне юношу. Я нарядил его в платье посланника и велел передать вам письмо. Я, Владыка подводного царства, предлагаю дружбу вам - правителю суши. Прошу пожаловать в гости ко мне, дабы я смог одарить вас и ваших подданных бесценными сокровищами".
    Разгорелись у жадного короля глаза. И решил он не мешкая в подводное царство отправиться к царю Дракону, да не один, а со всей свитой, чадами и домочадцами, чтобы побольше даров получить. И приказал в путь-дорогу готовиться.
    Пришел король со всей своей свитой к озеру. Велел каждому, как Кведори, привязать к голове тяжелую железную крышку с котла, чтобы быстрее до подводного царства добраться.
    Первыми в воду попрыгали сановники и родня королевская, не терпится им дары богатые получить. Только прыгнут - руками начинают размахивать, никак тонут. А король с Кведори на берегу стоят, смотрят.
    Стал тут Кведори короля торопить:
    - Видишь, король? Они тебе машут руками, зовут. Иди же скорей.
    Привязал король к голове крышку, в воду бросился.
    Так и утонул злой король со всеми своими придворными в озере.
    А Кведори вернулся домой и зажил счастливо с отцом с матерью. Помогал им и сам усердно трудился.
    Перевод А. Иргебаева

ОЗЕРО ЧЖАНЧЭ

    Давным-давно в провинции Кеннам в замке Чжинчу жил богач по имени Чжанчэ. Скупой и жестокий, никого не жалел. Была у него дочь - честная, добрая, - не в отца уродилась. Придет, бывало, бедняк, она ему рису дает или денег, и нищего не обидит - милостыню подает, чтобы отец не знал. А узнает отец - побьет. Дочка стерпит и опять добро людям делает.
    Пришел как-то нищий старик, с палкой, еле ноги волочит. Отец как раз у ворот стоял, они со слугой коня мыли. Увидел отец старика, рассердился и говорит:
    - Чего тебе надобно?
    Протянул старик латаную-перелатаную сумку и отвечает:
    - Сжалься, мил человек, дай хоть маль[*] риса, с голоду умираю.
    [* Маль - мера сыпучих веществ, равная 18 кг.]
    Пошептался отец со слугой, велел мешок у старика взять, навоза туда положить. Мигом сбегал слуга за навозом, в мешок его положил, старику отдал. Рад старик, до земли богачу поклонился, чуть носом о землю не стукнулся. И пошел своей дорогой. А богач со слугой смотрят ему вслед, смеются. Животы надрывают.
    Жалко дочери Чжанчэ старика, а за отца стыдно. Побежала она в дом, положила в мисочку риса, в шелковый платок ее завернула, побежала за стариком. Догнала и говорит:
    - Выбрось ты свою сумку, добрый человек, а это возьми!
    Глянул старик на девушку и спрашивает:
    - Зачем же сумку выбрасывать?
    Отвечает девушка:
    - В сумке у тебя не рис - навоз. Отец приказал положить. Сердца у него нет. Я принесла немного риса, возьми!
    Говорит старик:
    - Знаю я, милая, что в сумке навоз. Я нарочно пришел, отца твоего испытать. Спасибо тебе, милая, за доброту твою, за заботу. А сейчас пойдем со мной. Останешься здесь - погибнешь.
    Сказал так старик, за руку девушку взял, за собой повел.
    Только они отошли, грохот раздался - гром грянул, молния засверкала. Оглянулась девушка, смотрит - где дом ее стоял, там озеро широкое разлилось. А старик куда-то исчез. Пошла девушка к озеру, плачет, слезами заливается, нет больше ее отца, в озере утонул. Капают слезы в озеро. Где упадет слеза - там лотос распускается.
    А утром на том месте, где девушка сидела, изображение милосердного Будды стоит. Поняли жители, что это дух дочери богача, и назвали озеро Чжанчэ.
    Перевод А. Иргебаева

КРЫЛАТЫЙ КОНЬ

    Жил в давние времена крестьянин, и было у него три сына. Все силы недюжинной. Старший разъяренного быка может усмирить, голыми руками поймать дикого кабана. Средний - лучше всех на коне скачет. Младший - хоть и годков ему мало - старается ни в чем от старших не отстать.
    Деревня, где они жили, на крутом берегу стояла: то и дело на нее морские разбойники нападали.
    Случилась однажды беда: исчез из горной пещеры волшебный меч. Мечом этим мужчины от пиратов деревню спасали. Выйдут на гору, взмахнут мечом, сверкнет он - и враги в страхе бегут, побросав оружие. И вот не стало волшебного меча: его враги из пещеры выкрали. Пришел тогда старший сын к отцу и говорит:
    - Хочу я, отец, меч наш волшебный вернуть, у врагов отобрать.
    Сказал он так и отправился в путь. День и ночь шел, сколько рек и гор перешел - и не скажешь. Вдруг смотрит - ущелье. В ущелье - домик с черепичной крышей. Вошел юноша в ворота, а во дворе старец сидит, борода у него седая, длинная. Говорит старец:
    - Знал я, что ты придешь, коня крылатого приготовил. Может он в день тысячу ли проскакать.
    Сказал так старик, палкой об землю стукнул. В тот же миг белый конь появился: с каждой стороны у него по крылу.
    - До чего красивый! - воскликнул юноша.
    Вскочил на коня, а конь вихрем вперед полетел. Обеими руками вцепился юноша в гриву коня, того и гляди на землю свалится. Ударил его ногами в бока, конь на дыбы взвился, юношу сбросил.
    Подошел старик к юноше и говорит:
    - Не управиться тебе с крылатым конем. Возвращайся лучше домой.
    Просит юноша, умоляет старика позволить еще раз попробовать оседлать коня, но старик ни в какую.
    Так и вернулся юноша в деревню.
    Ругает его отец:
    - Я послал тебя за волшебным мечом, а ты ни с чем возвратился. Опозорил меня! О горе! Горе!
    Подошел тут средний сын к старику и говорит:
    - Дозволь мне отправиться за волшебным мечом!
    - Отправляйся, - молвил старик.
    Сел средний сын на коня, поскакал. На пути то реки, то горы. Преодолел их юноша. Через три дня до пещеры добрался, где старец живет. Спрашивает старец:
    - Ты кто и откуда путь держишь?
    - Я брат того юноши, что вчера у вас был, - отвечает средний брат.
    - Нынче поздно уже, заночуешь здесь, а завтра за волшебным мечом отправишься.
    Утром птички юношу разбудили. Выглянул он во двор, а там конь крылатый. Весь золотом так и сверкает. Вскочил юноша на коня, поскакал меч волшебный искать. Доскакал до обрыва на берегу широкой реки, неожиданно конь остановился, и вылетел юноша из седла прямо в реку. Вернулся средний брат домой, головы от стыда не смеет поднять. Ругает его отец:
    - Долой с глаз моих, трус, видеть тебя не хочу!
    Подошел тут к отцу младший сын и говорит:
    - Дозволь, отец, и мне попытать счастья.
    Сказал и до земли поклонился.
    Ответил тогда отец:
    - Старшие братья и то воротились ни с чем, где уж тебе, младшему, меч раздобыть? К тому же всего два дня до полнолуния!
    - А я через тигриное ущелье поеду.
    - Так ведь туда известные охотники ходить не отваживаются. Нет, не отпущу я тебя, - говорит отец. Младшего сына он больше старших любил.
    - Отпусти! - просит мальчик, а сам чуть не плачет. - Бабушка, когда умирала, наказывала волшебный меч отобрать у врагов!
    - Так и быть, - согласился отец. - Отправляйся. - И обнял своего любимца.
    Попрощался мальчик с односельчанами, в путь отправился. А путь долгий и опасный. Пробирается мальчик сквозь чащобу, вдруг смотрит - тигр в поисках добычи рычит. Залез мальчик на дерево, глянул на тигра и думает: "На тигре я быстрее, чем на коне, доберусь!" Спрыгнул с дерева прямо на спину тигру. И помчал его тигр к пещере белобородого старца. Вмиг домчал. Поглядел старец на мальчика и спрашивает:
    - Неужто на тигре примчался?
    - На тигре, - ответил мальчик и говорит: - Мне коня крылатого надобно!
    Только сказал - конь тут как тут, землю копытом бьет.
    - Ой, до чего красивый! - воскликнул мальчик. Потрепал коня по гриве, подковы осмотрел.
    Понравился старцу мальчик: и разумный и проворный. Обрадовался он и сказал:
    - Наконец-то нашелся у коня достойный хозяин!
    Рассказал старец мальчику, где меч волшебный искать.
    - Прощай же, почтеннейший, - проговорил мальчик.
    - Торопись, - молвил в ответ старик. - Завтра - полнолуние!
    И помчал быстрокрылый конь мальчика к пещере, где враги меч спрятали. Смотрит мальчик - впереди река, широкая да глубокая. Замедлил было конь ход, а мальчик его изо всех сил ногами в бока ударил. Перелетел конь через реку, поскакал дальше. Долго скакал. Вот и гора Куренсан - гора Девяти драконов. Спешился мальчик. Подошел осторожно к пещере, смотрит, а ее каменная сова стережет - ведь там меч волшебный запрятан. Вспомнил мальчик, что ему старец наказывал. Взял несколько капель росы, сове на клюв накапал. Очнулась сова от сна, золотой ключ выронила из клюва. Взял его мальчик, открыл железную дверь, в пещеру вошел. Драгоценные камни сверкают - глазам больно. А среди каменьев меч волшебный лежит. Взял его мальчик и говорит:
    - Вот оно, наше спасенье. - Поцеловал мальчик меч, сел на крылатого коня и поскакал домой.
    А в это время морские разбойники на деревню напали. Вернулся мальчик - бой в самом разгаре. Взмахнул он мечом, врагов стал крушить - только меч сверкает. Побежали чужеземцы с поля боя. А односельчане стоят и глядят, как бесстрашно воюет мальчик. Теперь навсегда враги были изгнаны из родной деревни. Подошел мальчик к отцу, низко поклонился и говорит:
    - Отец! Теперь нам никакие враги не страшны! Вот он, волшебный меч, спаситель наш, возьми его!
    - Ты отобрал у врагов волшебный меч, этого не смогли сделать даже твои старшие братья. Отныне ты и храни его!
    - Крылатый конь да желание навсегда избавить народ наш от врагов помогли мне! - ответил мальчик и снова поклонился отцу.
    Так благородный мальчик и меч волшебный принес, и коня крылатого Чхоллима добыл!
    Перевод Вадима Пака

ИВОВАЯ ДУДОЧКА

    На юге Кореи стоит посреди моря небольшой остров, недаром называют его Черепаший остров - Кобуксон. С виду он напоминает панцирь черепахи. Сохранилась по сей день на острове ивовая роща, летом туда прилетают иволги, и тогда весь остров оглашается звуками их песен, так похожих на заливчатые трели ивовой дудочки. Послушать пенье птиц приходят старики, рассаживаются под раскидистыми ивами и рассказывают друг другу сказки.
    Вот одна из них.
    Давным-давно это началось, когда раскидистые ивы были совсем маленькими: днем ивовые листочки съеживались и желтели. А как только наступала ночь и выпадала роса, оживали и вновь становились зелеными. Никак не могли жители острова взять в толк. что за диво такое. Тайна происходящего была известна только старому рыбаку. Не один век прожил он на острове. Ни сына у него не было, ни дочери, только жена-старуха. Жили они в мире и согласии. Рыбацкая лодка да рваные снасти - вот и все их богатство. Сгорбился от старости рыбак, глухой стал. Говорят ему, а он не слышит. Вместо ответа руками машет. Как у него узнать тайну раскидистых ив?
    Но вот однажды прибыл в уездный город новый правитель. Услышал о чуде, позвал старика-рыбака. Залатал старик свою старую и без того латаную-перелатаную одежонку и пошел к правителю. Увидел правитель старика, усы погладил и говорит:
    - Слышал я, что ведома тебе тайна ивовой рощи на Черепашьем острове. Открой мне ее!
    Склонил старик голову и отвечает:
    - Еще в детстве дед мой рассказывал об ивовой роще. Все, что он рассказал, вам поведаю.
    Уселся рыбак поудобнее, рассказывать стал.
    Давным-давно на том месте, где сейчас ивовая роща, была могила одного смелого юноши. Рассказывают, что напали однажды на остров наш чужеземцы. Храбро сражались жители острова, но силы были неравные - врагов больше. Погибли в том бою все воины острова, один только юноша уцелел. Весь в ранах, он продолжал биться с врагами. Но вот и он пал, сраженный вражеским мечом. Сбежались к нему все девушки острова. Оплакали смерть храброго юноши, могилу выкопали, за надгробной плитой пошли. Вернулись - а на месте могилы густо ивы разрослись. Стали искать, где же могила, но ее и следов не осталось. С тех пор вечерами, когда ветер шумел в кронах деревьев, казалось, что кто-то невидимый жалобно стонет. Вскричала тут одна из девушек:
    - О, горе мне, как же теперь отыскать могилу любимого?! - Дудочку сделала и заиграла, а после и говорит: - Только бы увидеть мне могилу любимого, не было бы на свете меня счастливее!
    Только произнесла она эти слова, как ветер налетел, раздвинул деревья. Смотрит девушка - перед ней тропинка. Побежала девушка по тропинке, нашла могилу любимого. Положили люди на могилу надгробную плиту, назад пошли. Вышли на поляну, тропинки - как не бывало: только ивы на ветру качаются.
    Вскорости снова напали чужеземцы на остров. А там ни одного молодого воина нет. Старики да женщины. Вышли они на бой, у кого в руке копье, у кого нож кухонный. Разве устоять им перед врагами?! Стали чужеземцы на остров высаживаться. А в это время та самая девушка, что на дудочке играла, побежала в ивовую рощу, ветку ивовую сорвала, опять дудочку сделала. Дует в дудочку и кричит что есть мочи:
    - Эй вы, пираты морские, грабители, прочь с нашего острова!
    Тут как налетит ветер - всех чужеземцев в один миг в море сдул! Разбушевалось море, накрыло волнами пиратов, утонули все они.
    Удивительная та дудочка. Для добрых и честных - волшебная. Для алчных и злых - простая свистулька.
    Умолк тут старик, мешочек развязал, из мешочка дудочку вытащил, правителю подал. Взял правитель дудочку - не нарадуется. Хотел было подуть в нее, да раздумал. Вспомнил, что не только добро людям делал. Спрятал ее в шкатулку, золотом да серебром изукрашенную.
    А надобно вам сказать, что не все пираты погибли. Кто-то из них вернулся на родину и королю своему о волшебной дудочке рассказал. Одолела тут короля алчность. И задумал он дудочкой завладеть. Вызвал одного из подданных. Велел всеми правдами и неправдами дудочку раздобыть. Отправился подданный в путь, а как к острову подобраться, не знает. Со стороны ивовой рощи - страшно. И решил он подплыть к острову на плоту, дождаться удобного случая и уж тогда проникнуть на остров. Переоделся чужеземец бедным торговцем, добрался до Кореи и стал расспрашивать у людей о Черепашьем острове: будто наказал ему король редкую рыбу купить. Ходил он, ходил, а на остров пробраться так и не смог. Тем временем слух о волшебной дудочке прошел по всему уезду. Только и было разговоров о ней. Находились смельчаки, чаще всего мореплаватели, снаряжали лодки и плыли к Черепашьему острову. Но стоило кому-нибудь приблизиться к острову, как поднималась буря, и лодки тонули. Счастье, если кому-нибудь удавалось спастись. Разнеслась слава о волшебной дудочке по всей Корее. Но охотников плыть на остров больше не находилось. Уже и несколько месяцев миновало, а королевский посланник все ходит и ходит. Пошел он как-то на базар, смотрит - в одном месте женщины собрались и шепчутся между собой. Подошел поближе, прислушался:
    - Слыхали, дудочка волшебная у правителя нашего в драгоценной шкатулке лежит, - говорила одна из женщин.
    Обрадовался чужеземец и думает: "Теперь незачем мне на остров ходить", - и вернулся на постоялый двор. Стал он соображать да прикидывать, как дудочку украсть у правителя. Взял связку отборного табака и на следующий день отправился во дворец. Попал на прием к королю. Поговорил о том о сем с правителем, попросил помочь в делах торговли и как бы невзначай предложил покурить табак. Попробовал король табак и с непривычки тотчас уснул. К тому же в табаке сонное снадобье было подмешано. Нашел чужеземец шкатулку, вытащил дудочку и был таков. Тотчас отплыл на родину, отдал дудочку королю. Обрадовался король. Пир по такому случаю устроил. Хвалят придворные удачливого посланца за то, что службу сослужил хорошо.
    - Никто теперь в целом мире не осилит меня, - хвастается король, - я завоюю все страны, сделаю их своими рабами. - Говорит и от удовольствия руки потирает.
    Выпил король вина, захмелел, дудочку взял, волшебную силу захотел испробовать. Дует, дует - все без толку. Пищит дудочка жалобно, а чуда никакого. Не знал король, что для добрых дудочка волшебная, а для алчных и злых - простая свистулька. Разгневался тут король, как закричит:
    - Эй ты, негодяй! Обманывать меня вздумал?! Не жить тебе больше.
    Кликнул король палача и приказал:
    - В воду столкнуть!
    Бросили королевского посланца вместе с дудочкой в море. И утонул он.
    А дудочка уплыла. Далеко-далеко. С тех пор ее никто больше не видел!
    Перевод Вадима Пака

ХОСИК - РОК ЕДИНСТВЕННЫХ СЫНОВЕЙ

    В давние времена жил мальчик. И был он единственным сыном. В его роду до девятого колена в каждой семье рождался всего один ребенок, и тяготел над ним рок - хосик. Ребенка похищал и убивал тигр. Не спаслись дед мальчика и отец. И случалось это в тот месяц, день и час, когда ребенку исполнялось двенадцать лет. Пошел мальчик к гадателю совета спросить, и сказал гадатель, что настигнет мальчика хосик, когда двенадцать годков ему сравняется.
    Не стал мальчик ждать рокового дня, распрощался с плачущей матерью и отправился по белу свету странствовать. Ходил из провинции в провинцию, пока в Сеул не пришел. Отыскал прославленного предсказателя, отдал ему пятьдесят янов - ровно половину того, что у него было, попросил судьбу предсказать. Стал предсказатель гадать, страх его обуял. Несчастная у мальчика судьба. И так гадал, и этак, потом и говорит:
    - Рок над тобой тяготеет. Если хочешь спастись, в тот день, как станет тебе двенадцать лет, иди к министру Киму, проберись в комнату его дочери, тогда жив останешься.
    Пошел мальчик к дому министра, ходит вокруг да около, а как войти - не знает. Вдруг откуда ни возьмись - старуха, она в доме по соседству жила. Посулил мальчик старухе несколько монет, она в дом его пустила. Рассказал мальчик, какая с ним приключилась печаль, про хосик поведал. Жалко стало старухе мальчика, и решила она ему помочь. И надо же было такому случиться, что дочка министра старухе этой племянницей доводилась.
    И вот, когда настал роковой день, припасла старуха вино, закуски разные приготовила, стражников угостила, тех, что двенадцать ворот стерегут в доме министра. Захмелели стражники, а старуха тем временем мальчика в покои проводила, где дочка министра живет. Пришли они, а девочки нет, как раз время ужина было. Велела старуха мальчику за ширмой спрятаться. Пришла девочка, а старуха ей и говорит:
    - Я сластей тебе принесла, за ширму положила. Захочешь полакомиться - возьмешь! - Сказала так старуха и домой ушла. Никто ее не видел. Девочка в отдельном доме жила, далеко от главного.
    Захотелось дочке министра полакомиться, пошла она за ширму сладости взять. Смотрит - а там мальчик сидит. Испугалась девочка, "Чжуек"[*] стала читать, подумала - это призрак. Читает, читает, а мальчик как сидел, так и сидит. Не исчезает. И грустный такой! Успокоилась девочка, спрашивает:
    [* Чжуек - "Ицзин" - древнейший китайский трактат по вопросам натурфилософии. Использовался и как гадательная книга.]
    - Ты кто - призрак или человек? Как очутился здесь?
    И рассказал мальчик все от начала до конца. Пожалела его девочка, в шкафу спрятала, чтобы злой рок не нашел.
    Пришла к девочке в это время подружка, министра Ли дочь, она по соседству жила. Поболтали они о том о сем, а потом девочка спросила подружку:
    - Как бы ты поступила, если бы сюда пришел тот, кто нуждается в помощи? - Спросила она, шкаф открыла, мальчика вывела и говорит: - Ему грозит смерть! Мы должны во что бы то ни стало его спасти! - И опять спрятала мальчика в шкаф. Стали девочки тигра ждать. Уже и ночь настала, пришел тигр, к дверям подошел, на задние лапы встал, просить стал:
    - Девочка, девочка, отдай мне, пожалуйста, мальчика, не прячь его в своей комнате!
    Ответила девочка тигру, а следом за ней и подружка:
    - Да как ты посмел, кровожадный, в дом министра без спросу ворваться?! Нет злодеяния страшнее, чем человека убить!
    А тигр и слушать не хочет, никак его не унять.
    - Я, - говорит, - девяносто девять мальчиков съел, и если сотого съем - в человека превращусь!
    Не пускают девочки тигра, "Чжуек" читают. Зарычал тут тигр, походил вокруг дома, а с первыми петухами прочь умчался. Открыли девочки шкаф, смотрят - мальчик без чувств лежит. Дали ему девочки жидкой кашицы рисовой, он и очнулся. Узнал, что тигр ушел, обрадовался, стал девочек за доброту их благодарить. Завели с ним разговор девочки, узнали, что он стихи сочинять умеет. И посоветовали экзамен держать на получение должности. А экзамен этот как раз на завтра назначен. Придумали девочки тему и форму стиха, вместе с мальчиком его сочинили.
    И надо же такому случиться! Экзаменаторами министры Ким да Ли оказались. Оценили они успехи мальчика по заслугам, а после дочерей своих в жены ему предложили. Не захотел мальчик девочек обижать, обеих взял в жены, домой привез. Мать мальчика не нарадуется. Так и прожили вместе всю жизнь. А детей нарожали - не счесть!
    Перевод А. Иргебаева

КАК ЮНОША МУН ХЕСОН КОРЕНЬ ЖИЗНИ ДОБЫЛ

    Жили в давние времена сын с матерью. Заботился сын о матери, почитал, а мать день-деньской трудилась, хлопотала. То по дому хлопочет, то огород полет, то пряжу прядет. В поте лица зарабатывали они себе на пропитание. Соседи их любили и уважали.
    Звали сына Мун Хесон, что значит - почтительный сын.
    Отец Мун Хесона рано умер, только и было у матери надежды что на сына. Она души в нем не чаяла.
    Но вот случилась беда. Занедужила мать. В постели лежит, не встает. Не отходит от нее сын. День и ночь выхаживает. Весь свет готов обойти, чтобы лекарство найти, помочь матери. Уж так она, бедная, страдает, день ото дня ей все хуже и хуже. Запечалился юноша и думает:
    "Почему так несправедливо устроен мир? Что плохого сделали мы с моей доброй матушкой? Отчего бог не дал ей прожить спокойно остаток дней? Разве не тружусь я в поте лица?" Подумал он так и кулаки от бессилия сжал.
    Жалеют соседи мать, еду ей приносят вкусную, а она и не притронется, все сыну оставляет.
    До слез трогает юношу материнская забота.
    А мать горюет, что ни разу ей не удалось накормить сына досыта.
    Чего только не делал Хесон, чтобы вылечить мать. И лекарственные травы собирал, и птиц ловил, и зверей - все напрасно.
    Смотрит мать на сына и думает: "Умру я, останется мой сын один-одинешенек в целом мире. А люди вокруг злые, жестокие". Страшно матери, из глаз слезы ручьем катятся.
    Пришли к юноше соседи и говорят:
    - Только сансам может вылечить твою мать, но как его раздобыть? - Говорят, а сами вздыхают.
    Хватился тут юноша: "Сансам - корень жизни! Как же это я про него забыл?! Из-под земли достану, чего бы это мне ни стоило".
    И стал юноша в горы ходить, корень жизни искать. Да разве легкое это дело?
    "Неужто корень жизни дается в руки только счастливчикам? - думает юноша. - Может, я плохо искал?" И он снова и снова отправлялся на поиски.
    Повстречал юноша однажды двух своих давних друзей - еще в детстве вместе играли. Услышали они, что юноша корень жизни для больной матери ищет, и говорят:
    - Ты уж прости, что до сих пор тебе не помогли, но твоя мать и нам мать. Будем вместе искать сансам. Слышали мы, в старину сансам рос в глубоком ущелье Тэсон. Вот и сходим туда.
    - Спасибо вам! - вскричал Хесон.
    Когда-то они всегда приходили друг другу на выручку. И самым отзывчивым был Хесон.
    Но прошло время, и бывших друзей обуяла жадность. Не было между ними больше доверия. Поэтому обрадовался Хесон до глубины души их дружеской поддержке.
    Сказано - сделано. Пошли друзья в горы корень жизни искать. То по одной крутой тропинке карабкаются, то по другой. Все выше взбираются, забыв про усталость. Смотрит Хесон на друзей, и так хорошо у него на душе. Они все равно что родные братья, - думает. Живут, не зная нужды, а мне помогают. Недаром говорят: "Друг золота дороже".
    Смотрит Хесон на прозрачное, как хрусталь, осеннее небо, и кажется ему, будто души его друзей такие же чистые и все птицы и звери ему завидуют, что такие хорошие у него друзья!
    Наклонился он над обрывом, смотрит - на уступе алеют цветы, и как закричит:
    - Глядите, какие чудесные цветы!
    - Это и есть сансам! - говорит один из друзей. Он видел, как однажды отец купил сансам у бродячего торговца. - Вот так удача!
    Все трое принялись искать тропу, чтобы подобраться к цветам и сосчитать их. Всего оказалось двенадцать кустиков волшебного растения.
    - Надо скорее спуститься! Но как это сделать?!
    Вытащил Хесон из мешка веревку и говорит:
    - Крепко держите веревку, я по ней вниз спущусь!
    - Смотри, осторожно копай! Не повреди корешки!
    Крепко держат друзья веревку, а Хесон вниз спускается, и корзину с собой прихватил. И ни капельки ему не страшно, он о матери думает.
    Добрался Хесон до уступа, ласково погладил алые головки цветов и прошептал:
    - Я буду так тебе благодарен, корень жизни, только вылечи скорее мою добрую матушку.
    Вдруг откуда ни возьмись два мотылька. Порхают над головой юноши, словно приободрить хотят.
    А друзья знай торопят Хесона:
    - Скорее копай! Только осторожно! Не попорти корешки!
    Выкапывает юноша корни, а они на маленьких человечков похожи, улыбаются юноше. И кажется ему, будто приняла мать чудодейственное лекарство, выздоровела и совсем молодой стала. И запел Хесон от радости. Впервые за долгие годы изнурительного труда.
    Выкопал Хесон все двенадцать корней, аккуратно в корзину сложил и крикнул друзьям:
    - Эй, вытаскивайте сперва корзину, а потом меня!
    Поплыла корзинка наверх. И воскликнули парни:
    - Ах, сансам! Корень жизни! Счастье какое!
    В корзинке лежали двенадцать крупных - каждый с большую редьку - корней сансама. Целое богатство. Заколотились у парней сердца.
    Алчность их обуяла. Одна и та же мысль на ум пришла: "На троих поделить двенадцать корней - по четыре получится, на двоих - по шесть".
    Один прикинул, что шесть корней можно превратить в кучу денег, рисовую плантацию купить, дом под черепичной крышей поставить.
    Другой решил подарить шесть корней пхеньянскому губернатору, чтобы тот ему чиновничью должность дал.
    - Пошли, - сказал один парень другому. - Поделим корни между собой, и дело с концом.
    Забрали они корни и убежали. Ждет Хесон, когда ему веревку опустят, - не опускают. Кричит, друзей зовет - не откликаются.
    "Неужто бросили меня здесь одного?" - думает. Даже сердце заныло.
    Долго сидел так Хесон, все наверх глядел, не появится ли веревка. Напрасно ждал. Ушли друзья, на верную гибель его оставили. Запечалился юноша:
    "Пусть я умру, но что станется с моей бедной матушкой? Ведь она ждет меня и страдает! До чего вероломны люди!"
    Вспомнились детские годы. "Как могло такое случиться. Еще утром друзья так были добры ко мне! Неужели несколько корней сансама дороже дружбы?"
    Не знает Хесон, что делать. Совсем пал духом. С этой отвесной кручи ни вниз не спуститься, ни наверх не подняться. Заколотил юноша кулаками по скале, стал громко кричать:
    - Негодяи, может, и ваши родители вам не дороги?
    Вдруг все вокруг потемнело. Хлынул ливень. Сквозь его шум слышны были лишь вопли несчастного да рычание зверей.
    Наступил наконец рассвет.
    "Может, пожалеют эти негодяи мать и дадут ей хоть один, самый маленький корешок сансама? Небось скажут ей, что я в пропасть свалился. Будет тогда мать день и ночь звать сына, умрет от горя, и не понадобится ей корень жизни".
    Мысли одна горестнее другой одолевали Хесона. Прошел день, потом другой, третий наступил. Умер бы Хесон с голоду, да хорошо, съедобные коренья росли поблизости в расселине.
    Вдруг слышит Хесон - что-то шуршит, приоткрыл глаза, смотрит - к нему громадная змея ползет, жало высунула. Где уж Хесону с ней бороться! Пробил, видно, его последний час. Решил он в пропасть кинуться и крикнул:
    - Мама!
    Прокатился эхом его крик, до Пхеньянской крепости докатился. Впал Хесон в беспамятство.
    А змея тем временем обвилась вокруг его тела и вытащила из пропасти.
    Очнулся Хесон, слышит - птицы весело щебечут, ручеек журчит. Над головой синее небо чистое, как хрусталь, ни зла не ведает, ни добра. Крикнул юноша:
    - Мама! - и стал быстро со скалы спускаться.
    А сам думает: "Негодяи в человечьем обличье хуже зверей".
    Вдруг смотрит Хесон - между двумя пушистыми соснами облачко радужное переливается. Протер глаза, а это фея навстречу ему идет, улыбается. Платье на ней так и сверкает, настоящая красавица.
    Поклонилась Хесону, протянула ему ту самую корзиночку, а в корзинке - корни сансама.
    - Пошли домой, добрый юноша, - говорит красавица. - Мать ждет тебя не дождется.
    Не верит своим глазам юноша, думает: "Уж не сон ли все это?"
    А фея и говорит:
    - Дойдешь до той большой скалы, увидишь своих друзей. Их алчность сгубила.
    Сказала так фея, взмахнула радужными крыльями и улетела.
    Помчался Хесон к большой скале, смотрит - стоят, не двигаются друзья его, друг другу в горло вцепились. Видно, молния их сразила, пока из-за корней дрались.
    Перевод Валентина Ли

ЮНОША И ЛИЛИЯ

    Давным-давно за городской стеной вокруг Пхеньяна аж до самой горы простирался огромный луг. И такая росла там высокая и густая трава, что не всякий решался пройти.
    Неподалеку от городской стены жили юноша с матерью. Бедные-пребедные. Каждый день поднимался юноша на гору, собирал цветы, шел в город и продавал. А то, бывало, в лес уйдет, - мечтал юноша в лесу корень женьшеня найти.
    И вот однажды летом он с самого утра отправился в горы. Блестела на солнце роса. Только стал юноша подниматься по склону, вдруг видит - ущелье, а там лилии! Видимо-невидимо. И такие красивые: слегка покачиваются на легком ветру. Стал юноша их рвать. Спешит, хочется ему до полудня попасть в Пхеньян, продать цветы и вернуться домой с деньгами.
    Вдруг слышит юноша чьи-то шаги. Обернулся - а рядом девушка-красавица лилию в руке держит. Покраснела девушка, застыдилась и говорит:
    - Зачем тебе так много цветов? Пожалей их, не рви. Видишь, какие красивые!
    Удивился юноша: откуда здесь фея взялась? Не знает, что делать, и говорит:
    - Ладно, не буду рвать.
    Слово за слово - разговорились. Стали вместе по лугу гулять, разговаривать и не заметили, как подошли к дому, где жила девушка. Он был недалеко от ущелья.
    Дом красивый, под черепицей, двери и колонны с богатой резьбой. Пригласила девушка юношу в дом. Принялись они снова беседовать и не заметили, как наступил вечер. Заторопился юноша домой.
    Еще раз попросила девушка не рвать больше лилий и подарила юноше на прощанье мешочек с кореньями. Взял юноша мешочек бережно, как драгоценное сокровище. Пришел домой, смотрит: в мешочке корни женьшеня.
    Не знали с тех пор юноша с матерью больше нужды, жили в достатке. Только не мог забыть юноша девушки, с которой повстречался в ущелье. Хоть бы еще разок ее увидеть! Каждый день ходил в горы, а девушки нет и нет. Пошел тогда юноша к девушке в дом. Но и там не нашел красавицы. Вдруг смотрит - старик! "Наверняка хозяин дома", - подумал юноша, подошел к старику, сказал, что девушку-красавицу ищет.
    Выслушал старик юношу и отвечает:
    - Значит, и тебе посчастливилось встретить девушку-лилию. Так вот знай! Не человек она - лилия. Только иногда превращается в девушку. Если встретит того, кто любит лилии. Повеселится с ним и непременно подарит сокровище.
    Перевод Валентина Ли

ВОЛШЕБНАЯ ПОДУШКА

    Давным-давно жил в Пхеньяне один человек. Добрый, добрее некуда. Мелочную лавку держал, тем и жил. Честно торговал, без обмана. А уж если выручить кого из беды надо, он тут как тут.
    Зашел как-то в лавку старик даос. Ни жены у него, ни детей - один в целом свете. Разговорились с хозяином. Слово за слово - и тут выясняется: родня он хозяину. Не далекая - близкая. Говорит старик:
    - Жить мне осталось недолго. Может, дадите приют?
    Лавочник и чужому не отказал бы, а тут свой, родной. Как не пустить? И отдал даосу самую лучшую комнату, заботиться о нем стал.
    Принес с собой старик деревянную подушку в штопаной-перештопаной тряпке. Берег как зеницу ока, никогда с ней не расставался. Даже дома не выпускал из рук, а уж если отлучится куда, непременно с собой возьмет. Никто не знал, что за подушка такая.
    Прошло несколько лет. Обеднел лавочник, покупателей совсем нет. Редко кто в лавку заглянет. А старик живет себе и живет. Будто нет ему дела до лавочника.
    Сидит как-то в лавке хозяин, думу невеселую думает. Тут подходит к нему старик и говорит:
    - Гляжу я, ты с лица спал. Или беда какая случилась? Возьми вот мою подушку, поспишь на ней ночь - полегчает.
    Сказал так, тряпицу развязал, чурбан из нее деревянный вытащил. Взял торговец чурбан, поблагодарил старика, а сам думает: "Где это слыхано, чтобы от чурбана да вдруг полегчало?"
    Ушел старик к себе в комнату, а лавочник опять загрустил. Сидел он, сидел, спать захотел, под голову чурбан положил и лег. Вдруг слышит - музыка заиграла. Открыл глаза, а из подушки белый дымок поднялся. Струйка за струйкой - не стало ничего в комнате видно. Вдруг откуда ни возьмись - маленькие человечки. И золотой бык с поклажей. Хватают человечки поклажу, в углу складывают. А это все узелки. Тьма их тьмущая. Показалось лавочнику, будто деньги в тех узелках, и думает он: "До того обеднел, что даже во сне деньги вижу!" Подумал так, с боку на бок перевернулся и крепко уснул.
    Наутро забыл лавочник сон, в лавку пошел, смотрит - в ящике денег полно. Мало того, все долговые расписки.
    Прибежали кредиторы, благодарят за то, что долги им вернул, с процентами.
    Вспомнил тут лавочник сон и понял: не простой чурбан ему дал даос - волшебный. Пошел к старику лавочник, рассказал, что за диво с ним приключилось, а старик отвечает как ни в чем не бывало:
    - Это тебе за твою доброту!
    Перевод Валентина Ли

НЕБОЖИТЕЛЬ И ДОЧЬ КРЕСТЬЯНИНА

    В давние времена от Моранбона до горных хребтов Тэсона безбрежным морем простирались леса. Кружили над лесами большие стаи журавлей. На облаках развлечься прилетали небожители.
    Селений возле Моранбона было много, и небожители нет-нет да встречались с простыми смертными. Помогали избавляться от разных хворей и недугов, снадобья волшебные давали. И подружились люди с небожителями.
    Заболела как-то дочь у крестьянина, что жил за воротами Большой Медведицы. Узнал об этом небожитель, дал девушке чудодейственное снадобье. Не прошло и нескольких дней, как девушка поправилась. А небожитель с этих пор стал частым гостем у крестьянина, земную пищу ел, вино пил, веселился.
    И понял небожитель, что если есть у человека деньги, он может удовлетворить все сто желаний. С этих пор своих лекарств небожитель больше не дарил - за деньги продавал, задумал накопить богатство. Призвали небожителя на небо, отругали за мирскую жадность, бессмертия лишили и прогнали, чтоб жил отныне на земле.
    Что тут поделаешь? Вернулся небожитель в Моранбон. Побрел по берегу реки Тэдонган, выбрал попросторней место, поселился там, землю стал обрабатывать. После женился на той самой крестьянской дочке, которую излечил от болезни. Народили они много сыновей и дочерей и жили в мире и согласии.
    Мало-помалу стали сюда съезжаться люди. И выросло здесь целое селение. Место это считалось счастливым, ведь там поселился небожитель. Назвали селение Кансон, что значит спустившийся с небес бессмертный.
    Перевод Вадима Пака

СЫНОВНЯЯ ПРЕДАННОСТЬ ХОН ДО РЕНА

    Жил в давние времена в районе Масан, в провинции Кеннам, тигр, и звали его Хон До Рен. Странные были у тигра повадки - нападал он только на женщин, и непременно на тех, что носили синюю юбку. И был этот тигр вовсе не тигром, а человеком. Вот такую о нем рассказывают историю.
    В бытность свою человеком Хон До Рен был преданным и почтительным сыном. Занедужила у него мать и никак не могла выздороветь. Каких только лекарств Хон До Рен ей не покупал, каких лекарей не звал - ничего не помогало. Все свои деньги потратил, совсем обеднел. И осталась у него последняя надежда - на Всевышнего.
    Отправился Хон До Рен в горы, совершил обряд очищения, принял позу лотоса и стал денно и нощно молиться. Вдруг откуда ни возьмись - зверь не зверь, человек не человек, появился перед Хон До Реном и говорит:
    - Возьми сто собак, снадобье из них приготовь, мать напои, она и поправится.
    Услышал это Хон До Рен - совсем приуныл. Где ему сто собак раздобыть? Ему и одну купить не на что, не то что сотню. Заплакал Хон До Рен с горя и вдруг подумал: "Будь я тигром, без труда раздобыл бы сотню собак". Сидит он на самой вершине горы, Всевышнего о помощи молит. Вдруг опять откуда ни возьмись - зверь не зверь, человек не человек, появился перед Хон До Реном, листок бумаги ему дал и говорит:
    - Прочтешь вслух знаки, что на этом листке, - тигром обернешься. Еще раз прочтешь - снова человеком станешь!
    Взял Хон До Рен листок, домой вернулся. А как полночь настала и все крепко уснули, прочитал вслух знаки, что на листке, вмиг тигром оборотился. Побежал по деревне, собаку поймал, домой принес. Опять прочел знаки - человеком стал. Каждое утро находила жена у порога собаку, для свекрови снадобье готовила, собачьим супом ее кормила. Девяносто дней прошло, девяносто ночей миновало. Девяносто собак изловил Хон До Рен. Полегчало старухе. Того и гляди выздоровеет.
    А на сотую ночь решила жена выследить мужа, куда это он отлучается. Притворилась, будто уснула, а сама в окно вылезла. Смотрит - вытащил муж из-под карниза листок бумаги, пошептал и вмиг тигром обернулся. Обратно листок положил и умчался. Испугалась жена, схватила листок, в печку бросила.
    Воротился домой Хон До Рен, хочет листок взять, а его и след простыл! Выздоровела мать, а Хон До Рен так и остался тигром. Узнал, что жена листок в печку бросила, кинулся на нее и убил. А на жене как раз синяя юбка была. Ушел Хон До Рен в горы, жить там стал. Как увидит женщину в синей юбке - тотчас и убивает. А ночью частенько к дому приходит, ходит вокруг, плачет. С той поры молодые женщины не только вечерами надевали белую юбку, когда к роднику за водой отправлялись, но и днем не ходили в синей - тигра боялись.
    Перевод А. Иргебаева

СКАЗКА ПРО ЧЕТЫРЕХ БРАТЬЕВ

    Давным-давно жил один человек, и не было у него, на его беду, сыновей. Пришел он как-то к своему дому, смотрит - на пороге младенец лежит. Взял он младенца, в дом принес, стал растить. А младенец тот всем на удивление не молоко пьет - рис ест, не по дням - по часам растет. Месяц ему сравнялся, и попросил он приемного отца чиге ему сделать, в горы собрался, за дровами. Сплел отец чиге из кукурузных стеблей, сын не берет, никудышное, говорит, чиге! Смастерил отец деревянное чиге, сын опять не берет, - крепче, говорит, надо. Подумал отец, подумал и пошел к кузнецу, чтобы железное чиге для сына сделал. Обрадовался сын, взвалил чиге на спину, в горы подался. Вышел отец из дома, смотрит - громада какая-то приближается. Гора, что ли, с места сошла, - думает отец. А это его сын дрова на спине тащит.
    Так и стал сын с того дня в горы ходить за дровами. Сколько бревен перетаскал, и не скажешь. И построил он дом большой, просторный. После глыбы стал каменные носить, ворота из них мастерить. И таким могучим был парень, таким сильным. Обувку носил из железа сделанную. И прозвали его за это Железные Сапоги.
    Однажды отправился юноша странствовать. Шел, шел, притомился, на гору залез, отдохнуть сел. Вдруг видит - дерево на соседнем поле то книзу клонится, то распрямляется. Что за чудо такое, думает юноша. Пошел к дереву, смотрит - под деревом парень спит да храпит, и громко так! Вдохнет - дерево выпрямляется, выдохнет - книзу клонится. Окликнул мальчика Железные Сапоги, тот и ухом не повел. Пощелкал по носу - открыл мальчик глаза, сладко зевнул, почесал в затылке. Звали мальчика Ветряной Нос. Говорит Железные Сапоги Ветряному Носу:
    - Будь моим братом.
    Согласился Ветряной Нос, и решили они помериться силой. Одолел Ветряной Нос Железные Сапоги и потому стал старшим братом.
    Пошли они дальше. Вдруг выросла перед ними гора высокая-превысокая. И прямо на глазах уменьшаться стала. Исчезла, а на ее месте поле появилось. Смотрят братья, а это парень длинными железными граблями землю разравнивает. Звали парня Длинные Грабли. Говорят они мальчику:
    - Будь нашим братом!
    Согласился мальчик. Сели они на грабли, просят по полю их протащить. А Длинные Грабли не может, силенок у него не хватает. И стал он младшим братом.
    Пошли они дальше. Добрались до реки, вода в ней стоячая, грязная. Видно, дождей давно не было. Пошли братья вверх по течению, смотрят - мальчик потоки воды низвергает на землю. Звали его Водопад. Решили братья испытать мальчика, встряхнули легонько, хлынула вода, все затопила. Сказали ему братья:
    - Будь нашим старшим братом.
    Согласился Водопад.
    И пошли они дальше. Теперь уже вчетвером. Весь день ходили, до самого вечера, и все по горам. Вдруг смотрят - дом под черепицей. Подошли, постучались, приютить просят. Вышла старуха, поприветствовала их, в дом пригласила. А стены в доме крепкие, каменные. Принесла братьям старуха мяса. Глядят братья, мясо-то человечье. Не стали они есть, боязно им. Вдруг слышат, ключ в замке повернулся - дверь заперли.
    Легли братья спать. Среди ночи проснулись. Разговор их разбудил, да такой громкий:
    - Чую, мать, человечий дух. Сколько их у тебя?
    - Четверо. Один другого аппетитней. А ты кого поймал? - спрашивает старуха.
    - Лосей. И то всего двух. А братья с пустыми руками вернулись. Из чего ужин будем готовить, из лосей или из людей? Уж очень есть охота.
    Поняли тут братья, что к оборотням-тиграм в лапы попали. Лежат - не шелохнутся, страх их разбирает. А тут еще пол каменный греться стал. Все горячее, горячее. Это оборотни костер под полом развели, жарить собрались братьев. Тут Ветряной Нос давай дуть. Дул, дул, жар весь из пола выдул. Оборотни глазам своим не верят. Явились, а братья живехоньки-здоровехоньки, лежат как ни в чем не бывало. Не пришлось оборотням человечьим мясом полакомиться. Облизнулись только. Лосей съели - на том успокоились. Ничего не поделаешь.
    Утром старуха явилась, зовет братьев с ее сыновьями потягаться, кто больше дров нарубит, быстрее их распилит. Велит братьям в горы идти, сосны валить, а сыночкам своим велит сосны распиливать, дрова возле дома складывать. Кто проиграет - тому смерть.
    Пошли братья деревья валить. Не валят - с корнями из земли выдергивают, вниз, прямо к дому бросают. Оборотни деревья распиливают, возле дома складывают. Только не поспевают оборотни за братьями, того и гляди проиграют. Видит старуха, дело плохо, велит сыновьям на гору залезть, а братьям к дому спуститься. Стали братья деревья пилить. Да так быстро, проворно. Опять оборотни за ними не поспевают. Испугалась старуха, дрова подожгла. Обрадовались оборотни, мигом примчались поглядеть, как братья будут гореть. Стоят вместе со старухой, прыгают от радости, веселятся.
    Стали братья совет держать. Как самим спастись да оборотней наказать. Брат Водопад огонь потушил и все вокруг водой затопил. Стоят братья на куче дров, а куча чуть не до самого неба, смотрят на оборотней. А те свой настоящий вид приняли. Из воды только головы тигриные да лапы торчат. Просят тигры, молят:
    - Вы уж нас простите за то, что съесть вас хотели! Не губите!
    Не стали братья их слушать. Подул Ветряной Нос на воду, она в лед превратилась. Замерзли тигры, так и издохли.
    Тут брат Железные Сапоги стал кататься по льду. И полетели в разные стороны тигриные лапы да головы. Тогда меньшой брат Длинные Грабли взял в руки железные грабли, распилил лед, во все стороны разбросал. Будто и не было его здесь. Вернулись братья домой целые-невредимые. И зажили счастливо.
    Перевод А. Иргебаева

ЗЛАЯ КОЛДУНЬЯ И ЦАРЬ ДРАКОН

    Жил в давние времена воин. Гулял он как-то по берегу моря, вдруг видит - семеро мальчишек стоят кружком, а в середине - большая черепаха. Поймали ее мальчишки и разрезать на семь частей хотят, между собой разделить. Спорят, шумят. Пожалел воин бедную, купил у мальчишек, каждому дал по яну. А черепаху в море отпустил. Говорит воину черепаха:
    - Спасибо тебе, добрый человек, спас ты меня. Я - морской царь Дракон. Вышел из воды на мир людей поглядеть и прямехонько угодил в руки этих злых негодных мальчишек. Если случится с тобой беда, приходи на берег, на это самое место, и кликни меня. Чем смогу - помогу.
    И вот в один прекрасный день отправился воин в путь. На гору забрел и сбился с дороги. А дело к вечеру было. Идет он сам не знает куда. Вдруг видит - дом. Воин в дверь постучался, на ночлег попросился. Вышла из дома старуха. Впустила его, стала с ужином хлопотать. Спросил ее воин, как на дорогу выйти, а старуха и говорит:
    - Не ходи через горы, солдат. Там на вершине злая колдунья живет, лисица - тысяча ей лет. Раньше я была владычицей этих гор. Теперь здесь колдунья хозяйничает. Не ходи! Себя не губи!
    Не из трусливых был воин и отвечает:
    - Мне ли, солдату, бояться лисицу!
    Едва рассвело, собрался воин в путь-дорогу. Уже до самой вершины добрался, вдруг откуда ни возьмись красавица. Платье на ней огнем горит, сама не идет - плывет. Подошла она к воину, улыбнулась и говорит:
    - Я - владычица этих гор. Не хочешь ли ко мне в дом зайти, моим гостем быть? Здесь недалеко - рукой подать.
    Согласился воин, пошел за красавицей, а сам думает: уж не колдунья ли это, про которую сказывала старуха? Привела красавица воина к себе в дом, сладко накормила, вином напоила, завлекать стала.
    - Живу я одна-одинешенька, - говорит, - оставайся, вместе жить будем. - А сама так и ласкается, так и льнет. Оттолкнул ее воин и говорит:
    - Не пристало девице парней завлекать.
    Рассердилась красавица и отвечает:
    - Я, видно, не приглянулась тебе. Но ты пожалеешь об этом. От моих чар тебе никуда не уйти!
    Сказала так колдунья, что-то начертила на листке бумаги, листок в воздух бросила. Потемнело небо, над головой воина огненные мечи закружились, того и гляди сразят его. Попросил тогда воин колдунью, чтобы неделю сроку ему на раздумья дала. Согласилась колдунья.
    Помчался воин на берег, стал громко звать черепаху. Тут мальчик из моря вышел, воина поприветствовал, произнес заклинание - вода расступилась. Идет воин по дорожке следом за мальчиком, и пришли они в царство Дракона, к самому царю. Рассказал воин царю, какая беда с ним случилась, помочь попросил. Тогда царь не мешкая повелел трем своим братьям убить колдунью. Ухватился воин за драконьи хвосты, летят драконы, земли не касаются, вмиг примчали воина в горы.
    Наслали драконы бурю, да какую! А колдунье хоть бы что. И дом целехонький стоит, и сама невредима. Вышла, рассмеялась и говорит воину:
    - Ты за помощью к царю Дракону ходил, так смотри же!
    Сказала так, в воздух листок бумаги подбросила, низвергло в тот же миг небо три столба пламени, и рухнули все три дракона на землю. Тотчас буря утихла, посветлело небо.
    Взяла колдунья воина за руку и говорит:
    - Теперь ты сделаешь все, что я пожелаю. Останешься здесь, будем жить вместе.
    Не соглашается воин, еще месяц сроку просит. Согласилась скрепя сердце колдунья и так сказала:
    - Если ты еще раз вздумаешь меня обмануть, пощады не жди!
    Опять пошел воин к морскому царю, рассказал, что да как. Опечалился царь и говорит:
    - Не одолеть мне этой колдуньи. К Небесному царю придется идти на поклон.
    Взял царь Дракон морских воинов и отправился в Небесное царство. Поклонился Небесному владыке, попросил злую колдунью усмирить. Выслушал владыка морского царя и отправил на землю трех воинов.
    Пришли воины на гору, наслали бурю, да какую! Вышла колдунья из дома, подбросила в воздух листок бумаги. Опомниться не успела, как ее молнией сразило. Дом рухнул, а на месте, где стояла колдунья, мертвая лисица лежит.
    Обрадовался воин, не знает, как и благодарить небесных воинов. А добрая женщина, которая его приютила, вновь стала владычицей горы.
    Перевод А. Иргебаева

ДОБРОДЕТЕЛЬНАЯ ДОЧЬ

    Давным-давно в маленькой деревушке на берегу моря жила девушка. Красивая и нрава доброго. Звали ее Симчхон. Отец ее был слепым, никогда белого света не видел. За это и прозвали его Сим Понса[*]. Родился мальчик в семье янбана, все считали его счастливчиком и завидовали. А он мало того что слепой, так еще и болезни одолевать начали. Жалеют односельчане слепца, а помочь не могут. Но терпелив Сим Понса: на судьбу не ропщет, на житье не жалуется. Добрый он. И жена ему добрая попалась. Ни словечка поперек не скажет. Живут они в мире и согласии. Жена по людям ходит: кому обед приготовит, кому постирает - всякое дело у нее в руках спорится. Целую семью кормит. Но вот умерла жена. Симчхон тогда семь денечков было. Отец из-за бедности ни няньки, ни кухарки держать не мог. Заплачет девочка от голода - он ее на руки берет, ходит от дома к дому, просит женщин дочку покормить. Жалеют малышку женщины: то одна ее грудью покормит, то другая. Вот и семь годков сравнялось Симчхон. Водит она по деревне слепого отца. Кто хворосту им подаст на растопку, кто - немного канджана[**].
    [* Понса - слепой, незрячий.]
    [** Канджан - соевый соус.]
    Еще три года прошло, и научилась Симчхон пап[*] готовить, белье стирать, шить и дом убирать. Всем помогала в деревне. Так и жила сиротка со слепым отцом. Наработается Симчхон за день, вернется домой, а отец спрашивает:
    [* Пап - отварной рис.]
    - Притомилась ты, дочка?
    Отвечает Симчхон:
    - Что ты, отец, нисколечко. Хозяйка добрая, меня любит.
    Бывало, останется в доме последний кусок, Симчхон ни за что не съест, отцу отдает, а сама говорит, что на свадьбу ходила, там и поела.
    Разнеслась слава о доброте Симчхон по всем окрестным деревням. Услышала о ней женщина по фамилии Чжан из соседней деревни, в гости к себе позвала. Подивилась Симчхон:
    - Что ей от меня нужно? - но в гости пошла.
    Увидала тетка Чжан девочку, обрадовалась и говорит:
    - Ты и есть Симчхон? Слышала о твоих добродетелях. Первый раз вижу такую красивую и добрую девушку.
    Дала тетка Чжан на прощанье Симчхон риса, велела не стесняться, приходить, когда будет время. С той поры зачастила девочка к тетке Чжан.
    Время быстро бежит. Вот уже и пятнадцать годков Симчхон минуло. Захотела тетка Чжан в приемные дочери Симчхон взять. А девочка ни в какую.
    - Вы уж простите меня, неразумную, - говорит, - только не могу я отца слепого покинуть. Он белого света не видит. Мама умерла, когда было мне семь денечков, и я не могу быть неблагодарной.
    - Теперь я вижу, что ты и в самом деле почтительная дочь, - вскричала тетка Чжан и стала на все лады хвалить Симчхон. А на прощанье дала ей риса и одежды.
    В тот день Симчхон долго не возвращалась домой. Забеспокоился отец, взял палку и пошел дочке навстречу. А дело зимой было. Только что наступил Новый год. Дул холодный январский ветер. Пошел Сим Понса по реке, а она не везде замерзла, поскользнулся, в ледяную воду свалился.
    - Спасите! - кричит.
    К счастью, проходил мимо монах. Помог он Сим Понсу из воды выбраться. А Сим Понса и спрашивает:
    - Какой же это благородный человек меня спас?
    - Я - монах из монастыря Монунса. Как же это вас угораздило? - спросил монах и тут же спохватился: - Простите меня, я не заметил, что вы слепой.
    Поблагодарил Сим Понса монаха, заплакал горько и, кляня судьбу, воскликнул в сердцах:
    - Прозрею ли я, наконец, когда-нибудь?
    - Пожертвуйте триста сок риса Будде, молитесь усердно, и Всевышний избавит вас от несчастья.
    Обрадовался Сим Понса и говорит:
    - Так я и сделаю. Только бы прозреть, свет белый увидеть!
    Сказал, а сам не подумал, где возьмет столько риса.
    Подал монах священную книгу, где Сим Понса написал, что готов пожертвовать триста сок риса Будде, и подпись свою поставил.
    Вернулся домой, видит дочь, не в себе отец, грустный ходит. Стала расспрашивать. Рассказал Сим Понса все как есть.
    - Не иначе как отец твой из ума выжил, - говорит. - Откуда при нашей бедности мы возьмем столько риса!
    Сказал и вздохнул тяжело.
    Услышала это Симчхон, будто камень ей на сердце лег. Успокоиться не может: как мог отец пообещать такое монаху? Но при мысли, что отец прозреет, печаль сменила радость.
    - Не беспокойся, отец, - сказала Симчхон, - постараюсь рис раздобыть.
    Налила Симчхон в миску воды и с этого дня стала Всевышнему молиться, просить, чтобы избавил отца от слепоты. Пришла как-то к Симчхон соседка тетушка Квидок и рассказала о том, что по деревне ходят торговцы-рыбаки, хотят девушку купить, за ценой не постоят, сколько скажут, столько и заплатят.
    - А для чего им девушка? - спрашивает Симчхон.
    - Жертву им надо принести морскому царю Дракону. Чтобы тайфун на них не насылал и в торговле помогал. Все это хорошо, но как можно бросить в море живого человека. Звери, а не люди!
    Услышала это Симчхон и думает: "Само Небо послало мне этих рыбаков". Подумала так и говорит соседке:
    - Помогите мне, тетушка, встретиться с ними.
    Пошла Симчхон к торговцам и сказала:
    - Я готова стать жертвой, только внесите триста сок риса в монастырь, тогда отец мой прозреет.
    Согласились рыбаки. Никому не сказала о своем решении Симчхон. Не ровен час, узнает отец, неизвестно что натворит. Уже и завечерело. Пошла Симчхон к отцу и говорит:
    - Радуйся, отец, раздобыла я рис.
    Чуть не запрыгал от радости Сим Понса.
    - Неужто правда? - спрашивает. - Где же ты его раздобыла?
    Нелегко было Симчхон отца обмануть, отродясь не сказала она слова неправды. Но ведь это для его же пользы!
    - Тетка Чжан тут как-то сказала, что хочет в приемные дочери меня взять. Ну, я, само собой, отказалась. А теперь рассказала ей, какой у тебя с монахом случай вышел и что обещал ты триста сок риса монастырю пожертвовать, так она тут же вызвалась за тебя рис внести.
    - Вот так радость! - вскричал старик. - Даже не верится!
    Перед тем как уйти навсегда из дому, Симчхон к тетке Чжан зашла попрощаться и все как есть рассказала. Выслушала ее тетка Чжан и говорит:
    - Раз ты такая почтительная дочь, я сама пожертвую монастырю этот рис.
    Не согласилась Симчхон. Не привыкла она жить за чужой счет и говорит:
    - Как решила я, так и будет. Ради отца мне и жизни не жалко.
    Узнали односельчане, что решилась девушка жизнью ради отца пожертвовать. И хвалят ее, и жалеют, слезами обливаются. А отцу невдомек, что дочь его скоро с жизнью расстанется. Симчхон виду не подает. Одежонку отцу шьет, домовничает. А сама дня того ждет, когда навеки с отцом распрощается. Вот и последняя ночь настала. Спит Сим Понса. А Симчхон рядом сидит, слезы по щекам катятся. То погладит отца ласково, то одеяло поправит. А с первыми петухами вышла Симчхон во двор в последний раз приготовить еду для отца. А торговцы-рыбаки тут как тут.
    - Мы нынче в море уходим! Смотри не опаздывай.
    Услышала это девушка, заплакала и отвечает:
    - Позвольте мне в последний раз отцу еду приготовить.
    Не стали рыбаки торопить девушку. Ушли.
    Приготовила Симчхон еду, на стол подала, сама села рядом с отцом и просит:
    - Ешь побольше!
    - Ем я, доченька, ем. Ни разу ты меня так вкусно не кормила. Со свадьбы или с поминок, видать, еду принесла?
    Не выдержала тут Симчхон, в голос заплакала. Услышал Сим Понса, как горько плачет дочь, испугался и спрашивает:
    - Что с тобой, доченька? Не заболела ли ты?
    - Нет, отец, здорова я.
    Умылась Симчхон, к алтарю подошла, молит Всевышнего, чтобы отца зрячим сделал. После к отцу подошла и говорит:
    - Я - неблагодарная дочь, обманула тебя, не сказала, что за триста сок риса продала себя. За мной пришли рыбаки, торопят, они нынче в море уходят, меня берут с собой, и не вернусь я больше в родной дом.
    Закричал тут отец:
    - Зачем мне глаза, если я тебя не увижу? Уж лучше остаться слепым, но ты будешь рядом! - И так горько сказал, что рыбаки не выдержали и принесли старику много денег и риса - на всю жизнь хватит.
    Стала Симчхон прощаться с односельчанами, просила за отцом присматривать. Села в лодку и уплыла с рыбаками. Доплыла лодка до середины моря, рыбаки дары бросают морскому царю Дракону один другого лучше, один другого богаче. Тут и Симчхон встала, поглядела на Небо и взмолилась:
    - Всевышний, велика твоя власть, верю в твое могущество, сделай так, чтобы прозрел отец мой!
    Закрыла руками лицо, в море прыгнула. Налетел вихрь, и исчезла Симчхон в пучине морских вод. А через несколько дней появился на этом месте бутон лотоса.
    Рыбаки, возвращаясь домой, подплыли к этому месту, где Симчхон в море бросилась, а там - лотос редкой красоты расцвел. Сорвали рыбаки лотос, королю в дар поднесли. Вдруг раскрылись лепестки лотоса, и из бутона Симчхон вышла - живая и невредимая. Стала Симчхон королевой. Только не в радость ей житье. Старик отец из головы не идет. Попросила Симчхон короля пир устроить, слепых со всей страны пригласить. Пришел на пир и Сим Понса. Он все глаза выплакал, тоскуя по дочке. Пришел и в самом дальнем углу сел. Но сразу же увидела его Симчхон.
    - Отец, - закричала, подбежала к старику, обняла его крепко.
    Услыхал старик голос дочери, ушам своим не поверил и крикнул что было сил:
    - Уж не сон ли это мне снится? Хоть бы одним глазком на дочку поглядеть! - Крикнул он так и прозрел. Первый раз в жизни свет белый увидал и дочку свою, милую Симчхон!
    Перевод Вадима Пака

КАК ДЕВУШКА ОЛЕНЯ СПАСЛА

    С давних пор любили пхеньянцы ходить на горы Чхангван. Там и вправду было красиво. От горы Тэсон прямо до сопок Чуам, Моран и Чхангван простирались густые леса. Водились в этих лесах медведи, олени, зайцы. Да и птиц там было видимо-невидимо. А что может быть лучше вольной природы? Поэтому, видно, и тянулись туда всей душой горожане.
    Наступил май, а вместе с ним и весенний праздник Тано[*]. Веселье было в разгаре. У самого подножия горы поставили под плакучей ивой качели, на них качались две нарядно одетые девушки. Одна в желтой кофточке и розовой юбке, другая - в голубой юбке и пурпурной кофточке. В длинных косах - алые ленты. Девушки взлетали так высоко, что казалось, вот-вот достанут до самого неба, как ласточки, старались коснуться колокольчика, привязанного чуть ли не на самой вершине дерева. Все любовались девушками, хлопали им, ахали да охали.
    [* Праздник Тано - праздник весны, обычно отмечается 5 мая.]
    Каждый год отмечают пхеньянцы праздник Тано с четвертого по шестое мая. Идут к подножию горы Чхангван, в ущелье Кенсангор, на гору Моранбон веселиться. Женщины и девушки играют в разные игры, качаются на качелях, мужчины и юноши состязаются в борьбе и в стрельбе из лука, показывают свою силу и ловкость.
    Вот в этот раз жители города вышли на праздник. А в это самое время по узкой тропинке поднималась на гору Чхангван совсем юная девушка. Лет ей было пятнадцать, не больше. Несла она на спине чиге и веревку для хвороста. Одетая в жалкие лохмотья, в соломенных лапоточках, девушка с грустью смотрела на празднично одетых людей. Ее красивое, светлое личико дышало нежностью, большие темные глаза светились добротой.
    И как-то не верилось, что в этот праздничный день кто-то идет на гору за хворостом. Тем более девушка, а не парень.
    А как хотелось бедняжке покачаться на качелях! И вдруг она увидела, что к качелям идет ее хозяйка разодетая, вся в шелках, золоте и серебре.
    Будто нарочно, в этот радостный для всех день хозяйка приказала девушке натаскать три чана воды, а из лесу хвороста принести две вязанки.
    Обидно девушке. Но что тут поделаешь. Проглотила она слезы, в лес пошла.
    Звали девушку Ман Ок. Родилась она в деревне у подножия горы Чхангван. Совсем малюткой была, когда отец с матерью умерли. Так и мыкалась с самого детства, и голодала, и холодала.
    Жалели соседи сироту, и хоть сами бедными были, чем могли помогали. Просила их перед смертью мать Ман Ок не бросать девочку.
    А когда пошел Ман Ок восьмой год, взял ее к себе в дом богач Хын, заботиться о ней обещал до самой свадьбы.
    Обещать-то обещал, а сам измывался над сиротой. Она и нянькой была, и прачкой, и кухаркой, даже в горы ходила за хворостом. Так росла у чужих людей, от зари до зари трудилась за нищенскую похлебку, да еще побои терпела и оскорбления. А по ночам тихонько плакала, мать вспоминала, мечтала о том дне, когда избавится от унижений, когда сможет жить свободно и счастливо. Но наступит ли этот день?!
    И вот пришла девушка в лес, смахнула навернувшиеся на глаза слезы; хворост принялась собирать. Набрала вязанку, вдруг слышит - затрещал валежник. Обернулась, а перед ней олененок, выбежал и говорит человеческим голосом:
    - Спаси меня, добрая девушка!
    Поняла тут Ман Ок, что гонятся за олененком охотники. Пожалела. А к жестоким охотникам ненависть затаила.
    Только спрятала Ман Ок олененка за вязанкой хвороста, как из леса охотники выскочили, подбежали к ней и спрашивают:
    - Куда побежал олененок, не видела?
    Сразу смекнула девушка, что это чиновники из дворца охотятся. Как на бал вырядились. Охота - забава для них. Не станут же чиновники вместе с простыми людьми праздник справлять!
    Услышала девушка, что охотники про олененка спрашивают, и отвечает:
    - Видела! Он вон туда побежал!
    И рукой показала куда-то в сторону. А сама боится. Вдруг охотники за вязанку заглянут? Не заглянули. Ушли.
    Выскочил тут олененок и говорит:
    - Спасибо тебе, милая девушка! Уж и не знаю, как отблагодарить тебя!
    Стряхнула Ман Ок ветки сухие с олененка, погладила его и говорит, да так ласково:
    - Ничего мне не надо! Беги скорее! А то как бы охотники не вернулись!
    Стоит олененок, с места не двигается. А в глазах слезы. Постоял, постоял и говорит девушке:
    - Иди за мной! - и вперед побежал.
    Подумала Ман Ок, головой покачала, а за олененком пошла. Любопытно ей, что за олененок такой. Мало того что красивый, так еще и человеческим голосом говорит.
    Бежали они, бежали, вдруг олененок остановился, будто к земле прирос. Смотрит Ман Ок, а перед ней поляна, да такой красоты, что и описать трудно. Вокруг скалы диковинные, на скалах - деревья. Водопад журчит. Не раз ходила Ман Ок на гору Чхангван, а такой благодати не видела.
    Подошла к девушке олениха с оленятами, склонила голову и говорит:
    - Ты спасла жизнь моему сыну. Чем же тебя отблагодарить?
    Тут подошел и сам олененок, во рту веточку зеленую держит с красным цветком. А это у него сансам - корень жизни. Самый что ни на есть настоящий сансам. Знала Ман Ок, что это лекарственный корень. Частенько видела, как хозяин настой из него пил. Тут олениха и говорит оленятам:
    - Давайте, детки, добрую девушку отведем на поляну, где корень жизни растет.
    И пошли они все вместе через лес к обрыву. Добрались до небольшой поляны. Стали прыгать, скакать. Смотрит Ман Ок, а вся поляна красными цветками сансама усыпана.
    Набрала Ман Ок целую вязанку сансама, на плечи взвалила, домой понесла. Всех бедняков одарила корнем жизни. И зажила спокойно и счастливо.
    Услышал хозяин про поляну, где сансам растет, и решил попытать счастья. Раз уж девчонка целую вязанку набрала, думает, то они с женой мешок унесут. Взяли хозяева мешок и пошли в ущелье счастливую поляну искать. Ушли и пропали. Никто с тех пор их больше не видел.
    Отправился кто-то из односельчан в горы, смотрит - шапка жадного Хына на земле валяется, рядом - украшения жены. Потолковали между собой люди и решили, что не нашлось богачам места в небесном царстве, тигры их в свое логово утащили.
    Много замечательных историй хранит в памяти гора Чхангван, и все они про чудодейственный корень жизни.
    Перевод Валентина Ли

СКАЗКА ПРО РОЗУ И ЛОТОС

    Давным-давно в провинции Канвон, в деревне Чхольсан, жил староста по имени Пэ Му Ен. Богатый, всеми уважаемый. Вот только детей у него не было.
    Привиделось однажды жене старосты во сне, будто на землю небожитель спустился, веточку ей протягивает с цветами, только женщина ее взять захотела, а веточка феей обернулась. Подул ветерок - фея исчезла. Вскорости понесла женщина и в положенный срок родила девочку, да такую красивую, что краше не сыщешь. Пэ Му Ен с женой сына хотели, но и дочери рады. И назвали они девочку Розой. Прошло три года, и родилась у них вторая дочь. Такая же красавица. И нарекли ее Лотос.
    Но вот случилась беда, заболела мать. Какими только лекарствами ее не лечили - не помогло. Умирать собралась, и говорит она мужу:
    - Ухожу я от вас и нисколько о том не печалюсь. Вот только дочек мне жалко. Приведешь ты другую жену, а самая лучшая мачеха - все равно не родная мать.
    Оплакали ее муж и дочери, а спустя немного Пэ Му Ен привел в дом другую жену. Молодую да некрасивую, конопатую и сварливую. А уж до чего спесивую! Хвалится не нахвалится своими сыновьями. Трое их у нее. Живет Пэ Му Ен с новой женой, а сам старую вспоминает - добрую да желанную. И дочек жалеет, ласкает. А мачеху зло разбирает.
    Умными выросли дочери, умнее сыновей мачехи, завидно ей, и замыслила она выжить из дома девочек, измываться над ними стала. Никак муж ее не уймет. Все злее становится мачеха, стоит отцу отлучиться из дому - девочкам от нее житья нет. Придет отец домой, а дочки плачут, бедные. Ругает муж жену, а она слушать не желает.
    И решила в конце концов мачеха избавиться от старшей дочки. Взяла дохлую крысу, Розе в постель положила, а сама мужу пожаловалась, будто Роза ребенка выкинула, всю семью опозорила.
    - Я давно неладное заподозрила, - сказала мачеха мужу, - только тебе говорить не хотела, боялась, ты не поверишь. А теперь у меня доказательство.
    Повела мачеха мужа в комнату Розы, постель показала. Смотрит Пэ Му Ен, а там и вправду что-то лежит. Ничего не поделаешь, поверил муж мачехе, а Розу и слушать не стал. Весь день проплакали сестры, матушку родимую вспоминали. А злая мачеха не унимается, велит мужу старшую дочку к бабушке отправить. И так она донимала мужа, что пришлось ему согласиться.
    И вот, дело к вечеру было, позвал Пэ Му Ен Розу и говорит:
    - Жалко мне тебя, дочка, знаю, как ты страдаешь. Только лучше тебе уехать. Бабушка внучке обрадуется, приласкает, приголубит. Соскучилась она по тебе, давно ждет. Так что нынешней ночью и отправляйся.
    Испугалась Роза, молит отца не отсылать ее, говорит:
    - Не хочу я в чужие края ехать, да еще на ночь глядя, сестричку не хочу оставлять. Как она здесь без меня жить будет?
    А отец одно твердит:
    - Как я сказал, так и будет! Дочь не смеет перечить отцу. Чжансон тебя отвезет, брат твой!
    Недоброе замыслила мачеха вместе со своим старшим сыном. Вышел он во двор, сел верхом на лошадь, Розу дожидается. Пошла Роза к сестричке прощаться и говорит:
    - Уезжаю я, такова воля отца. Но ты не печалься, сестричка, я скоро вернусь. Смотри береги себя!
    Заплакала Лотос и отвечает:
    - Как же я здесь одна останусь! Возвращайся скорее! Я ждать тебя буду!
    Тут мачеха появилась, вытащила Розу во двор, посадила на лошадь. Увез злой Чжансон девочку, никто и не видел. Темно ведь.
    Скачут они через горы, скачут через леса. До озера добрались. Велит Чжансон Розе на землю сойти, а она испугалась и спрашивает:
    - Зачем мне с лошади сходить? Мы ведь еще не приехали. Да и страшно мне, вон темень какая!
    Как закричит на нее Чжансон:
    - В озере теперь будешь жить, раз грех совершила "и семью опозорила! Не хотел я тебя убивать, да мать с отцом так велели.
    Стала Роза тут причитать:
    - О, горе мне, горе! Не слышала я родительского приказа меня убивать. Да прости меня Бог, если я в чем-нибудь провинилась! Такая мне, видно, выпала доля - исчезнуть в волнах озера. Матушка моя дорогая, вот я и пришла к тебе! Только сестричку мне жаль, тоскливо ей без меня будет и одиноко! Что же, стану я теперь духом воды.
    Схватил Чжансон девочку, хотел в озеро бросить, но вырвалась Роза из его рук, сама в синие волны кинулась. Налетел тут холодный ветер, вдруг откуда ни возьмись - тигр! Да такой огромный! Испугался Чжансон, ускакать хотел, а тигр его с лошади сбросил, уши ему оторвал, руки ноги изгрыз, свалился Чжансон с горы.
    Ждет злая мачеха сына, а его все нет и нет. Вдруг смотрит - лошадь вернулась одна, без Чжансона. Кликнула мачеха слуг, велела факелы взять, и отправились они сына искать. Долго искали и нашли наконец. Лежит он без памяти, весь покалеченный. Привезли его домой, опамятовался он и все рассказал, как было. Раскаялся тут Пэ Му Ен, принялся ругать себя за жестокость. А к младшей дочке еще ласковей стал, еще добрее. Замыслила теперь мачеха и от младшей сестры избавиться, еще больше стала над ней измываться.
    Ждет бедная девочка, когда старшая сестра воротится, не дождалась и спросила у мачехи:
    - Что с моей сестренкой случилось?
    А мачеха рассмеялась и говорит:
    - Нет больше твоей драгоценной сестрички, тигр ее разодрал. А брата твоего покалечил. Ты что, не видела?
    Вернулась девочка в свою комнату, в голос заплакала, сестру стала звать. И сама не заметила, как уснула. Привиделась ей во сне Роза, вышла она из озера, желтым драконом обернулась и полетела к Восточному морю[*]. Тут Лотос как закричит:
    [* Восточное море - так в Корее называют Японское море.]
    - Дорогая сестричка! Возьми меня с собой! Не оставляй со злой мачехой!
    Отвечает сестра:
    - Я сейчас в царстве мертвых. Приказал мне Небесный король лететь к горам Трех духов за чудодейственным снадобьем. Не горюй! Скоро мы будем вместе!
    Взревел тут дракон, и Лотос проснулась. Она рассказала свой сон отцу. Расплакался отец. И поняла тут Лотос, что не тигр сестричку ее загрыз, злой человек ее сгубил. Принялась девочка у Чжансона спрашивать да выпытывать, и признался Чжансон, что Роза в озеро бросилась. Подумала девочка, подумала и тоже решила в озеро к сестричке своей пойти. Пришла она в свою комнату и стала шептать:
    - Милая моя сестричка! Знаю я, что ты теперь духом озера стала. - Шепчет, а у самой слезы по щекам льются. - Осталась я теперь одна-одинешенька в целом свете. Говорят, даже старики не хотят умирать, а ты погибла в расцвете юности, семнадцать годков тебе было. А сколько мучений пришлось тебе вытерпеть из-за злой мачехи! Сколько позора вынести! Скоро я приду к тебе, дорогая сестричка!
    Но где же оно, это озеро? Лотос его не найти. Сидела она как-то, думу печальную думала. Вдруг откуда ни возьмись - синяя птичка. Прилетела и порхает прямо перед глазами. Поняла тут Лотос, что птичка за ней прилетела, чтобы на озеро ее отвести. Написала Лотос отцу записку, выскользнула незаметно из дома, за птичкой пошла.
    Вот и озеро. Вдруг слышит Лотос, голос из глубины доносится:
    - Не прыгай в воду, дорогая сестра! Уйдешь из мира людей, никогда не вернешься!
    - Ну и пусть! - крикнула Лотос и бросилась в волны.
    Говорят, и поныне в том озере две сестры горькую долю свою оплакивают.
    Прошел слух, будто в Чхольсане умер судья. Ни дня не болел - и вдруг умер. От страха. Призраки сестер ему явились. От этого же умер его преемник и еще двое других судей. Сестры никому не причиняли вреда, хотели только, чтобы люди знали об их несчастной судьбе. Но люди, слабые по своей природе, при виде призраков умирали от страха. Губернатор провинции доложил обо всем королю. Тот отправил высокого сановника выяснить, в чем дело, и доложить. Чон Дон Хо, так звали сановника, прибыв в Чхольсан, расположился в ярко освещенной резиденции и стал читать вслух строки из "Ицзина".
    Ровно в полночь в зале повеяло холодом, и перед Чон Дон Хо явилась девушка в зеленой кофте и темно-красной юбке. Судья спросил, чем он может ей помочь.
    - Я - дочь Пэ Му Ена из Чхольсана, - ответила девушка, - зовут меня Лотос, а старшую сестру - Роза. Загубила нас злая мачеха. Отец ее в дом привел, когда мать умерла. Опозорила мачеха старшую сестру, дохлую крысу ей в постель положила и сказала, что у сестры выкидыш. Сестра бросилась в озеро и утонула.
    Сказала так девушка и исчезла.
    На следующее утро Чон Дон Хо начал расследование. Узнал, из какой семьи сестры, расспросил о загадочном озере и велел взять под стражу Пэ Му Ена и его жену. Учинил судья Пэ Му Ену допрос. Первым делом спросил:
    - Сколько у тебя детей?
    - Две дочери и три сына, - ответил Пэ Му Ен, - только дочери давно умерли.
    - Отчего умерли? - спросил судья.
    - От болезни, - ответил Пэ Му Ен.
    - Говори правду, - приказал судья. - Все равно меня не обманешь!
    Тут в разговор вмешалась мачеха и сказала:
    - Старшая дочь опозорила не только себя, но и всю нашу семью. Согрешила, выкинула ребенка, а потом утопилась, а младшая дочь убежала из дома, господин судья.
    - Где доказательства, что у дочери был выкидыш? - продолжал судья.
    - Вот они, господин, - ответила мачеха, вытащив из-за пазухи что-то, похожее на младенца.
    Увидев это, судья решил отложить суд, заявил, что дело требует доследования, а Пэ Му Ена с женой отпустил.
    Ночью сестры снова явились к Чон Дон Хо, научили, как доказать вину мачехи и невиновность отца, и улетели на синем журавле.
    На следующее утро Чон Дон Хо снова сел в судейское кресло и вызвал Пэ Му Ена и его жену. Он велел развернуть сверток и обнаружил в нем комок крысиного помета. Понял тут Пэ Му Ен, что жена вокруг пальца его обвела, а жена не признается, знай свое твердит.
    Чон Дон Хо отправил доклад губернатору провинции, и тот вынес приговор: мачеху четвертовать, ее старшего сына повесить, а Пэ Му Ена освободить.
    Пошел Пэ Му Ен к озеру, дочек своих на дне отыскал, а они как живые. Отнес Пэ Му Ен дочек на склон горы, место для могил выбрал, похоронил дочерей, памятник соорудил.
    А Чон Дон Хо за справедливость свою на всю страну прославился и должность высокую получил. Явились к нему Роза и Лотос, поблагодарили за мудрость и доброту, поклонились.
    Долго жил Пэ Му Ен один, а потом снова женился. Взял в жены дочку Им Гван Хо, человека известного, богатого. Красивую, добрую, молодую - семнадцать годков ей сравнялось.
    Явились однажды во сне к Пэ Му Ену две его дочери и говорят:
    - Не живем мы больше в озере - в Небесном королевстве живем. И повелел нам король вернуться на землю, к тебе. Это ли не великое счастье?
    Хотел Пэ Му Ен дочерей за руки взять, но тут петух прокричал, и он проснулся. Вошел к молодой жене, а она в руках два цветка держит: розу и лотос. Спрашивает муж, откуда цветы, а жена отвечает:
    - Нынешней ночью явилась ко мне небесная фея и говорит: "Эти цветы тебе посылает Небесный король. Ухаживай за ними, расти, и придет к тебе счастье". Проснулась, смотрю - в каждой руке у меня по цветку.
    Поставили Пэ Му Ен с женой цветы в вазу. Вскорости жена понесла; когда родила двух девочек-близнецов, цветы из вазы исчезли. Одну дочку нарекли Розой, другую - Лотос. Время быстро бежит. Подросли девочки, пятнадцать лет им минуло. И так были они похожи на погибших дочерей Пэ Му Ена, что и не отличить. Взяли их замуж братья-близнецы, сыновья могущественного янбана Ли Ен Хо из соседнего уезда. Выдержали братья экзамены на должность и стали важными сановниками.
    Перевод А. Иргебаева

КАК ЕННИ ОТ МАЧЕХИ СПАСЛАСЬ

    Жила в давние времена девушка-красавица, и звали ее Енни. Личико - яркая луна, глаза - сверкающие звезды. Одна беда - была Енни падчерицей. И уж так над ней измывалась мачеха, так ее мучила, что и сказать трудно. Заставляла самую грязную работу по дому делать. Красивая чистая одежда Енни изорвалась, растрепались длинные косы, словно гнездо сороки стали.
    Как-то зимой, в лютый холод, велела мачеха Енни в горы пойти да съедобных растений собрать. Но разве найдешь их зимой? Идет Енни в одном платьишке, не дала мачеха теплой одежонки. Ищет под снегом травы - ничего не может найти. Снега выше головы навалило. Короток зимний день. Уже и ночь наступила. Стала Енни место искать, где бы заночевать. Вдруг смотрит - большие ворота. Вошла девушка за ворота. А там широкое-преширокое поле, посреди дом стоит. Высокий, красивый. Постучалась девушка. На стук юноша вышел и ласково так спрашивает:
    - Ты как здесь очутилась, красавица? Может, в беду попала, помочь тебе надо?
    Рассказала юноше Енни про свое горе. Пожалел ее юноша, побежал в поле, целую охапку свежего рапса принес. Поклонилась девушка юноше, уж и не знает, как благодарить. Уходить собралась, а юноша ей и говорит:
    - Ты еще сюда приходи. Придешь, напротив ворот стань и позови: "Ива, Ива, Ивовый листок! Это я, Енни, пришла, открой ворота". Я и выйду.
    Сказал так юноша, дал Енни три бутылочки: одну белую, другую - красную, третью - синюю, и наказал:
    - Береги их. Может, сгодятся. Из белой нальешь - мясо на костях нарастет. Из красной нальешь - по жилам кровь потечет. Из синей нальешь - мертвого к жизни вернешь.
    Утро настало. Вернулась Енни домой. Видит мачеха: Енни рапс принесла, глазам своим не верит. Снова велит Енни в горы идти. И во второй раз принесла Енни рапс. Мачеха в третий раз Енни в горы отправила, а сама за ней следом пошла. Видит: Енни у ворот остановилась, зовет: "Ива, Ива, Ивовый листок! Это я, Енни, пришла, открой ворота". Вышел юноша, за ворота Енни повел. Вышла Енни, целую охапку свежего рапса несет. Побежала мачеха домой, раньше Енни вернулась.
    Пришла Енни, а мачеха на нее напустилась:
    - Ты тайком к парню бегаешь! Я все знаю.
    Молчит Енни. Разве оправдаешься перед мачехой? И отцу не пожалуешься, жалко его.
    Утром решила мачеха сама отправиться в горы. Подошла к воротам, зовет:
    - Ива, Ива, Ивовый листок! Это я, Енни, пришла, открой ворота.
    Вышел юноша, спрашивает:
    - Кто ты?
    Ничего не ответила мачеха, кинулась на юношу и убила. После дом подожгла и поле, все вокруг поломала, сокрушила.
    На другой день послала мачеха Енни за рапсом. Подошла девушка к воротам, заветные слова произнесла. Только никто ей не ответил. Вошла девушка за ворота, смотрит - от дома одни руины остались, поле все выгорело, на земле косточки юноши валяются.
    Не выдержала девушка, горько заплакала. И вдруг про бутылочки вспомнила, те, что ей юноша дал. Собрала Енни косточки юноши, брызнула на них из белой бутылочки - наросло на косточках мясо. Брызнула она из красной бутылочки - потекла кровь по жилам. Брызнула она из синей бутылочки - юноша ожил, глаза открыл, улыбнулся.
    - Я - слуга Небесного короля, - говорит. - Посылаю на Землю дождь. Повелел мне мой господин на Землю спуститься, тебя спасти. Вот и посеял я зимой рапс, а поле поливал весенними дождями. Я спас тебя, и теперь мне пора возвратиться на Небо. Я возьму тебя с собой, и ты станешь моей невестой. Летим же!
    С этими словами юноша взял Енни за руку, и они по радуге поднялись на Небо.
    Перевод А. Иргебаева

КХОНЧХИ И ПХАТЧХИ

    В одной провинции жил крестьянин с женой. Жили дружно, в согласии. Вот только детей у них не было. Но пришло время, и родилась дочь, назвали ее Кхончхи.
    Через сто дней после рождения девочки вдруг умерла мать. Пришлось отцу одному растить дочку.
    Выросла, четырнадцать лет ей сравнялось, и стала настоящей красавицей, другой такой в целом свете не сыщешь, до чего скромна да умна! Слава о ней разнеслась далеко вокруг.
    Но вот отец женился во второй раз, и появилась у Кхончхи мачеха. Злая-презлая. И такую же дочь-злюку с собой привела. Невзлюбили они добрую и ласковую Кхончхи.
    Трудится Кхончхи от зари до зари, слезами умывается. А отец слова поперек не скажет новой жене, боится. Отправила как-то мачеха Кхончхи на каменистое поле, приказала его деревянной тяпкой взрыхлить, а родной дочери железную мотыгу дала, велела взрыхлить песчаное поле за домом. Пришла Кхончхи на поле, только принялась за работу, а деревянная тяпка сломалась. Вдруг откуда ни возьмись черная корова. Дала корова девушке железную мотыгу. Кхончхи без труда взрыхлила поле.
    На другой день мачеха приказала Кхончхи наполнить водой огромный глиняный кувшин, а как его наполнишь, когда дно дырявое! Сколько воды перетаскала Кхончхи, все впустую, только из сил выбилась.
    Вдруг откуда ни возьмись огромная жаба:
    - Не печалься, Кхончхи! Я тебе помогу!
    Залезла жаба в кувшин, закрыла собой дыру, и девушка налила воды до самых краев.
    Собралась однажды мачеха с дочкой на свадьбу и говорит падчерице:
    - Хочешь с нами идти - живо перебери мешок риса да мешок проса. И чтобы ни шелушинки не осталось.
    Заплакала тут Кхончхи, в сердцах крикнула:
    - Почему я такая несчастная, чем провинилась, что беда за бедой валятся на меня?
    Вдруг откуда ни возьмись небесная фея:
    - Не печалься, Кхончхи. Я тебе помогу! Знаю, у тебя доброе сердце.
    Кликнула она воробьев. Стали воробьи шелуху с риса снимать. Снимают, а сами чирикают:
    - Чисти, не ешь! Чисти, не ешь!
    Вмиг перебрали целый мешок. И с просом справились без труда. Все дела переделала Кхончхи и побежала на свадьбу. Вдруг на пути ручеек! Не успела перепрыгнуть, как услышала громкий шум позади. Обернулась, видит: носильщики несут в паланкине Камсу[*]. Испугалась Кхончхи, туфельку уронила, так и убежала в одной.
    [* Камса - губернатор провинции.]
    Подошел Камса к ручью, а на берегу вышитая туфелька лежит. Поднял ее Камса, а когда вернулся домой, приказал найти девушку, которая туфельку потеряла, решил взять ее в жены.
    Узнали об этом злая мачеха и ее дочка и задумали недоброе. Позвали Кхончхи погулять возле озера и столкнули бедную девушку в озеро.
    Надела Пхатчхи платье Кхончхи и пошла в дом Камсы. Тот сразу заподозрил неладное, спрашивает:
    - Отчего лицо у тебя такое темное?
    - Долго на солнышке грелась, - отвечает Пхатчхи.
    - А почему ты рябая? - опять спрашивает Камса.
    - Спешила к тебе, на горох упала, - отвечает Пхатчхи.
    Поверил Камса, принял злую Пхатчхи за Кхончхи и взял ее в жены.
    Пошел как-то Камса прогуляться у озера, смотрит - лотос на воде качается. Сорвал он цветок, принес домой, поставил в кувшин с водой, не налюбуется.
    А Пхатчхи мимо пройдет - волосами за лотос цепляется.
    Разозлилась Пхатчхи, бросила лотос в печь. Стала старуха служанка растапливать печь, а там ожерелье - всеми цветами радуги играет-переливается. Вдруг ожерелье девушкой обернулось. Рассказала девушка, что с ней случилось, попросила старуху стол для Камсы накрыть, угощенье устроить.
    Пришел Камса, сел за стол, палочки взял, никак кусочек кимчхи[*] не подцепит - одна палочка короче другой. Рассердился Камса, бросил палочки на пол и давай ругать старуху!
    [* Кимчхи - соление, маринованные овощи.]
    Тут из-за ширмы девушка голос подала:
    - Что одна палочка короче другой, вы, господин Камса, сразу приметили, а вот человека от человека отличить не можете!
    Услышал это Камса, понял, что обманули его злая мачеха и Пхатчхи. Тотчас велел наказать их. И зажили они счастливо с милой и доброй Кхончхи.
    Перевод Вадима Пака

ПРЕКРАСНАЯ ТИГРИЦА

    В годы правления Вонсона, тридцать восьмого короля королевства Силла, жил юноша по имени Ким Хен. Прозябал в бедности, хотя был родом из знатной семьи. Отличался мужеством и талантами, знал толк в гражданских и ратных делах. Только не жаловался юноша, не сетовал на судьбу, учился усердно и верил, что придет его час и он возродит былую славу родителей.
    Согласно обычаям королевства Силла, каждый, хранивший в душе заветное желание, должен был в определенные дни, в полночь, ходить вокруг пагоды буддийского храма Хынюнса в южной части Кенчжу и возносить молитвы Всевышнему.
    Пошел однажды к пагоде и Ким Хен. Ходит вокруг, шепчет молитву. Вдруг слышит позади себя шорох. Обернулся, а перед ним в слабом свете луны девушка редкой красоты. Тоже молится. Подошла она к Ким Хену и говорит:
    - Простите, что напугала вас. Но я чувствую себя здесь такой одинокой. Позвольте мне следовать за вашей тенью.
    С той поры они каждую ночь встречались у пагоды. Подружились, а потом и полюбили друг друга.
    Но прошло время молений, и настал день разлуки. Взял Ким Хен девушку за руку, пошел домой провожать. А жила девушка в лесу, к северу от города, в глухом безлюдном месте, в низкой, крытой соломой хижине. Посмотрела старуха мать на юношу пристально так и спрашивает у дочери:
    - Кто этот юноша и как он не побоялся прийти сюда вместе с тобой?
    Что таиться от матери, подумала девушка, и рассказала, как они познакомились и полюбили друг Друга.
    - Какая беда! - запричитала старуха. - Теперь ничего не поделаешь. Только давай спрячем его, пока не вернулись твои братья.
    Только они спрятали юношу, как тигриный рык разорвал тишину. Испугался Ким Хен, дрожит весь. А тигры все ближе и ближе. И вот дверь распахнулась, и на пороге появились тигры и вскричали:
    - Как хорошо человечиной пахнет!
    Прикрикнула на тигров старуха:
    - Какая еще человечина! Хватит болтать. Лучше слушайте, что я скажу. Знамение было с Небес. Вас ждет суровая кара за то, что вы губите людей.
    Затряслись тигры от страха, даже шерсть на них побелела. А девушка и говорит:
    - Братья мои! Вы дали обет милосердному Будде впредь не губить людей. Но обет свой нарушили. Сколько ни молилась я в храме, не смогла вымолить вам прощение. Настал час возмездия. Вы должны покаяться и исчезнуть не мешкая. Не то вас кара настигнет. А вину вашу я искуплю.
    Девушка долго плакала, омочив рукава слезами. Тигры стояли, опустив голову, только хвосты их подрагивали, еще мгновение - и они умчались прочь. Тогда девушка сказала Ким Хену:
    - Спасибо тебе за любовь и за ласку. Но нам надо расстаться. Я - не женщина, я - тигрица. И должна искупить вину моих братьев - умереть от руки их жертвы. Для меня будет счастьем погибнуть от твоего меча. Так я по крайней мере смогу отплатить за твою доброту. Слушай же! Завтра я появлюсь на рынке у западных городских ворот. Начнется паника. Король пообещает награду тому, кто убьет меня. Но смельчаков не найдется. Скажи тогда королю, что ты это сделаешь, отправляйся за мной в этот лес и срази меня своим мечом.
    Совесть заговорила в Ким Хене. "Как же так, думает, взять и убить любимую, пусть даже она и не женщина! Нет, не стану я этого делать. Не надо мне ни золота, ни титулов". Он стал было укорять девушку, но та оставалась непреклонной.
    На следующий день на рыночной площади появилась огромная тигрица, она громко рычала, наводя страх на людей. С криками "тигр, тигр" люди разбежались и попрятались. Король пообещал титул янбана тому, кто отважится схватиться с тигром. Но охотников не нашлось.
    Тогда Ким Хен пошел к королю и сказал, что исполнит королевский указ и спасет от тигра людей. Король похвалил юношу за смелость и наградил титулом янбана.
    Ким Хен взял меч и отправился в лес. Девушка бросилась ему навстречу, обняла и говорит:
    - Я так ждала тебя, так хотела еще раз увидеть. Ведь никогда больше ты меня не обнимешь. Теперь я могу спокойно умереть. А тебе желаю долгих лет жизни и счастья.
    С этими словами она выхватила у возлюбленного меч и вонзила себе в грудь.
    Ким Хен стоял пораженный у ее тела, залитого кровью, и, когда присмотрелся, увидел, что на земле перед ним лежит не девушка, а красивая тигрица.
    Собралась целая толпа, все славили Ким Хена, а потом отнесли его на руках в королевский дворец. Очень довольный, король принял шкуру тигрицы, а Ким Хену дал много золота и серебра.
    Но не радовали Ким Хена ни почести, ни богатство. Тяжело было у него на душе. Нет больше девушки-тигрицы. Но разве мог он забыть ее любовь, ее готовность пожертвовать собой ради его счастья. И на том месте, где его возлюбленная погибла, Ким Хен возвел храм и назвал тот храм "Ховонса", храм "Желания тигрицы".
    Перевод А. Иргебаева

БЕЛОУХИЙ ТИГР

    В старину на высокогорном перевале Чхоллен, в районе Юян провинции Канвон, жили в небольшом домике муж и жена. И не было у них детей. Уйдет муж в горы, женьшень собирать, а жена дома сидит одна.
    Прослышал о собирателе женьшеня человек по имени Ким Хен Ман, захотел несколько корешков женьшеня у него купить, попросил жителей села дорогу показать к его дому, а те говорят:
    - Видишь вон тот лес на горе? Там и живет собиратель женьшеня. Доберешься до вершины - найдешь его дом. Мы там ни разу не были.
    И отправился Ким Хен Ман в путь, через лесную чащобу пробирается. Обратно хотел повернуть - раздумал. Шел он, шел и дошел наконец до вершины. Видит - домик стоит. Стал хозяина звать, а из дома женщина вышла. Не старая, не молодая, и говорит:
    - Муж с утра на базар ушел, на другую сторону горы. К вечеру вернется. Посиди, подожди! Теперь уже недолго.
    Сел Ким Хен Ман в сторонке, хозяина дожидается. Хозяйка ужин готовить ушла. Стемнело, а хозяина нет да нет. Забеспокоилась жена.
    - Не иначе как с мужем беда случилась. Пойду-ка я его поищу. И ты со мной. Ладно?
    Ничего не поделаешь, пришлось Ким Хен Ману пойти. Взяла женщина факел, впереди идет, Ким Хен Ман за ней, тоже с факелом. Шли они, шли, вдруг смотрят - на дороге платок лежит, белый. Говорит женщина:
    - Это муж обронил. А самого, видать, в живых нет. Горе-то какое!
    Поглядели они во все стороны, кровь на земле увидели, свежую еще. Пошла женщина по следу, через кустарники пробирается. Вдруг где-то поблизости тигр зарычал. Посветила женщина факелом, смотрит - тигр человека жрет. Пригляделась, а это ее муж! Бросилась тут женщина на тигра, как хватит горящим факелом по голове. Испугался тигр, кинулся бежать, а мужа женщины из когтей не выпускает, за собой тащит. Женщина за тигром что есть мочи бежит. Бросил добычу тигр, сел в стороне, облизывается.
    А женщина отдала Ким Хен Ману факел, припала к бездыханному телу мужа. На спину его взвалила, домой понесла. А Ким Хен Ману следом идти за ней велела, дорогу освещать. Идет Ким Хен Ман. В каждой руке по факелу держит. Пришли они домой. Хозяйка мертвого мужа в кладовую отнесла, а Ким Хен Ману в доме велела ложиться. Лежит Ким Хен Ман, дрожит, страшно ему, что в доме покойник. Вдруг слышит: тигр зарычал, потом треск раздался. На пороге хозяйка появилась и говорит:
    - Я тигра убила! Пойди посмотри!
    Вышел Ким Хен Ман, а возле дома тигр лежит. Шкура желтая, сам огромный. Рядом женщина стоит, топор в руке держит. Увидела она Ким Хен Мана и говорит:
    - Знала я, что тигр придет добычу свою искать - запах крови его привел. Я за дверью ждала. Как увидела тигра - схватила топор и голову ему отрубила. - Сказала так женщина и тигра на куски разрубила - отомстила злодею. Потом говорит Ким Хен Ману: - Погляди! У него белые уши! Это тот самый белоухий тигр, за которым люди так долго охотились! А теперь я убила его.
    Услышал это Ким Хен Ман и попросил женщину рассказать, что за тигр такой, белоухий. И вот что рассказала Ким Хен Ману женщина.
    - Случилось это несколько лет назад. Собрались как-то жители летним вечером, разговаривают. А один мужчина возьми да отойди в сторонку. Отошел и больше не вернулся. Пошли его искать, на кукурузном поле нашли, мертвого, растерзанного на куски. Похоронили его, а потом смотрят: стоит он рядом с могилой, к дереву прислонился. Тронули его - он и завалился. А это, оказывается, тигр раскопал могилу, мертвеца вытащил, к дереву прислонил. А сам сидит на скале, огромный, с белыми ушами. Сказал тогда один старик, что если у белоухого тигра отнять добычу, он все равно назад придет, поиграть с ней. И сказал тот старик, что надо бросить тигру одежду ту, что мертвец носил. Сказано - сделано. Кинули тигру одежду, а он и рад. Схватил, прочь умчался. Шкура у того тигра желтая, уши белые. Он самый и есть.
    Пока женщина говорила, светать стало. Приготовила она гостю еду, показала несколько корешков женьшеня и говорит:
    - Ты наверняка за этим пришел. Так возьми! Очень тебя прошу! А денег не надо. Я и так перед тобой в долгу за то, что ты мне помог.
    Вечером он пришел хоронить хозяина и узнал, что женщины тоже нет в живых, она подожгла дом и вместе с мужем сгорела.
    Перевод А. Иргебаева

ПОЧТИТЕЛЬНЫЙ СЫН И ТИГР

    Жил в провинции Чолла, в далеком глухом селении, один юноша. Отец с матерью души в нем не чаяли, и рос он, ни в чем не зная нужды. Но умер отец, и вскоре семья совсем обеднела. Пришлось юноше стать поденщиком, то здесь побатрачит, то там. Едва сводит концы с концами, а о матери заботится, не забывает старуху. И надо же случиться такой беде! Заболела мать тяжело и слегла. Сын от нее не отходит, снадобье из трав готовит, мать поит, молит Небо, чтобы поправилась. А матери все хуже и хуже.
    Прослышал юноша, что в местечке Унбон живет лекарь, любую хворь излечить может. Надо бы к тому лекарю сходить, совета попросить, но не на кого мать больную оставить, и денег на лекарство взять негде.
    Совсем плоха стала мать и говорит как-то сыну:
    - Послушай меня, сынок. Хворь мою излечить трудно, и я не боюсь умереть, если мне суждено. Только сходил бы ты прежде в Унбон, лекарь там есть, уж он непременно поможет чем может.
    Слова эти острым ножом полоснули сына по сердцу. И отвечает он матери:
    - Я и сам собирался нынче отправиться к этому лекарю.
    Вышел юноша из дому. А денег где взять, не знает. Думал юноша, думал и решил наконец пойти к одному богачу, у которого долгое время батрачил. Расскажет он богачу о своем горе, попросит взаймы один лян, потом отработает, сколько скажет помещик. Сжалился богач над юношей, дал ему лян серебра.
    Обрадовался юноша, побежал к соседке, попросил присмотреть за больной матерью, а сам стрелой помчался в Унбон.
    Бежит юноша, вдруг на пути высокий горный перевал. Вмиг одолел его юноша и очутился в селении.
    Взял у лекаря снадобье, отправился в обратный путь. Уже и темнеть стало. Но что поделаешь, надо идти. Дома мать дожидается. Стал юноша на гору карабкаться, думал быстро до перевала добраться, не тут-то было. Притомился он, да и голод давал себя знать, ведь с самого утра маковой росинки во рту не было. Только к ночи добрался юноша до перевала. Вдруг видит - здоровенный парень борется с тигром. Приметил он юношу, помочь просит. Что тут поделаешь. Парня в беде оставить нельзя, а дома больная мать дожидается.
    Тут парень как закричит:
    - Держи тигра, не выпускай! А я камень найду побольше, голову ему размозжу!
    Положил юноша сверток с лекарством на землю, схватил тигра за горло, держит, не отпускает. Думает, сейчас парень зверю голову размозжит, зверь и издохнет. Рвется тигр из рук - не удержишь. А парень вдруг говорит:
    - Большое тебе спасибо. Извини, я пошел.
    Схватил сверток с лекарством и был таков.
    Долго боролся юноша с тигром. Наконец обессилел, в беспамятство впал. Очнулся, уже светает. Огляделся по сторонам - тигра нигде не видно, словно его и не было. И сверток с лекарством пропал. Понял тут юноша, как ловко парень его обманул, и стал спускаться с горы. И сам злой-презлой. Досадно ему. Уже совсем немного до деревни осталось, вдруг видит юноша на обочине что-то белое. Подошел - а это его сверток с лекарством. Найди он сейчас слиток золота, и то бы так не обрадовался. Повеселел юноша и бегом домой побежал. Вдруг чует - кровью запахло. В одну сторону посмотрел, в другую обернулся, смотрит - целая лужа крови, а вокруг человечьи кости разбросаны. Испугался юноша - холодный пот его прошиб. И как припустил, до самого дома добежал, не оглянулся.
    Мать без памяти лежит, мечется. Подогрел юноша лекарство, в рот больной влил. И - о чудо - очнулась мать. К полудню почти совсем выздоровела. Вздохнул юноша с облегчением. Только не идет у него из головы то, что ночью случилось. Думает юноша: "Пока я в беспамятстве был, тигр за парнем погнался, а парень бежал и обронил сверток с лекарством. Но не смог он, видно, спастись от тигра". Как вспомнил это юноша, задрожал от страха.
    Вскоре об этой удивительной истории уже знали во всей округе и говорили, что это Бог помог юноше за его доброту.
    Пошел как-то юноша в лес за дровами. Вдруг слышит - неподалеку стреляют. И тут прямо на него тигр выскочил. Испугался юноша, бежать хочет, а тигр стоит себе, не трогает юношу. Не тот ли это тигр, что повстречался тогда на перевале? Уж очень похож. Подумал так юноша и обрадовался. Смотрит: тигр в хворосте прячется. Удивился юноша. А после догадался, в чем дело. Это тигр от охотников прячется. Гонятся они за тигром. Взял юноша хворост, тигра укрыл.
    Прибежали охотники с ружьями, спрашивают:
    - Тигра не видел?
    Юноша кивает, рукой в сторону показывает, мол, вон куда тигр убежал. Только ушли охотники, тигр вылез, головой качает, будто юношу благодарит, и скрылся в горном ущелье.
    Сидит как-то юноша у порога, при свете луны туфли плетет. Тут вдруг ветер налетел, да такой холодный! Смотрит - тигр здоровенный входит во двор. Испугался юноша, в дом убежал, в щель на тигра глядит. Видит - человек на спине у тигра лежит. Сбросил тигр человека на землю, а сам ушел со двора. Вышел из дома юноша, видит - лежит на земле красавица. Лежит - не дышит. Взял ее юноша на руки, в дом отнес. А на девушке ни единой царапины. Напоил юноша девушку водицей, руки ей растер, ноги. Очнулась красавица, спрашивает, да тихонько так:
    - Где я? - огляделась, увидела юношу, глаза закрыла, не шевелится. Понял юноша, что застыдилась красавица, вышел во двор.
    Подошла к девушке мать юноши, спрашивает:
    - Ты чья же будешь? Где дом твой? И почему тебя тигр принес?
    - Живу я в Кымсане. Вечером вышла во двор, тигр меня и схватил. Что было потом, не помню. - Говорит девушка, а у самой слезы льются ручьем.
    Принялась старуха девушку успокаивать, завтра же, говорит, сын к ее родителям отправится, скажет, пусть придут, дочь заберут. Успокоилась девушка, задремала.
    На другой день на рассвете отправился юноша в Кымсан. Рассказал отцу с матерью, что дочь их жива-здоровехонька, в доме у него находится. Как обрадовались родители, и сказать трудно. Уж и не чаяли свидеться с дочерью. Пошел отец девушки в дом юноши дочь забирать. Смотрит, живут мать с сыном в бедности, зато доброты им не занимать. А уж когда услыхал, что сюда тигр девушку на спине принес, решил юношу в зятья взять, потому что самой судьбе так угодно.
    Много с тех пор воды утекло. Живут молодые в согласии, рожает красавица мужу то дочку, то сыночка.
    И вдруг однажды пришел к ним тигр, тот самый, что девушку к юноше на спине принес. До того старый, что и не признаешь. Увел он юношу в горы, стал лапами землю рыть. Глядит юноша, как тигр землю роет, а зачем - никак в толк не возьмет. Рыл тигр землю, рыл, да так и издох. Понял тут юноша, чего надобно было от него тигру. Вырыл он яму, закопал тигра. А через десять лет выросла на этом месте хурма, огромная-преогромная. И в первый же год заплодоносила. А плоды на ней крупные, сочные! Назвали люди дерево "Хурмой благодарности". Говорят, стоит оно и поныне. И хотя много на нем теперь сухих веток, плоды все такие же большие и вкусные.
    Перевод Вадима Пака

МОНАХ-ТИГР

    Случилось это давным-давно. Пошел путник в горы и заблудился. То вперед идет, то назад, не может дорогу найти. Уже и ночь наступила. Нашел наконец путник тропинку, узкую-преузкую, пошел по ней. Шел, шел, смотрит - долина, в долине дом, высокий, большой. Подошел путник к первым воротам, постучался, никто не откликается. Подошел ко вторым - опять никого. Одиннадцать ворот прошел, а когда двенадцатые миновал и в дом вошел, девушку-красавицу увидел. Сидит девушка, горючими слезами заливается.
    Говорит путник:
    - Ты уж прости, что я в дом к тебе гостем незваным пришел. В горах заблудился. Расскажи, отчего плачешь?
    Отвечает девушка:
    - Шел бы ты лучше отсюда, мил человек, пока не поздно. А не уйдешь - смерть свою здесь найдешь.
    Не испугался путник, не стал уходить, попросил девушку про беду свою рассказать. Согласилась девушка, принялась рассказывать, а у самой слезы ручьями текут.
    - Был мой отец богатым и знатным, вместе с семерыми братьями жил. Приходит как-то к отцу монах из горного храма, просит отдать ему меня в жены. Отец ни в какую. Да и братья тоже. Разгневался монах, всю семью убил, одна я осталась. Нынче ночью придет монах сюда, увидит тебя - непременно убьет.
    Выслушал путник девушку и решил помочь ее горю. В шкафу схоронился, меч наготове держит, монаха дожидается. Вот и полночь. Явился монах, девушка встретила его как ни в чем не бывало, с улыбкой, вина крепкого налила. Выпил монах, красный весь стал, лег и заснул. Тут путник вылез из шкафа, как хватит монаха мечом. Завопил монах, заметался от боли, а сделать ничего не может. Так и испустил дух. Отнесли путник с девушкой мертвого монаха за дом, собрались в саду хоронить. Смотрят - никакой это не монах, а тигр - рыжий, полосатый, огромный-преогромный.
    Поблагодарила девушка путника, в дом позвала, накормила рисовым супом. Только рассвело, путник в дорогу собрался. Говорит девушка:
    - Век твою доброту не забуду. Спас ты меня. Оставайся и живи со мной в этом доме. Должна я здесь три года прожить, могилу отца стеречь.
    Не согласился путник. Уж очень страшно ему было оставаться в этом проклятом доме. Проводила его девушка через все двенадцать ворот и повесилась. Не выдержало сердце разлуки.
    Время быстро летит. Стал путник прославленным полководцем, известным под именем Осон Пувонгун. Разразилась война, и его поставили командовать всеми войсками. В разгар боя увидел вдруг полководец, как на его меч, когда он замахнулся на врага, опустился желтый шелковый платок, и меч словно застыл в воздухе. Полководец проиграл бой и без памяти рухнул на землю. Платок исчез, и на его месте появилась девушка, которую он оставил когда-то в доме одну. Она сказала ему что-то с укором и вновь превратилась в платок, который через мгновение растаял в воздухе. И крикнул тут Осон Пувонгун что есть мочи:
    - Милая девушка, сколько зла я тебе причинил! Прости же мне мое бессердечие!
    И решил он тотчас отправиться в дом, где некогда повстречал девушку. Пришел, а она лежит с открытыми глазами, чистая, непорочная, как и много лет назад. Взял полководец девушку на руки, глаза ей закрыл и похоронил рядом с отцом. После чего навсегда распрощался с этим домом.
    И снова повел полководец войско на бой. Поначалу не везло ему, едва не погиб, но тут на вражеский меч опустился желтый шелковый платок, и меч застыл в воздухе. Тут Осон ринулся на врага и отсек ему голову.
    Платок исчез и никогда больше не появлялся. С тех пор Осон помнил о своем долге и каждый год посещал могилу девушки.
    Перевод А. Иргебаева

ТИГР И СВИРЕЛЬ

    Давным-давно жили в уезде Кенчжу муж и жена. Муж никогда не сидел без дела. Летом в поле работает, зимой в горах на тигров охотится. Ушел он как-то в провинцию Канвондо и так и не вернулся.
    Уже и зима наступила. И вот однажды, когда с неба тихо падали на землю снежинки, жена шила при слабом свете лучины, а рядом - три сына сидели. Вдруг младший и спрашивает:
    - Мама, а где наш отец?
    Вздохнула женщина и отвечает:
    - Ушел ваш отец на тигров охотиться в провинцию Канвондо.
    Не унимается сын, опять спрашивает:
    - А почему до сих пор не вернулся?
    Заплакала женщина и говорит:
    - Наверное, тигры его растерзали. Вырастете - за отца отомстите.
    Поклялись сыновья за отца отомстить. И принялись с этих пор учиться стрелять из лука. После в горы стали ходить, охотиться. Сперва на зайцев и на косуль, потом на лисиц и волков. А вскорости отважились братья и на тигров ходить. И так выучились стрелять, что равных себе не знали. И вот настал день, когда братья подошли к матери, опустились на колени и говорят:
    - Мы пойдем мстить за отца, мама.
    Поглядела на сыновей мать и отвечает:
    - Ладно. Идите. Но сначала я проверю, как вы стреляете из лука.
    Сказала так мать, на кухню пошла, кувшин воды на голове принесла и говорит:
    - А теперь слушайте, что я скажу! Каждый из вас должен выстрелить в кувшин так, чтобы он цел остался и вода не вылилась.
    Задумались братья. Стреляют-то они метко. Но ведь кувшин стоит на голове у матери.
    Первым отважился старший.
    Натянул тетиву, стрела пробила обе стенки кувшина. Затем выстрелил средний. Стрела прошла сквозь первое отверстие и застряла во втором. Стрела младшего закрыла первую пробоину.
    Сняла мать кувшин с головы и, очень довольная, сказала:
    - Молодцы, теперь я за вас спокойна! Можете отправляться хоть завтра!
    На следующее утро повесили братья луки за плечи, отправились. Идут они узкими тропами, в пургу и метель, на крутые вершины взбираются, через бурные реки переправляются.
    Добрались наконец до провинции Канвондо, в разные стороны разошлись.
    А кругом густой лес. Деревья чуть не до самого неба. В лесу птицы и звери диковинные.
    Вдруг откуда ни возьмись красавица. Белое платье на ней. Смеется, говорит без умолку. Понял тут младший, Самдор, что перед ним оборотень, мама про них часто рассказывала, и выстрелил. Упала девушка, по земле покатилась, перевернулась несколько раз, вытянулась и исчезла, а на ее месте тигр полосатый лежит. Тут со всех сторон набежали тигры, окружили Самдора, рычат, да так грозно. Хоть и стрелял юноша метко, но разве справишься с целой стаей? Вмиг забрался юноша на сосну, самую высокую выбрал, смотрит - а у вожака стаи в зубах свирель, так и сверкает. Подошел вожак к мертвому тигру, заиграл на свирели - тигр ожил, на ноги вскочил.
    Подивился юноша: что за свирель такая? А тигры прыгают возле дерева, достать его хотят. Влез юноша еще выше. Тут самый большой тигр стал под деревом, на спину ему второй забрался, на спину второго - третий… Вот-вот достанут юношу. Выпустил тут Самдор стрелу, да с такой силой, что она разом всех тигров пронзила. Повалились они замертво на землю. Слез юноша с дерева, вытащил из тигриной пасти свирель, смотрит, а она - золотая. Заткнул ее Самдор за пояс, братьев искать отправился.
    Перевалил через горы, видит - брат его средний мертвый лежит. Опечалился юноша, но тут про свирель вспомнил, достал ее из-за пояса, заиграл. Потянулся средний брат, будто спал долго, ожил, на ноги встал. Рассказал младшему, что красавица в белом платье завела его сюда и убила.
    Пошли братья старшего брата искать. А он тоже мертвый лежит, за другим перевалом. Взял Самдор золотую свирель, заиграл. Ожил брат, рассказал, что девушка в белом платье его убила.
    Радуются братья, что младший брат всех тигров убил, сняли с них шкуры, домой отправились.
    По дороге решили свирель королю отнести. Принесли, а король им и говорит:
    - Эта свирель не простая - волшебная. Мертвого оживить может. Но если всех мертвецов оживить, людям на земле места не хватит.
    Взял король свирель и запрятал далеко-далеко. С тех пор о ней и не слышно.
    Перевод Валентина Ли

СКАЗКА ПРО ТИГРА И КАРЛИКА-ОХОТНИКА

    Жил-был в давние времена охотник. Далеко разнеслась слава о нем. Бывало, нацелится птице в крылышко, выстрелит - не промахнется. И надумал однажды охотник на охоту в Алмазные горы податься, в провинцию Канвон. С вечера заночевал у старухи, что в долине жила у подножия гор. Утром встал, а старуха ему в дорогу мешок с едой припасла - на неделю хватит, - отдала и говорит:
    - Иди-ка ты, мил человек, домой. А то как бы беде не случиться. Сколько охотников уходило в Алмазные горы, ни один не вернулся.
    Не послушал охотник старуху, мешок с едой взял, в путь отправился. С той поры никто его больше не видел.
    Вскорости родила жена охотника сына-карлика. Знают ребятишки, что отца у мальчика нет, безотцовщиной дразнят. Сравнялось мальчику семь годков, и стал он у матери ружье просить, чтобы в горы пойти за отца отомстить. Дала ему мать ружье. Взял его мальчик, стал учиться стрелять. Три года учился. Ни днем, ни ночью отдыха не знал. Говорит как-то мать сыну:
    - Отец твой мог в левую ручку кувшина с водой попасть, когда я его на голове несла. С расстояния в четверть ли. А все равно с тигром не справился и погиб. Так что учиться тебе еще и учиться.
    Еще три года учился мальчик, уже мог попасть с расстояния в четверть ли в кувшин с водой, который мать на голове несла. А мать снова ему говорит:
    - Твой отец мог с расстояния в четверть ли попасть в игольное ушко, когда я шила. Так что учиться тебе еще и учиться.
    Еще три года учился мальчик и теперь уже мог с расстояния в четверть ли попасть в игольное ушко. Прошло еще несколько месяцев.
    И вот настал день, когда мальчик простился с матерью, взял ружье и покинул родной дом. Пришел он к старухе, что у подножия Алмазных гор жила, а старуха и говорит:
    - Уж до чего метким стрелком был твой отец. Мог с расстояния в четверть ли попасть в сидящего на валуне муравья, а валун не задеть. Умеешь ты так?
    Попробовал мальчик и промахнулся. Не пошел он в горы. Три года у старухи провел. Не ел, не пил, ружья из рук не выпускал, учился и учился. И вот припасла ему старуха торбу с едой - на несколько месяцев хватит, и отправился он в горы охотиться на тигров.
    Сидит как-то на большом валуне, трубку курит. Вдруг откуда ни возьмись буддийский монах подошел, огня попросил. А когда раскуривал свою трубку, приметил мальчик, что не зубы у него во рту - клыки тигриные. Выстрелил мальчик в монаха, свалился тот на землю. Смотрит мальчик, а это вовсе не монах, самый настоящий тигр.
    Пошел мальчик дальше. Вдруг откуда ни возьмись старуха. Батат собирает. Подошел к ней мальчик и говорит:
    - Я есть хочу. Не дашь ли бататов?
    Не обернулась даже женщина и отвечает:
    - Некогда мне, мужа моего убили, приходила ко мне его душа. Вот я и собираю батат, чтобы его оживить.
    Выслушал ее карлик, вдруг видит - вместо рук у женщины тигриные лапы. Взял он ружье, в женщину выстрелил. Убил наповал. Смотрит - а на земле тигрица лежит.
    Пошел карлик дальше. К роднику пришел, а там девушка воду набирает. Красивая, молодая. Говорит карлик:
    - Меня жажда мучает. Не дашь ли водицы напиться?
    - Не могу, - отвечает девушка. - Свекровь мою и свекра убили. Вот я и спешу их оживить чудодейственной водой.
    Поглядел карлик, а у девушки на спине шерсть тигриная. Взял он ружье, застрелил девушку. А это вовсе не девушка, а тигрица.
    Пошел карлик дальше. Юноша ему навстречу попался. Спросил карлик дорогу у юноши, тот не стал объяснять, сказал, что очень спешит на похороны отца с матерью и жены. оживить их хочет. Пригляделся карлик, а у юноши хвост тигриный. Пристрелил карлик юношу, а на его месте тигр на земле лежит.
    Так, пока шел, убил карлик-охотник целую тигриную семью. Но не этого он добивался. Надо было ему того тигра убить, который отца его сгубил. Но как его распознать? Ходил карлик, ходил, вдруг смотрит - в долине целая стая тигров. Собрались они тут на свой пир. Больше сотни их. Едят, пьют, веселятся, паруются, танцуют. Прицелился карлик, стрелять стал. Только не всех убил, патронов не хватило. Кинулись тигры к карлику, отобрали мешок с едой, а карлика приволокли к огромному старому тигру, - видно, он у них вожаком был.
    Глянул тигр на охотника, да так грозно, и говорит:
    - Загубил этот карлик столько моих друзей, что не счесть, весь день рождения мне испортил! А родичей сколько погибло! Не иначе как это тоже его рук дело. Дай ему ружье, так он всех нас погубит! Он еще страшнее того охотника, что мы двадцать лет назад поймали! Не знаю, что с ним и делать!
    Понял тут карлик, что это тот самый тигр, который отца его загубил, а сделать ничего не может. И так ему досадно, что и не расскажешь. Говорит тут один старый тигр вожаку:
    - Съешь карлика прямо сейчас. Вкуснее угощения не придумаешь!
    Загалдели тут остальные тигры:
    - Съешь да съешь!
    Проглотил тигр карлика вместе с ружьем и мешком и говорит:
    - Чего его жевать, уж слишком он мал!
    Сидит карлик у тигра в брюхе, а места там - как в целой деревне. Кости человечьи вокруг валяются. Вдруг смотрит - ружье лежит. Нашел карлик в брюхе у тигра косточки отца, в мешок положил, после девушку увидел, еще живую, лежит, бедная, без памяти. Выходил ее карлик, и стали они думать, чем бы дырку в тигрином брюхе проделать, наружу вылезти.
    Нашел в кармане у себя карлик нож, дырку в тигрином брюхе проделал, уже и небо видно. Выглянула девушка посмотреть, где сейчас тигр: на поле, на берегу реки, на утесе или в горах. А карлик проголодался, отрезал кусочек тигриной печенки, съесть хотел - не годится.
    Тут тигр-вожак взвыл от боли, рычит, мечется. Глядят тигры - понять не могут, что с ним приключилось. И как помочь не знают. Стали плоды вожаку таскать, глотает их вожак целиком, а карлик с девушкой лакомятся - то грушу возьмут, то яблоко. Пошел вожак к роднику воду пить - девушка с карликом жажду утолили.
    Долго еще метался вожак, стал в ярости на других тигров бросаться, после затих, на землю свалился. Дух испустил. Вылезли тогда карлик с девушкой наружу, а тигры все мертвые на земле валяются. Убил их вожак, пока жив был.
    Содрали карлик с девушкой тигриную шкуру, взяли с собой и домой отправились. По пути к старухе зашли. А она совсем дряхлая. О карлике-охотнике печалилась. И пошли они дальше втроем. Увидела мать сына своего, не нарадуется, живехонек он, здоровехонек. Рассказал карлик-охотник односельчанам, что все тигры в горах мертвые лежат. Поспешили односельчане в горы, с тигров шкуры содрали, продали - богатыми стали.
    Захоронил карлик останки отца и пошел вместе с девушкой в Сеул. А там ее родители живут. Уж и не чаяли они дочь увидеть живой, ее тигр в горы утащил. Отец девушки министром был и в благодарность отдал карлику дочь свою в жены.
    Перевод А. Иргебаева

ОХОТНИКИ НА ТИГРОВ

    В провинции Хан-зондо, в городе Кильчу, лет двадцать назад существовало общество охотников на тигров. Членами общества были все очень богатые люди. Один бедный молодой человек напрасно старался проникнуть в это общество и стать его членом.
    - Куда ты лезешь? - сказал ему председатель. - Разве ты не знаешь, что бедный человек не человек: ступай прочь.
    Но тем не менее этот молодой человек, отказывая себе во всем, изготовил себе такое же прекрасное стальное копье, а может быть, и лучше, какое было у всех других охотников.
    И когда они однажды отправились в горы на охоту за тиграми, пошел и он.
    На привале у оврага он подошел к ним и еще раз попросил их принять его.
    Но они весело проводили свое время, и им нечего было делать с бедным человеком; они опять, насмеявшись, прогнали его.
    - Ну, тогда, - сказал молодой человек, - вы себе пейте здесь и веселитесь, а я один пойду.
    - Иди, сумасшедший, - сказали ему, - если хочешь быть разорванным тиграми.
    - Смерть от тигра лучше, чем обида от вас.
    И он ушел в лес. Когда забрался в чащу, увидел громадного полосатого тигра. Тигр, как кошка, играл с ним: то прыгал ближе к нему, то отпрыгивал дальше, ложился и, смотря на него, весело качал из стороны в сторону своим громадным хвостом.
    Все это продолжалось до тех пор, пока охотник, по обычаю, не крикнул презрительно тигру:
    - Да цхан подара (принимай мое копье)!
    И в то же мгновение тигр бросился на охотника и, встретив копье, зажал его в зубах. Но тут с нечеловеческой силой охотник просунул копье ему в горло, и тигр упал мертвый на землю.
    Это была тигрица, и тигр, ее муж, уже мчался на помощь к ней.
    Ему не надо было уже кричать "принимай копье", он сам страшным прыжком, лишь только увидел охотника, бросился на него.
    Охотник и этому успел подставить свое копье и в свою очередь всадил ему его в горло.
    Двух мертвых тигров он стащил в кусты, а на дороге оставил их хвосты.
    А затем возвратился к пировавшим охотникам.
    - Ну, что? Много набил тигров?
    - Я нашел двух, но не мог с ними справиться и пришел просить вашей помощи.
    - Это другое дело: веди и показывай.
    Они бросили пиршество и пошли за охотником. Дорогой они смеялись над ним:
    - Что, не захотелось умирать, за нами пришел…
    - Идите тише, - приказал бедный охотник, - тигры близко.
    Они должны были замолчать. Теперь он уже был старший между ними.
    - Вот тигры, - показал на хвосты тигров охотник.
    Тогда все выстроились и крикнули: "Принимай мое копье!"
    Но мертвые тигры не двигались.
    Тогда бедный охотник сказал:
    - Они уже приняли одно копье, и теперь их надо только дотащить до города: возьмите их себе и тащите.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

КАК ОДОЛЕЛ ЮНОША ЛИСИЦУ-ОБОРОТНЯ

    Жил давным-давно один богач. И был у него сын. Только очень хотелось тому богачу дочь иметь. Сколько денег извел он на предсказателей судьбы да на пожертвования храмам, и не скажешь. Услышало Небо его мольбу и послало ему дочь. Уж так пеклись о ней отец с матерью, так, словно она бесценное сокровище. Росла девочка крепенькой, никогда не болела.
    Уже сравнялось ей пять лет, когда на семью свалилось несчастье. Что ни ночь - дохнет корова. А было у них несколько сот голов рогатого скота. И отчего дохнет - никто не знает. Ни хвори никакой, ни ран. Сказал про то хозяину пастух, и велел хозяин стеречь коров не только днем, но и ночью.
    Спрятался пастух в темном углу коровника, караулить стал. Уже и полночь наступила. Смотрит пастух, вошла в коровник хозяйская дочь, смазала руку кунжутным маслом, сунула в брюхо корове, печенку коровью вытащила и съела в один присест. А корова сдохла.
    Пастух испугался, еле утра дождался, к хозяину побежал. Так, мол, и так, говорит. Не поверил хозяин и как закричит:
    - Да как смеешь ты мою дочь срамить!
    И велел убить лжеца. Другого пастуха в коровник послал. Но и он рассказал хозяину то, что первый. Приказал хозяин и этого пастуха убить. А потом еще одного, а коровы дохнут и дохнут. После лошади стали дохнуть и свиньи. А хозяин только и знает, что пастухов убивать. Всех перебил. Ни одного не осталось. А если бы и остался, все равно к богачу в работники не нанялся.
    Делать нечего. Послал богач сына в коровник. Спрятался тот в углу, смотрит - в полночь сестра в коровник вошла, вытащила у коровы печень и съела. Пришел сын к отцу, так, мол, и так, говорит. Услышала это мать, стала сына корить:
    - Ты зачем сестру родную хулишь? Зависть разобрала? Нет больше сил моих такое терпеть.
    Рассердился отец, сына из дому выгнал. А дочь еще пуще лелеять и холить стал.
    Сгубила девочка скот, за людей принялась. Мать с отцом и то не пожалела. Убежали все жители из деревни. Дух смерти в ней воцарился.
    А сын, когда отец его выгнал, в горы ушел. Повстречал там буддийского монаха и стал учиться у него волшебству. Шло время. Истосковался юноша по родителям и в путь собрался. А когда прощался с монахом, тот ему три бутылки дал - красную, белую и синюю - и сказал:
    - Возьми, в беду попадешь - пригодятся.
    Спрятал юноша бутылки за пазуху, сел на лошадь и отправился в родную деревню. Приехал, а в деревне никого нет. Дом родной - в запустенье, мхом да бурьяном порос. Сестра на солнышке греется. Увидела брата - обрадовалась. Давно человечьего мяса не ела.
    - Ты где пропадал? - спрашивает. - Соскучилась я.
    - Где отец с матерью? - спрашивает брат.
    - В могилах лежат, - отвечает сестра.
    Понял тут брат, что это сестра их сгубила, и решил бежать, свою жизнь спасать. Говорит юноша:
    - Проголодался я, сестра! Сорви лук-репей, что вон там, возле сада, растет, поесть приготовь.
    Вытащила сестра нитки и говорит:
    - Не бегай больше из дома. Возьми нитки, одним концом себя обвяжи, другой - мне отдай, пока я лук буду рвать.
    Не стал брат перечить. Все сделал, как велела сестра. Но только она ушла, размотал юноша нитку, привязал конец к стойке, незаметно вышел из дома, сел на лошадь и умчался.
    Вернулась сестра, смотрит - исчез брат, и погналась за ним.
    - Остановись! - кричит, а сама вот-вот ухватится за лошадиный хвост. Выхватил тут брат из-за пазухи красную бутылку и бросил в сестру. Вырвалось из бутылки пламя, обожгло сестру. Выскочила она из огня, снова погналась за братом, того и гляди настигнет. Бросил брат белую бутылку. Из нее иголки дождем посыпались. Убежала от иголок сестра, опять погналась за братом. Тогда юноша синюю бутылку бросил. Вылилась из нее вода - целое море, - утонула сестра. Смотрит юноша, не девушка на поверхность выплыла - лисица, и понял, что была его сестра оборотнем.
    Перевод А. Иргебаева

КАК СЛУГА ДУХОВ ПЕРЕХИТРИЛ

    Жил-был в старину мальчик. Уж так он сказки любил! Ни есть, ни пить ему не давай - сказки подавай. Слушает он их, слушает, в голове держит, а другим не рассказывает. Один он у отца с матерью, единственный. Богатые они, вот и стараются потешить сына. Кто знает новую сказку, того в дом зовут, чтобы сыну рассказывал. Но вот умерли отец с матерью, осиротел мальчик, и теперь сказки ему рассказывал верный слуга.
    Висел в углу комнаты на гвозде старый мешок, шнурком завязанный крепко-накрепко. Сколько лет висел, и не упомнить. Все про него забыли. Расскажут мальчику сказку, а дух из нее прямо в мешок летит. Собралось их в том мешке видимо-невидимо. А вырваться не могут - не рассказывает мальчик никому сказки, в голове держит. Сидят духи в мешке, ни вздохнуть им, ни шевельнуться.
    Вот уже и пятнадцать лет сравнялось мальчику. Нашли ему невесту, тоже богатую. В день перед свадьбой пошел он с друзьями прогуляться, а слуга как раз в это время стал печь растапливать, чтобы зябко не было молодому хозяину. Растапливает он печь и вдруг слышит - шепчет кто-то. Прислушался слуга:
    - Он завтра женится, верно?
    Другой отвечает:
    - Да, верно. Не выбраться нам теперь из этого мешка до самой смерти.
    Говорит третий:
    - Не выбраться. Пора бы отплатить ему за все.
    Отвечает четвертый:
    - Пора. Но как это сделать?
    Была в затянутом бумагой окне щелочка. Заглянул в нее слуга, видит - в комнате нет никого. А голоса доносятся из старого мешка, что в углу висит на гвозде. Мешок то раздувается, то сжимается, будто кто живой в нем. Слушает слуга, что дальше будет.
    - Поедем за ним в дом невесты, - говорит один. - Дорога дальняя. Он попить захочет. Я колодцем обернусь с чистой водицей, с кружкой из тыквы. Попьет он водицы и тотчас умрет.
    - Дело говоришь, - отвечает второй. - А не станет пить, я земляничной поляной обернусь. Подъедет он на коне к поляне, землянички отведает - и упадет бездыханный.
    - А не попьет он водицы, не отведает земляники, - говорит третий, - я раскаленной кочергой обернусь, в матрац, соломой набитый, залезу. Сойдет он с коня, ступит на тот матрац и сгорит.
    Говорит четвертый:
    - Не попьет он водицы, не отведает земляники, не ступит на матрац - я змеей обернусь, под ковриком в брачных покоях спрячусь. А потом ужалю его.
    Услышал это слуга, испугался. Не пощадят духи молодого хозяина, погубят. Только не стал он трогать мешок и хозяину ничего не сказал. Свадьбы стал дожидаться.
    Вот и утро настало, пора за невестой ехать. Одну лошадь для жениха запрягли, другую - для его дяди. Два конюха стоят наготове. Подошел тогда слуга к дяде, просит, чтобы тот разрешил ему лошадь хозяина повести. Спасти его хочет. Не соглашается дядя. Велит слуге за домом присматривать. А слуга на своем стоит, не отступается. Согласился наконец дядя, разрешил слуге ехать.
    Тронулись они в путь. Жених впереди, дядя - позади. Ведет слуга лошадь молодого хозяина, не идет - бежит. Дяде никак за ним не поспеть. Рассердился дядя, велит слуге шаг замедлить, а тот ни в какую.
    Едут они, едут. Вдруг жених говорит слуге:
    - Видишь на обочине дороги колодец? Вода в нем чистая-пречистая. И кружка на поверхности плавает. Принеси мне водицы напиться.
    А слуга знай лошадь подгоняет и отвечает:
    - Надо торопиться, а то не поспеем.
    Едут они, едут, вдруг жених говорит:
    - Видишь поляну? На ней спелая земляника растет. Пойди сорви и мне принеси, жажду утолить.
    Не идет слуга, отвечает:
    - Как бы вреда от этой ягоды не было. Молодость свою пощадите. В доме невесты вас не такой еще угостят. Потерпите!
    Еще пуще рассердился дядя, стал ругать слугу, поносить:
    - Мало того что воды не принес хозяину, так еще и ягоду рвать не желаешь! Погоди, накажем тебя после свадьбы!
    Едут они, едут.
    К полудню в дом невесты приехали. Двор и сад занавешены, чтобы птице туда не залететь, на стол не упасть - дурной это знак. Перед воротами лежит матрац соломенный. Только хотел жених на него ступить, а слуга возьми да и ударь хозяина по ногам - тот и свалился на землю. Еще сильнее разгневался дядя, а сделать ничего не может.
    Сели гости за стол. На столе деревянные петух и курица в вышитую материю обернуты, лапки к бокалам с вином привязаны зеленым и малиновым шнурком. Рядом деревянная утка - посредник. Стал жених с восточной стороны, лицом к петуху и курице, невесту ждет. Невеста с западной стороны появилась, две подружки ее привели. Поклонились молодые друг другу, бокалами обменялись.
    Провели жениха в главный зал, а невесту - в ее покои. В зале столы богато накрытые стоят. Пируют гости, веселятся, а слуге не до веселья. Думает он, как хозяина своего от смерти спасти.
    Только молодые уединились в брачных покоях, слышат - стучится кто-то в дверь. А это слуга, притом с мечом. Дивятся молодые. А слуга вошел, коврик поднял, смотрит - змея. Убил ее слуга, во двор выбросил.
    Поднялась в доме суматоха. Сбежались все поглядеть, что случилось. Тут и рассказал слуга дяде, почему воды не принес хозяину, почему не нарвал земляники. Потом матрац соломенный притащил, раскаленную кочергу из него вытащил. Понял тут дядя, что слуга жизнь хозяину спас, не стал его наказывать, а наградил за преданность.
    Молодой хозяин с тех пор не утаивал сказки: как услышит, так и расскажет. А мешок он со стены снял, развязал, а потом сжег.
    Перевод А. Иргебаева

СКАЗКА ПРО ПРЕДСКАЗАТЕЛЯ И ТРЕХ ЕГО СЫНОВЕЙ

    Жил в давние времена предсказатель, и было у него три сына. На всю страну прославился. Идут к нему люди со всех концов, место для могилы родных просят выбрать. Не дай бог ошибиться в таком деле, несчастья так и посыплются.
    Семьдесят минуло предсказателю, а он до сих пор не сказал, где выбрал место для своей могилы. В тайне это держал, даже сыновья не знали. Спросят, бывало, отца, а он в ответ:
    - Потерпите да потерпите. Придет время - скажу.
    Бегут дни-денечки. Совсем старый стал отец, немощный. Опять сыновья к нему подступили, спрашивают:
    - Когда умрешь, где тебя хоронить?
    Отвечает отец:
    - Не могу я сам раскрыть эту тайну. Вот умру, к старику Ли сходите. Он вам и скажет.
    Умер отец. Пошли сыновья к старику Ли и сказали:
    - Наказал нам отец, как умрет, к тебе сходить, спросить, где его похоронить.
    Отвечает старик:
    - Правда ваша. Говорил мне ваш отец, где его хоронить. Только трудно вам будет выполнить его волю.
    Подивились сыновья таким словам и говорят:
    - Воля отца священна, и мы ее выполним, если даже придется залезть в логово тигра или опуститься на дно морское, в царство грозного Дракона.
    Отвечает старик:
    - Дело не в этом. Если вы исполните волю отца и похороните его там, где он завещал, то вы трое погибнете. Старший умрет на следующий день после похорон, средний - на сотый, младший - ровно через год. Так на роду вам написано.
    Опечалились братья, и старший говорит:
    - Если нам все равно суждено умереть, то что пользы от твоих советов? Отвечает старик:
    - Я раскрою вам еще одну тайну. Ваши наследники станут министрами.
    Не иначе как старик их испытывает, подумали братья и так ответили:
    - Станут наши наследники министрами или не станут - нам безразлично. Но воля отца должна быть исполнена. Дозвольте же нам взяться за дело.
    Похоронили сыновья отца в том месте, где он завещал, и на следующий день умер старший. Остались у него жена и единственный сын. Уж так убивалась мать, так горевала. Стали ждать своего часа средний и младший сыновья. Ждут, а сами горюют, что такая злая у них судьба.
    Прошло сто дней с тех пор, как умер старший брат, и родные собрались устроить поминки. Вдруг средний брат упал без памяти и умер. Остались у него жена и единственный сын. И решил младший брат раскрыть матери тайну могилы отца. Стал рассказывать, а сам плачет, ожидая близкой кончины. Мать и обе невестки тоже слезами обливаются, жалко им младшего брата, ведь осталось жить ему девять месяцев, жениться и то не успел.
    Пришел он к матери и говорит:
    - Дозволь мне в странствия отправиться, развеять страхи и тревоги. Пройдет год после смерти отца, я ворочусь. А не ворочусь, - значит, нет меня больше в живых. Ты тогда день смерти отца считай и днем моей смерти.
    Заголосила мать, заплакали и остальные родичи. Но покорились судьбе и отпустили младшего брата. Вышел он за порог, в последний раз на родной дом поглядел, в путь отправился.
    В горы зашел, а уже ночь на дворе. Стал юноша место искать, где бы заночевать. А вокруг, как нарочно, ни одного дома не видно. Идет юноша дальше. Устал, есть ему хочется. Вдруг смотрит - окошко светится. Постучал юноша в окошко, на стук женщина вышла, приветила юношу, в дом завела, накормила. Оставила она юношу ночевать, а сама в соседнюю деревню собралась, с девушкой попрощаться, которая замуж выходит. Говорит женщина юноше:
    - Я в соседнюю деревню пойду, а ты постель постели да спать ложись! Я скоро вернусь.
    Девушка тоже решила пойти попрощаться с женщиной, но только к полуночи вырвалась из дома - перед свадьбой много хлопот. И разминулись они по дороге. Темно ведь!
    Пришла девушка, а женщины дома нет. На кровати юноша незнакомый спит. Проснулся юноша, свечку зажег. Познакомились они с девушкой. Рассказал ей юноша о своей беде, а девушка на свою горькую долю пожаловалась: за постылого замуж выдали. Пожалели они и полюбили друг друга.
    Утром юноша умер, настал его час. Опечалилась девушка и ушла к матери любимого, не испугалась гнева отцовского. Всей душой полюбили ее вдовы-невестки. Прошло время - сын у нее родился. И так у каждого из братьев осталось по наследнику. С самого детства были они умными, смышлеными. А выросли - министрами стали. Так было им суждено.
    Перевод А. Иргебаева

ЗОЛОТОЙ КАБАН

    Есть в провинции Северная Пхенандо гора Чхольсан. И вот какую о ней рассказывают легенду.
    Давным-давно, еще во времена Силла, жил на вершине горы Чхольсан золотой кабан. Тысячу лет прожил на свете. Волшебством овладел. То чертом обернется, то человеком, то опять кабаном. И вот что за ним водилось: у правителей уезда жен похищал. Только приедет правитель, кабан хвать его жену - и на гору к себе тащит. Не изловишь его никак. Очень уж ловкий да верткий. Перевертыш и есть. Слухи о нем от Коыра до Сеула дошли. И достигли наконец ушей короля. Не хочет никто в тот город правителем ехать. Кому охота без жены оставаться?
    Но все же заставил король своей королевской властью одного чиновника в Коыр правителем ехать. Прибыл новый правитель в город, созвал чиновников, попросил о кабане рассказать. Все без утайки! Молчат все. Ничего толком сказать не могут. Приказал тогда правитель пять тысяч паль[*] шелковых ниток ему принести. Подивились чиновники: зачем правителю нитки понадобились? Но нитки все же принесли, целый клубок, пять тысяч паль, как и было велено.
    [* Паль - обхват.]
    А правитель, прежде чем спать лечь, подошел к жене, к ее подолу потихоньку конец нитки привязал. Притворился, будто спит, а сам один глаз приоткрыл, смотрит, что будет. И клубок крепко держит. Ночь настала, встала жена, из комнаты вышла. Идет, а нитка следом тянется.
    Тянулась, тянулась, вся и вытянулась. Пошел правитель за ниткой. Куда нитка, туда и он. И привела его нитка к глубокой пещере. Вошел он в пещеру - слышит, жена его с какой-то женщиной разговор ведет. Увидела мужа, подбежала к нему, плачет от радости. Тут еще четыре женщины подошли, просят спасти их. Правитель рад бы, но как оборотня одолеть? И велел он женщинам разузнать, чего боится кабан больше всего на свете.
    Тут налетел ветер, послышался шум.
    - Это кабан возвращается, - зашептали женщины, - пусть правитель скорее спрячется, не то не миновать беды.
    Только успел правитель за камнем спрятаться, как появился кабан.
    Ввалился в пещеру, спрашивает у женщин:
    - Все ли у нас в порядке?
    Испугались женщины, думают, догадался кабан, что кто-то в пещере есть, не знают, что сказать.
    Потом одна и говорит:
    - А что может такое случиться? Вы чего-то боитесь?
    - Да, боюсь, - отвечает кабан.
    - Чего же вы боитесь? - спрашивает женщина.
    - Зачем тебе знать? - говорит кабан.
    - Чтобы вас предупредить об опасности, - отвечает женщина. - Тогда бояться не будете.
    - Так и быть, скажу вам, чего боюсь, раз вы так обо мне заботитесь. Сушеной оленьей кожи боюсь, и больше ничего! - говорит кабан.
    - А чего ее бояться? - не унимается женщина.
    - А вот чего, - отвечает кабан. - Как увижу ее, так сила моя пропадает.
    Услышал это правитель, вспомнил, что у него мешочек для печати шнурком из оленьей кожи стянут, обрадовался и думает: "Вот это везенье! Теперь берегись, кабан!"
    Развязал правитель мешочек, шнурок выдернул. Из-за камня выскочил, помахал шнурком и как закричит:
    - Ну-ка, погляди, кабан, что это?
    Поглядел кабан на шнурок, задрожал от страха.
    Схватил тут правитель нож, со всего размаха в кабана вонзил. Тот дух испустил.
    Так спас правитель уезда свою жену и других пленниц. И все они благополучно вернулись домой.
    Перевод Вадима Пака

СКАЗКА ПРО МУДРЫХ ПТИЦ

    Жил давным-давно мальчик. Сирота круглый. Чтобы прокормиться, в работники нанялся. Работал честно, усердно. Пошел однажды мальчик в горы за хворостом. Собирал, собирал, уже и солнце зашло. Решил домой воротиться. И заблудился. Пришлось горемыке в лесу ночевать. Только уснул, вдруг слышит - спрашивает один:
    - Что новенького?
    А другой отвечает:
    - Родник есть под ивой, а жители деревни, что внизу, невесть откуда воду таскают. Не дураки ли?
    - Это уж ты точно сказал. И сколько их таких на свете живет! Поглядишь - вроде бы умный, а на самом деле дурак дураком. Взять, к примеру, старика вдовца, ты его знаешь. Никогда досыта не ест, а не знает, что на кухне у него рядом с печкой глиняный горшок, полный монет, закопан.
    - Правда твоя. Ну, а богач, у которого дочка болеет? Я давеча мимо их дома шел. Сколько денег он извел на лекарства, и сказать трудно. И все зря. А дело в том, что во дворе у него под дровами поселилась огромная сороконожка. Она и напустила хворь на девушку. И никто про это не знает. Что тут скажешь? Дурачье!
    Понял тут мальчик: не люди это - духи между собой разговаривают. Пришел утром в деревню, смотрит, женщины от дальнего колодца идут, кувшины с водой на голове несут. Побежал к хозяину. Так, мол, и так, говорит. Под ивой в деревне родничок есть. Дозволь мне до него докопаться. Позволил хозяин, и побежал мальчик к иве, копать стал. Только копнул - вода потекла. Прибежали люди, помогли мальчику вырыть колодец, после благодарить стали за доброе дело.
    Пошел затем мальчик к старому вдовцу, бедняку. Плел бедняк сандали из соломы - так и кормился. Сказал мальчик старику, что хочет ему помочь, стал пол поднимать, а там и вправду горшок, полнехонький монет. Обрадовался старик, дает мальчику половину монет, а тот не берет.
    Сделал мальчик два добрых дела и к богачу пошел. Вылечу я твою дочь, говорит, только дай мне котел, а в котел масла налей. Дал богач мальчику котел, налил в него масла. А мальчик развел под котлом огонь, клещи припас, дрова разбросал, а под дровами огромная черная сороконожка. Схватил мальчик сороконожку клещами, в кипящий котел бросил. Сварилась сороконожка. Перестала девушка стонать, полегчало ей, а вскорости совсем выздоровела. Уж и не знает богач, как благодарить юношу, и отдал ему свою дочь в жены.
    Был у мальчика друг. Прослышал он, какое счастье выпало мальчику, и разобрала его зависть. Прибежал он и просит:
    - Расскажи да расскажи, как такая удача тебе привалила?
    Рассказал ему мальчик, как в лесу ночевал, как ненароком разговор духов подслушал. И решил друг в лес податься и заночевать там. Пришел он в лес, спрятался под утесом и ждет. Пришли духи, говорить между собой стали:
    - А знаешь, тот бедный мальчик разбогател! Наверняка слышал наш разговор. Какой же он добрый! Верно?
    - Не только добрый, но еще и честный, трудолюбивый. А вот друг у него нечестный. Да к тому же завистливый, жадный. И тоже счастья своего не знает, глуп потому что.
    - Ты о чем? О драгоценностях, что под его домом закопаны, у юго-восточной стены?
    - Вот-вот, именно о них. А он, дурак, ничего не знает.
    Смеются духи, а мальчику не до смеха. Разволновался он. Хорошенько запомнил каждое слово и, едва духи исчезли, помчался домой. Пошел к юго-восточной стене, копать стал. И такой шум поднял, что разбудил отца с матерью. Перепугались они, кто это, думают, среди ночи лопатой стучит? Не иначе как вор. Вышел отец из дома, смотрит - никакой там не вор, а сын родной землю копает. Стал отец сына уговаривать бросить лопату, в дом идти. А тот ни в какую, знай твердит: клад здесь зарыт, хочу его откопать.
    Видит отец, не уговорить сына, - отступился. А сын копал-копал, вдруг лопата как стукнется обо что-то твердое. Наверняка клад, думает парень. Тащил, тащил, потом как дернет - не только стена, весь дом обвалился. Посыпались на парня кирпичи, насмерть его придавили. Дело в том, что не клад это был, а камень из фундамента.
    Перевод А. Иргебаева

КАК РАН ЧЖУ ЖЕНИХА ВЫБИРАЛА

    На берегу моря подле Вонсана круглый год пышно цветут душистые хэданхва[*]. Говорят, жила там давным-давно красивая и умная девушка и звали ее Ан Ран Чжу. Случилось так, что полюбили девушку трое юношей, трое закадычных друзей. Никак не могла решить АН Ран Чжу, за кого ей выйти, и отправилась совета спросить к мудрецу, что жил на горе Хынненсан. Дал ей мудрец три золотых слитка и говорит:
    [* Хэданхва - роза.]
    - Отдай каждому юноше по слитку и вели подарок тебе купить. Кто лучший купит, за того и выходи!
    Вернулась Ран Чжу домой, позвала юношей, отдала слитки и говорит:
    - Возьмите слитки, подарок мне к свадьбе купите. Кто лучший купит, за того и выйду! Даю вам год сроку, но смотрите возвращайтесь все вместе в один день и в один час.
    Отправились юноши в путь. Шли, шли, Великую стену прошли, миновали монгольские степи, пустыни.
    Купил наконец один юноша зеркало. Не простое - волшебное. Поглядишь в него - увидишь, кого пожелаешь. Говорит юноша:
    - Теперь, если даже мы с прекрасной Ран Чжу разлучимся, все равно сможем увидеть друг друга.
    Второй юноша верблюда купил. Не простого - волшебного. Сядешь на него - вмиг домчит куда пожелаешь. Рад юноша, думает: "Лучшего подарка не сыщешь. Стоит пожелать - сразу окажешься рядом с милой Ран Чжу".
    Третий юноша купил яблоко, не простое - волшебное. Отведаешь - хворь тут же пройдет. Купил и думает: "Вдруг Ран Чжу заболеет. Отведает яблоко - сразу выздоровеет".
    Встретились юноши где уговорились, подарками хвалятся. Ровно год минул с того дня, как расстались, в путь отправились. Захотелось им увидеть прекрасную Ран Чжу, узнать, как она поживает.
    Глянули они в волшебное зеркало - перепугались, побледнели. Ран Чжу лежит больная, того и гляди умрет. Сели юноши на волшебного верблюда, вмиг во дворе у Ран Чжу очутились. В дом вошли, смотрят - девушка и вправду больная лежит, из глаз слезы льются.
    Говорит девушка, да так печально:
    - Знаю я, что подарки вы мне принесли. Только не помогут они мне.
    Подошел тут к девушке юноша, тот, что яблоко ей принес. Отведала девушка яблока - тут же повеселела. Рассказать просит, как странствовали юноши по свету, подарки ей покупали.
    Рассказали ей юноши, а девушка выслушала их и сказала:
    - Теперь подумайте, за кого я должна замуж идти? Своими подарками вы жизнь мне спасли, вам и решать.
    Три дня спорили юноши, три дня думали, так ничего и не придумали. Без зеркала не узнали бы они про ее болезнь. Без верблюда - не домчались бы вовремя. Без яблока девушка не выздоровела бы!
    Говорит девушка:
    - Видите древний колокол? В него звонят, когда решают важные дела. Друзья вы - верные. Делом доказали! От смерти спасли. Но замуж я за того пойду, кто яблоко волшебное принес. Вы, когда выбирали подарок, о себе думали, а он - обо мне. Ваши подарки при вас, а яблока больше нет.
    Только девушка так сказала, зазвенел древний колокол. Вышла Ран Чжу за юношу, того, что яблоко подарил. Мудро рассудила: не про то он думал, чтобы увидеть прекрасную Ран Чжу, быстрее домчаться к ней, а про то, чтобы от верной смерти ее спасти.
    Перевод Вадима Пака

КАК ОТ ЧИНОВНИКОВ СЛИВУ СПАСЛИ

    Давным-давно жила в Пхеньянской крепости девушка, и звали ее Ре Ок. Со старым отцом жила, мать давно умерла, и были они бедные-пребедные.
    Ничего так не любила Ре Ок, как цветы, особенно цветок сливы. Отец это знал. И берег как зеницу ока сливовое деревце, что росло на заднем дворе.
    Дерево уже было старым, но по весне расцветало первым, так благоухали его цветы, что скромный домик наполнялся дивным ароматом. Ре Ок любила сливу, как сестру родную.
    Но вот из королевского дворца пришел приказ вырубить все сливовые деревья в стране.
    Цветок сливы чем-то напоминал цветок, изображенный на королевском гербе, и держать сливовые деревья отныне разрешалось только членам королевской фамилии.
    Во все уголки страны были разосланы чиновники с приказом вырубить сливовые деревья. Дошел приказ и до Пхеньянской крепости.
    Услышал об этом отец Ре Ок и говорит грустно:
    - Не будет больше твоего любимого деревца, доченька. Кто не пожелал срубить деревья, тех на каторгу сослали, а некоторых даже казнили.
    Ре Ок прижалась к отцу, спросила:
    - Папа, кто захотел рубить такие красивые деревья, чтобы в стране радости не осталось, не зацвела по весне ни одна слива?
    Ничего не ответил отец, низко голову опустил.
    А дочка и говорит:
    - Я лучше умру, чем позволю нашу сливу срубить.
    Заплакала Ре Ок, выскочила во двор, а там, укрытая пушистым снежным одеялом, ее любимая слива дремлет.
    Обняла девушка сливу и сказала:
    - Мы с тобой вместе росли, ты цветешь для меня, милая моя слива, и я спасу тебя, пусть даже ценой собственной жизни!
    Качнулась слива, будто поблагодарила девушку, белыми лепестками ее осыпала.
    Пожалел отец дочку, прикрыл сливу рогожей, чтобы видно не было, хотя знал, что за это смертная казнь.
    Нагрянули чиновники, рыщут по дворам, деревья сливовые ищут. Знают соседи, что во дворе у Ре Ок слива растет, только молчат, ни слова про то не говорят, ведь девушка так свою сливу любит.
    Кинулись было чиновники к дому Ре Ок, а соседи им говорят:
    - Не ходите! Там бедняк с дочкой живет, не до цветов им. Да и нет их сейчас, ушли.
    Так и спасли сливовое дерево. Одно оно, наверное, во всей стране уцелело. Спасли его люди от неминуемой гибели.
    Но вот донес кто-то, что во дворе у девушки слива растет. Прибыли из Сеула чиновники, во двор ворвались, нашли деревце. Только и на этот раз не пришлось им его сгубить. Вышел старик, разгневанным прикинулся и говорит:
    - Не слива это, абрикос растет. Сливы у меня во дворе отродясь не было!
    Не поверили чиновники старику, но сливу срубить побоялись. А вдруг это и вправду абрикос? Как тут разобраться? Особенно зимой, когда снегу полно навалило?
    И сказали чиновники старику:
    - Ладно, до весны подождем. Если распустятся на дереве белые цветы, значит, это слива и ты обманул нас. Тогда не миновать вам с дочерью смерти.
    Сказали так чиновники и удалились.
    Загоревали старик с дочерью: не зацветет слива розовыми цветами абрикоса.
    Живут они, беды ждут. А уезжать не хотят. Хотят в последний раз на сливу поглядеть, когда она весною зацветет своими белоснежными цветами, вдохнуть их нежный аромат.
    Жалеют соседи старика с дочерью и говорят:
    - Не миновать вам беды. Так уж устроен мир, что простому человеку никакой радости нет. Даже деревья у него отнимают!
    Зацветет слива, и придет конец юной Ре Ок и ее отцу!
    Но природе неведомы людские печали. Пришла весна, набухли почки на сливе, близилась пора цветения.
    Обняла девушка шершавый ствол сливы и зашептала сквозь слезы:
    - Пусть я умру, но какое горе, что на нашей земле никогда больше не зацветут сливы!
    Была тихая весенняя ночь. Бесшумно падали последние снежинки - белые лепестки. Стала девушка молить сливу:
    - Сестра моя, единственная в мире красавица, зацвети розовыми цветами!
    Стали почки лопаться. Закрыла глаза Ре Ок, страшно ей. Ведь если цветы белые - не жить больше им с отцом на свете. А вокруг такой аромат разлился! Не выдержала Ре Ок - открыла глаза.
    - Ах, розовые цветы! Цветы абрикоса! - воскликнула девушка, отца позвала. А тот дома лежит, к стене отвернулся, неминуемой беды ждет.
    - Отец! - крикнула девушка. - Наша слива в абрикос превратилась!
    Не поверил старик, бросился к дереву, смотрит - цветы и вправду розовые. Потрогал их руками, заплакал от радости:
    - Спасибо тебе, слива! - говорит.
    Явились чиновники, поглядели, а дерево все розовыми цветами усыпано.
    Разгневались чиновники, стали кричать:
    - Напрасно ехали, время теряли.
    Плачет Ре Ок от счастья, сливу благодарит. А слива на радость девушке зацвела пышным цветом, да такой аромат от нее, что и не расскажешь.
    Перевод Валентина Ли

БЛАГОДАРНЫЙ ФАЗАН

    Это случилось давным-давно. Жил в деревне Ендон, сильный и смелый юноша, никто не мог сравниться с ним в стрельбе из лука. И вот однажды подумал Ендон: "Совершу-ка я подвиг, пусть потомки вспоминают меня добрым словом. Да и мир пора поглядеть: отправлюсь в Сеул, наберусь ума-разума. Из лука стрелять я умею, неплохо бы теперь научиться ездить верхом". Взял Ендон большой колчан со стрелами и пустился в путь.
    Идет юноша горными тропами, день идет, ночь идет, и пришел он к горе Чжокаксан. Притомился, сел отдохнуть на вершине холма. Вдруг слышит - фазан кричит, да так жалобно! Думает юноша: "К кому это в пасть угодила бедная птица?!" Огляделся, а внизу, под холмом, змей фазана терзает, кричит фазан, будто на помощь зовет.
    Выхватил юноша из колчана стрелу, натянул тетиву, выстрелил и попал прямо в змея. Ендон всегда бил без промаха. Змей выпустил фазана, тот взлетел, покружился над юношей, словно благодарил за спасение, и взмыл ввысь. А юноша лук за плечи закинул и весело пошел дальше.
    До самого заката шел он без отдыха через горы и ущелья. А когда стемнело, посматривать стал, нет ли где поблизости какого-нибудь жилья. Тут и ночь наступила, на небе замерцали звезды. Юноша зашагал быстрее, но вокруг по-прежнему ни души. А мрак все сгущался. Голод стал мучить юношу, и он решил: "Ничего не поделаешь, придется заночевать под деревом", - и принялся выбирать место поудобнее. Вдруг видит - впереди мелькнул огонек. "Вот это удача, кажется, и дым идет из трубы". Обрадовался юноша, пошел на огонек. Смотрит - дом под черепичной крышей стоит. Постучал в ворота. Никого. Еще раз постучал. Кто-то со свечой вышел ворота отворять. Видит Ендон, перед ним молодая красивая женщина.
    Спрашивает юноша:
    - Нельзя ли у вас переночевать запоздалому путнику?
    Женщина согласилась, повела Ендона в дом. А там холодно, пусто, ветер гуляет. Оробел юноша, но делать нечего. Вошел в комнату, но только собрался спать - женщина еду принесла. Съел Ендон несколько ложек, отодвинул еду - невкусной ему показалась, и тут же лег спать. Вдруг чувствует, что-то холодное обвило тело. Открыл глаза, а это огромная змея, пасть раскрыта, вот-вот проглотит его.
    Испугался юноша, закричал, хочет вскочить, а ноги не слушаются.
    Тут змея и зашипела:
    - Давно тебя поджидаю. Помнишь змея, в которого ты стрелу выпустил? Я жена его, пришла тебе отомстить.
    Понял тут юноша, что молодая хозяйка - оборотень, и думает: "Ждет меня верная смерть". И ни рукой, ни ногой шевельнуть не может от страха.
    - Убивать тебя я не стану, - сказала змея. - Пока не узнаю, жив мой муж или мертв. Видел пустой храм на горе? Если на рассвете там трижды зазвонит колокол, - значит, муж жив, а не зазвонит, - значит, мертв. Подождем до рассвета.
    Юноша совсем приуныл. "Как может зазвонить колокол в пустом храме? Надо же так глупо попасться!"
    Тем временем пробили третью стражу, потом четвертую. Уже и рассвет близко, а колокол - молчит.
    Говорит юноша:
    - Хочешь убить - убивай поскорее, в пустом храме колокол все равно не зазвонит!
    - Я слов на ветер не бросаю, - отвечает змея. - Подождем до рассвета. Глядишь, и зазвонит колокол.
    - Убей! - просит юноша. - Нет сил больше ждать!
    Тэ-эн! - донесся слабый звон. Неужели почудилось? Тэ-эн!
    - Звонит, звонит колокол! - закричала змея. - Тэ-эн!
    Отпустила юношу и говорит:
    - Иди на все четыре стороны.
    Стрелой вылетел юноша из дома - и побежал без оглядки. Обернулся - дома под черепицей нет, на его месте густая трава растет да деревья. "Как же так?" - пробормотал Ендон и стал подниматься на гору.
    На склоне увидел он заброшенный храм. В храме пусто, на стенах толстый слой пыли. Кто же звонил? Кинулся юноша к колоколу, а под колоколом - мертвый фазан. Голова разбита, клюв сломан. Понял юноша, что это фазан звонил, тот самый, которого он спас.
    Поднял Ендон мертвого фазана, заплакал горько:
    - Спасибо тебе, если бы не ты, не было бы меня в живых.
    Долго оплакивал юноша мертвую птицу. Потом взял ее на руки и бережно предал земле.
    Перевод Вадима Пака

КАК ЖАБА ЛЮТОГО ЗМЕЯ ОДОЛЕЛА

    Жили давным-давно мать с дочкой, бедные-пребедные. Вышла однажды дочка во двор, а там дождь льет, под дождем жаба скачет, некуда ей спрятаться. Подобрала дочка жабу, в дом принесла, возле печи положила. Так и стала жаба жить в доме. Сядет девочка есть - и жаба с ней. Растет жаба не по дням, а по часам, уже с большую собаку стала. И чем больше становится, тем больше ест. Дочка голодная ходит, а жабу не попрекнет.
    С давних пор поселился вблизи деревни громадный змей. Каждый год девушку себе на съеденье требует, а не дадут - грозится истребить всю деревню.
    Настала очередь бедной девушки к змею идти. Пожаловалась она жабе на свою горькую долю, пробегалась.
    Отвели односельчане девушку к пещере змея-злодея, оставили там и ушли. А жаба за ней прискакала, только не видит ее девушка, зажмурилась, лютой смерти ждет.
    Вышел змей из своего логова, смотрит - огромная жаба девушку собой заслонила. И начался между ними бой. Стоит девушка ни жива ни мертва, шум, грохот кругом, она глаз не смеет открыть. Вдруг что-то как грохнет на землю! Открыла девушка глаза - змей бездыханный лежит, а рядом - мертвая жаба.
    Поняла тут девушка: хотела жаба ее спасти и сама погибла.
    Перевод Вадима Пака

ОЛЕНЬ И ЗМЕЯ

    Случилось давным-давно наводнение. Река Тэдон вышла из берегов и все затопила. Ни домов не осталось, ни полей, ни людей, ни скота - одно огромное озеро.
    Плывет в лодке старик из Пхеньяна, вдруг видит - олень тонет, вот-вот пойдет на дно. Спас оленя старик. Смотрит - змея тонет. Старик и ее спас. Потом мальчика из воды вытащил. Всех на берег привез. Олень и змея пошли своей дорогой, а мальчик со стариком остался. Родители его утонули, дом затопило. Куда ему податься? Накормил старик мальчика, у себя оставил.
    Сидел как-то старик у себя дома. Вдруг откуда ни возьмись олень, тот самый, которого старик спас. Пришел - и старика за рукав дергает, хвостом машет, будто с собой зовет. Пошел старик за оленем. Шли они, шли и к скале пришли. Стал олень бить копытом под скалой землю. Смекнул старик, что здесь что-то закопано. Копать стал. Копал, копал, вдруг смотрит - кувшин. А в кувшине золото да серебро! Взял старик кувшин, домой принес, с того дня про бедность забыл.
    Мальчик, которого старик приютил, избалованным вырос, сорит деньгами направо-налево. Ругает его старик, а мальчику хоть бы что - огрызается да грубит. Дошло до того, что собрался уйти. А старик ни в какую - не отпущу, и все. Рассердился мальчишка, решил старику отомстить и донос на него написал:
    "Мой приемный отец украл много денег, а говорит, что это олень для него раздобыл".
    Посадили старика в тюрьму, слова сказать не дали. Сидит старик, ждет, когда его выпустят. Ведь нет на нем никакой вины.
    Приползла как-то ночью змея к старику. Ужалила и уползла. Распухла у старика рука, болит - мочи нет. Подумал старик: "Змея за добро платит злом. До чего же глупо". Но вскоре змея опять приползла, принесла в пасти пузырек с жидкостью. Смазала старику.руку. Боль сразу прошла, и опухоль спала.
    Утром слышит старик - суматоха в тюрьме. А это ночью змея ужалила жену судьи, и она того и гляди умрет. Уж не та ли это змея, что и его ужалила? Наверняка та. Позвал старик охранника, велел судье сказать, что может спасти его жену. Приказал судья тотчас привести старика. Взял с собой старик пузырек с жидкостью и только смазал ужаленное место, как жена судьи сразу ожила.
    Поверил судья, что невиновен старик, отпустил его. А приемного сына сурово наказал за клевету.
    Перевод А. Иргебаева

МЫШКИН ЖЕНИХ

    Жило давным-давно на свете мышиное семейство. Подросла старшая дочь, стали отец с матерью жениха ей искать. Да такого, чтобы в мире сильнее не было.
    Вылезли они из норки, на Солнце красное глянули, говорят:
    - Здравствуй, Солнышко красное, здравствуй, Солнышко ясное! Выросла наша дочка, ей замуж пора. А жениха-то нам надо сильного, чтобы в мире сильнее не было. А кто в мире сильнее Солнышка? Вот и просим мы, низко кланяемся, возьми нашу дочку в жены.
    Покачало головой Солнце красное, рассмеялось и отвечает:
    - Не я на свете самое сильное. Сильнее меня белое Облако. На лицо мое набежит - меня и не. видно. За него дочку отдайте.
    Задумались тут отец с матерью, что делать.
    Думали, думали и надумали к Облаку обратиться: может, и правда сильнее Облака никого нет! Вылезли из норки, на небо глянули и говорят:
    - Здравствуй, Облако белое! Здравствуй, Облако быстрое! Выросла наша дочка, ей замуж пора! А жениха-то нам надо сильного, чтобы в мире сильнее не было. А кто в мире сильнее Облака? Набежит оно на лицо Солнышку - Солнышка не видать. Вот и просим мы, низко кланяемся, возьми нашу дочку в жены!
    Покачало головой Облако, рассмеялось и отвечает:
    - Правда ваша, могу я Солнце закрыть. Только не я на свете самое сильное. Сильнее меня вольный Ветер, куда подует - туда и плыву, то в одну сторону, то в другую. Вот и отдайте за него дочку!
    Задумались отец с матерью, что делать - не знают. Думали, думали и надумали к Ветру вольному обратиться. Может, и правда сильнее на свете никого нет? Вылезли они из норки, в поле широкое вышли и говорят:
    - Здравствуй, Ветер вольный, здравствуй, Ветер могучий! Выросла наша дочка, ей замуж пора. А жениха-то нам надо сильного, чтобы в мире сильнее не было. А кто в мире сильнее Ветра? Он облака во все стороны гонит. Вот и просим мы, низко кланяемся, возьми нашу дочку в жены!
    Покачал головой Ветер, рассмеялся и отвечает:
    - Спасибо на добром слове! Только не я самый сильный на свете! Сильнее меня каменный Будда, что в Ынчжине стоит, в провинции Чолла. Врос он ногами в землю, как ни дуй - не пошевелится. Шляпу и то с головы не сдуешь. Вот и отдайте за него дочку!
    Послушались отец с матерью, к Будде каменному отправились. Говорит Будде мышкина мать:
    - Здравствуй, Будда каменный, здравствуй, Будда могучий! Выросла наша дочка, ей замуж пора. А жениха-то нам надо сильного, чтобы в мире сильнее не было! А кто сильнее в мире тебя? Весь ты из камня сделанный! Вот и просим мы, низко кланяемся, возьми нашу дочку в жены!
    Улыбнулся Будда и отвечает ласково:
    - Спасибо на добром слове! Только не я на свете самый сильный, сильнее меня молодой мышонок. Роет он подо мною землю и роет. Не долго мне тут стоять, скоро на землю свалюсь.
    Услышали это отец с матерью, обрадовались. Домой вернулись и выдали дочь за мышонка.
    Перевод А. Иргебаева

КАК ЯНБАН С ДРУЗЬЯМИ ДЕВУШКУ СПАС

    Отправился однажды молодой янбан верхом путешествовать. Только отъехал, смотрит - майский жук навстречу летит. Подлетел и говорит:
    - Янбан, янбан, возьми меня с собой!
    - Садись, - отвечает янбан.
    И поехали они вместе: янбан и жук. Едут, едут, вдруг смотрят - яйцо по дороге катится. Подкатилось и говорит:
    - Янбан, янбан, возьми меня с собой!
    - Садись, - отвечает янбан.
    И поехали они вместе: янбан, жук и яйцо. Едут они, едут, вдруг смотрят - краб по дороге ползет, с боку на бок переваливается. Подполз и говорит:
    - Янбан, янбан, возьми меня с собой!
    - Садись, - отвечает янбан.
    И поехали они вместе: янбан, жук, яйцо и краб. Едут они, едут, вдруг смотрят - рисовый ковшик скачет. Подскакал и говорит:
    - Янбан, янбан, возьми меня с собой!
    - Садись, - отвечает янбан.
    И поехали они вместе: янбан, жук, яйцо, краб и ковшик. Едут они, едут, вдруг откуда ни возьмись - шило. Просит шило:
    - Янбан, янбан, возьми меня с собой!
    - Садись, - отвечает янбан.
    И поехали они вместе: янбан, жук, яйцо, краб, ковшик и шило.
    Едут они, едут, вдруг смотрят - ступа ковыляет. Подковыляла и говорит:
    - Янбан, янбан, возьми меня с собой!
    - Садись, - отвечает янбан.
    И поехали они вместе: янбан, жук, яйцо, краб, ковшик, шило и ступа. Едут они, едут, вдруг смотрят - циновка по дороге катится. Подкатилась и говорит:
    - Янбан, янбан, возьми меня с собой!
    - Садись, - отвечает янбан.
    И поехали они вместе: янбан, жук, яйцо, краб, ковшик, шило, ступа и циновка. Едут они, едут, вдруг откуда ни возьмись - чиге деревянное. Просит чиге:
    - Янбан, янбан, возьми меня с собой!
    - Садись, - отвечает янбан.
    И поехали они вместе: янбан, жук, яйцо, краб, ковшик, шило, ступа, циновка и чиге. Едут они, едут, уже завечерело. Пришли они к одинокому домику. Постучались - никто не откликается. Вошел тогда янбан в дом, а там девушка - плачет, горькими слезами заливается. Спрашивает янбан:
    - Отчего ты плачешь, девушка, горькими слезами заливаешься?
    Отвечает девушка:
    - Как же мне не плакать? Живет за домом на горе тигр. Что ни вечер вниз спускается, прямо к дому. Отца с матерью съел, брата и сестру съел, а нынче моя очередь.
    Говорит янбан:
    - Не плачь, девушка. Не оставим мы тебя в беде.
    И сказал янбан друзьям, что делать, когда заявится тигр. Жуку велел залезть в свечу, яйцу - залезть в печку и засыпать тигру глаза золой, крабу - выцарапать тигру глаза, ковшику - бить тигра по голове. Шило янбан под подстилку спрятал, чтобы тигр лапы поранил, ступе приказал на крышу залезть и колотить по ней изо всех сил, а после броситься прямо на тигра и прикончить его. Соломенную циновку и деревянное чиге янбан спрятал в сарае и наказал им унести издохшего тигра подальше.
    После этого янбан с лошадью схоронился в темноте под навесом, а девушка вошла в свою комнату и зажгла свечу. Вскоре тигр спустился с горы, в дом вошел. Но только хотел схватить девушку, как майский жук взмахнул крылышками, свечу погасил. Говорит тигр девушке:
    - Как же я тебя съем в темноте?
    Отвечает девушка:
    - А ты на кухню сходи, огня принеси.
    Пошел тигр на кухню, к печке нагнулся подуть на тлеющие угольки, в это время яйцо раскололось, разметав всю золу, и она засыпала тигру глаза. Завопил тигр, подлетел к умывальнику глаза промыть, а там краб их ему своими клешнями выцарапал. Выскочил разъяренный тигр из кухни, а из-за чайника на него рисовый ковшик набросился и давай дубасить по голове. Попробовал тигр вернуться в комнату девушки, только ступил на подстилку - шило в лапу вонзилось. Выбежал тигр во двор, а с крыши на него ступа свалилась. Испустил тигр дух. Тут из сарая соломенная циновка вышла, завернула тигра, а деревянное чиге взяло его к реке отнесло, в воду бросило..
    Взял янбан девушку в жены, и зажили они счастливо. А с ними друзья: майский жук, яйцо, краб, ковшик, шило, ступа, циновка и чиге.
    Перевод А. Иргебаева

    * Жадность не знает предела*

СКАЗКА ПРО ДВУХ КУПЦОВ

    Давным-давно жили в маленьком городке два торговца. Один торговал синим шелком, и звали его Ким Чхи Ду.
    Что ни год - идет хитрый купец к начальнику уезда с подношениями. Заручится его поддержкой - и дерет себе на базаре втридорога.
    Второй купец торговал красным шелком, и звали его Ли Чхи Ду. Жил он на другом конце города. Жадностью и хитростью не уступал он Ким Чхи Ду. Что ни праздник - несет начальнику уезда дары.
    Стараются торговцы друг перед другом, норовят подарок получше да побогаче подарить - начальника ублажить.
    Но вот что однажды случилось.
    Близился Новый год. Самое время дары подносить. И стали торговцы прикидывать, какой бы подарок начальнику сделать, чтобы и дешево и сердито. Жадные ведь они, купцы.
    Думал, думал Ким Чхи Ду и придумал. Только солнце за горой скрылось, взял купец нож небольшой, перелез через каменную стену, прямо у сарая Ли Чхи Ду очутился. Не беда, что на замке. Даром он, что ли, нож припас? Открыл он тем ножом замок, вытащил штуку красного шелка, снова запер замок, будто и не было ничего. Домой вернулся. Взял на другой день украденный шелк, завернул аккуратно, начальника идет поздравлять с Новым годом.
    Ли Чхи Ду то же самое сделал. Забрался ночью в кладовую Ким Чхи Ду, украл штуку синего шелка, начальнику уезда поднес.
    Сразу смекнул жадный начальник, отчего Ким Чхи Ду принес красный шелк, а Ли Чхи Ду - синий. Позвал он к себе Ким Чхи Ду и спрашивает:
    - Какое наказание тебе положено за кражу, знаешь?
    - Любое назначьте, только не убивайте, - отвечает купец.
    Велит тогда начальник слугам дать купцу пятьдесят палок. Всыпали слуги купцу хорошенько, в тюрьму бросили.
    На следующий день позвал начальник уезда к себе Ли Чхи Ду, ему тоже велел дать пятьдесят палок и в тюрьму бросить, в ту самую, где сидел Ким Чхи Ду.
    Проезжал через город важный чиновник из Сеула. Узнал, какой лихоимец начальник уезда, решил поднажиться. Вызвал начальника к себе и говорит:
    - Спору нет, обманывать чиновника - преступление, но не меньшее преступление - обирать подданных. Посему приказываю тебе взятый у купцов шелк немедля отправить королю.
    Пришлось начальнику отдать шелк и выпустить на волю купцов. Стали купцы думать да гадать: начальник боится чиновника из столицы, но уедет чиновник - и начальник опять хозяином в городе станет. Решили тогда купцы вернуть начальнику шелк, что отнял у него столичный чиновник.
    Досадно начальнику, что столичный чиновник его обобрал. Вызвал он к себе слугу самого что ни на есть верного, денег ему дает, велит чиновника убить. Пошел слуга на постоялый двор, а чиновник там. Подкрался к нему слуга, но только хотел ударить ножом, как чиновник вскочил, мокчхим[*] в него запустил, убил слугу. Тут откуда ни возьмись - на пороге уездный начальник, нож в руке держит. Не терпелось начальнику самому поглядеть, как слуга убивать чиновника станет. Побежал он на постоялый двор и все собственными глазами видел.
    [* Мокчхим - деревянная подушка, сделанная из гладко обструганного чурбака.]
    Стоят чиновник с начальником, каждый нож в руке держит. Потом как бросятся друг на друга. Так оба и погибли.
    Тут купцы подоспели. Видят - трое на полу в луже крови валяются, не дышат. Испугались купцы, после мешок с добром искать стали, которое чиновник у начальника отнял.
    Первым увидел мешок Ким Чхи Ду, схватил, на спину взвалил и побежал в горы. Ли Чхи Ду за ним. Догнал его на вершине горы, у крутого обрыва. Ухватился за мешок и давай к себе тянуть. Ким Чхи Ду не пускает. Возились они, возились, вдруг оступились и вниз полетели. Там и нашли свою смерть.
    Утром слуги проснулись, видят - трое убитых лежат, бросились искать мешок чиновника - они его еще накануне приметили - не нашли. Побежали к вершине горы, смотрят - мешок на земле лежит, а рядом два ножа.
    - Вернемся - нас схватят, обвинят в убийстве и тут же казнят, - рассудили они. Поделили добро, только их и видели!
    Перевод Вадима Пака

ВЕСЕННИЙ СОН ВСЕ РАВНО ЧТО МИРАЖ

    Жил на свете отец с двумя сыновьями. Жили они, горя не знали, и вдруг отец умер. Умер, а завещание не оставил.
    Прошло несколько дней, и однажды, весенней ночью, когда младший брат крепко спал, старший, жадный-прежадный, вдруг как закричит. Проснулся младший в страхе, не поймет, что случилось, и говорит:
    - Если ты, брат, хочешь криком выразить скорбь по отцу, то давай кричать вместе!
    Отвечает старший брат:
    - Дело не в крике. Во сне мне явился отец и так ласково говорит: "Возьми себе все рисовые поля и ферму в горах". Сказал - и исчез. И так мне радостно стало и в то же время грустно, что я закричал.
    Смекнул младший брат, куда старший клонит, притворился, что спит, а сам закричал. Проснулся старший брат, в чем дело, спрашивает, а младший ему отвечает:
    - Явился мне во сне отец и говорит: "Отдай дом брату, а себе возьми домашнюю утварь, рисовые поля и ферму в горах". Сказал так и исчез. "Такова твоя воля?" - воскликнул я и проснулся. До сих пор в ушах моих звучит голос отца.
    Рассмеялся старший брат и говорит:
    - Весенний сон все равно что мираж, ничего он не значит.
    Отвечает младший брат:
    - А ты разве осенний сон видел?
    Перевод А. Иргебаева

КАК ПОМЕЩИК БЫЛ ЗА АЛЧНОСТЬ НАКАЗАН

    На широком помещичьем подворье молотили ячмень: только и слышно было:
    Хви-пхук! Хви-пхук! И вдруг: тя-ак! - раздался жалобный писк.
    Понял тут старый батрак Доксве, что по живому хватил. Поднял колосья, так и есть: цыпленок уже не дышит. Пока батраки обедали, он на гумно забежал.
    А помещик в ту пору на соломенной циновке лежал, за батраками следил. Увидел цыпленка, как закричит на батрака:
    - Ты что, ослеп, окаянный? За что цыпленка убил? Ну-ка плати, да живее!
    Не выдержал тут Доксве и говорит:
    - Послушай, хозяин, цыпленку-то цена грош, а ты вон как раскричался!
    Отвечает помещик:
    - Ты мне зубы не заговаривай. Плати - и все тут!
    - Так и быть, - говорит крестьянин. - Заплачу я тебе! А сколько?
    - Девять лян давай, - отвечает помещик.
    Удивился Доксве, и другие батраки рты поразевали.
    Говорит Доксве:
    - Ты, хозяин, вздумал над батраками измываться - не выйдет! Где это слыхано, чтобы цыпленок девять лян стоил!
    - Хватит болтать. Мой цыпленок и того дороже!
    Не стерпели тут батраки, вступились за Доксве и говорят:
    - Думаешь, батрак не человек, над ним издеваться можно? А ведь правда! Гнут день и ночь батраки на помещика спину, а тут на тебе! За цыпленка плати девять лян, когда он от силы два пхуна[*] стоит. Грабеж, да и только! Ладно бы Доксве его нарочно прикончил, а то ведь случайно цепом хватил.
    [* Пхун - денежная единица.]
    Судят-рядят меж собой батраки, а помещик тем временем Доксве к городскому судье поволок, жалобу подал. Уж и не знает судья, куда помещика усадить, как его ублажить, и спрашивает:
    - Что за жалоба у вас, разлюбезнейший, расскажите, пожалуйста!
    Стал тут помещик жаловаться: Доксве, мол, его цыпленка убил, а платить не желает, - а сам на ухо судье шепчет, чтобы проучил хорошенько строптивого батрака.
    Учинил судья Доксве допрос.
    - Признаешь ли ты, что убил хозяйского цыпленка? - спрашивает, да так грубо.
    - Цеп мой его убил, - отвечает Доксве.
    - А цеп твой, не чужой! Вот и плати, - говорит судья.
    - Я бы рад, - отвечает батрак, - но хозяин вон какую заломил цену! Где это видано, чтобы за цыпленка девять лян платить?!
    - Девять лян? - удивился судья и говорит помещику: - И впрямь многовато!
    Отвечает помещик:
    - Я по справедливости требую. Судите сами. Из цыпленка курица могла вырасти. Так что считайте, он курицу убил!
    - Послушай, хозяин, самая большая курица два или три ляна стоит, не больше, - не сдавался батрак.
    Тут помещик чуть с кулаками на Доксве не бросился и как закричит:
    - Как ты, негодяй, смеешь перечить янбану! Это твоя дохлая курица два ляна стоит, ты бедняк и батрак! А я своих курочек отборным зерном кормлю, по целому копу даю, они жиром наливаются, не твоим чета. Из трех твоих тощих кур одна моя и то не получится. Спасибо скажи, что я всего девять лян запросил!
    Слушает судья, головой кивает и говорит:
    - Прав твой хозяин, так что плати девять лян, и дело с концом!
    - Уважаемый судья, это не суд, а чистый грабеж.
    - Молчи, болван!
    Набежали тут крестьяне, шуметь стали:
    - Недаром говорят, рука руку моет. Нет на свете судьи, чтобы янбана не защитил!
    - Ладно, - говорит тут Доксве, - заплачу я хозяину девять лян. - Вытащил из кармана деньги, отдал помещику.
    Опять зашумели крестьяне:
    - Вот дурак! Хоть бы поторговался! А то взял да отдал.
    - Что за жизнь? За цыпленка - девять лян платить!
    Рассердился судья, на крестьян прикрикнул:
    - Хватит галдеть! Не дома! Забыли, где вы находитесь?
    Обрадовался помещик, деньги схватил и в карман положил.
    А батрак и говорит:
    - Саттоним[*], позвольте мне слово сказать.
    [* Саттоним - вежливое обращение к судье.]
    - Чего тебе? - спрашивает судья.
    - Я убил цыпленка, а заплатил как за большую курицу. Хозяин сказал, что кур своих отборным зерном кормит, по целому копу дает, чтобы куры жирнее были. Сколько же нужно зерна, чтобы из цыпленка курица выросла? Самое меньшее, два маля. Теперь посудите сами, уважаемый судья: цыпленка я убил, и эти два маля зерна он не съест. Кому они должны достаться по справедливости? Мне! А почем нынче маль зерна, вам известно? Самое меньшее пятнадцать лян. Таким образом, с хозяина тридцать лян причитается!
    Молчит судья, нечего ему говорить. Пришлось помещику раскошелиться, заплатить батраку.
    Смеются крестьяне и говорят:
    - Хотел обмануть - сам попался!
    Посмеялись и разошлись.
    Перевод Вадима Пака

ПЯТЕРО ТЕЛЯТ

    В старину у моста Енчжэ, что в восточной части Пхеньяна, было множество постоялых дворов. Кто только не проезжал по этому мосту! И чиновники, и сановники, и пхеньянцы, направляясь в Сеул, шли и ехали купцы, простолюдины, путешественники.
    Был хозяин одного из постоялых дворов жадным и скупым. На всем наживался, богатство копил, бедняков обирал. Деньги в кубышке держал. Что зерна у него было в амбарах, что шелков в сундуках, да и другого добра не счесть!
    И все ему мало. Шестьдесят лет прожил на свете, отродясь никому ничего не дал. Ни монетки, ни чашки риса, ни старой тряпки. И жена под стать мужу. Не любили их за это соседи и говорили между собой: "Паук он, паук и есть. Все к себе тащит. Не иначе как в загробный мир собирается свое добро унести! И какой интерес так жить? Ведь никто им слова доброго не скажет!"
    Знает скряга, что про него говорят, а ему хоть бы что! Но вот однажды позвал он соседей в гости, ему шестьдесят стукнуло.
    Не верят люди своим ушам, говорят:
    - Не иначе как о душе вспомнил сосед наш.
    И приняли приглашение.
    Ничего такого не было на столе у скряги - ни яств отборных, ни вина вдоволь, только не обиделись гости - какой спрос со скряги?
    Солнце уже к закату клонилось, когда к постоялому двору пришел путник, на ночлег попросился. Увидел хозяин, что одежда на путнике плохонькая, и отвечает злобно так:
    - Не пущу тебя ночевать, день рождения нынче справляю, неужто не видишь?
    - Да разве я не на постоялый двор пришел? - удивился путник.
    - Ладно, ночуй, - говорит хозяин, - только завтра чтобы духу твоего здесь не было! И не вздумай стащить что-нибудь со стола.
    Сказал так хозяин, презрительным взглядом путника смерил.
    Ничего не сказал бедняга, в углу примостился, на корточки сел. Тут один из гостей предложил путнику чарку налить по старинному обычаю, ведь корейцы издавна славятся своим гостеприимством.
    Рассердился хозяин, нахмурился и заворчал:
    - Недаром говорят, что самый глупый на свете тот, кто за чужой счет добрым хочет прослыть. Вот ты, сосед, самый что ни на есть дурак!
    Услышали это гости, уставились на хозяина, есть перестали - кусок в горло не лезет. Тут уж не до веселья. И стали потихоньку расходиться.
    Неловко путнику, ведь это из-за него пир расстроился.
    А гости шепчутся:
    - Черная душа у этого скряги. В кои веки решил угостить соседей, а сели - над чаркой вина трясется. Верно говорят: "Сухая коряга не зацветет".
    Пожалел один гость путника и сказал тихонько:
    - Пойдем ко мне, я тебе чашку похлебки налью - от этого скряги и заплесневелой корки не дождешься.
    - Спасибо тебе за доброту, - отвечает путник. - Иди с богом домой.
    Только гости ушли, стал хозяин расходы за угощение подсчитывать. Того и гляди лопнет от жадности. Позвал он жену и напустился на нее:
    - Ты зачем столько еды на стол выставила! Зачем подала такие большие стаканы! Сердце разрывается, когда подумаешь, сколько съели да выпили. - Сказал так скряга, даже зубами заскрипел. А путник сидит в сторонке да слушает.
    Уже и ночь наступила. Спят хозяин с хозяйкой, храпят да стонут - и во сне, видно, успокоиться не могут, жалко им потраченных денег.
    А путник, едва все в доме уснули, достал из-за пазухи мешочек и тихонько произнес:
    - Ну-ка, телята, выходите!
    Выпрыгнули тут пять крошечных телят, не больше мизинца. Поставил их путник на дощечку и приказал каждому:
    - Ты пожрешь все зерно в амбарах. Ты - все деньги в кубышке. Ты - все долговые расписки крестьян. Ты - все ткани в сундуках. А ты - все скирды хозяина.
    Вмиг обернулись телята здоровенными быками и пошли куда велено. Сделали все и вернулись во двор. Вздулись у них животы от хозяйского добра. После обернулись они снова телятами, каждый не больше желудя, вошли в комнату и выстроились в ряд на дощечке.
    Только путник мешочек открыл, как они друг за дружкой в него попрыгали. Завязал путник потуже мешочек, за пазуху спрятал, спать лег.
    Поднялся утром переполох на постоялом дворе.
    Пошла хозяйка в амбар за рисом, а закрома пустые. Так и ахнула. Увидел хозяин, что скирды с поля исчезли - так и замер на месте. Ни в сундуках, ни в полях ничего нет.
    А в ту пору крестьяне с поля вернулись.
    - Исчезли все скирды у скряги! Бог его наказал! Плачут хозяин с хозяйкой, убиваются, волосы на себе рвут.
    Собрался путник уходить и говорит через плечо:
    - Зря плачете! Жадюгам никто не поможет!
    Сказал так и не спеша со двора пошел.
    Перевод Валентина Ли

ЗЕРНЫШКО ПРОСА

    Давным-давно ехал один юноша в Сеул на государственные экзамены и решил заночевать на постоялом дворе. Позвал он хозяина и говорит:
    - Видишь это зернышко? Ему цены нет. Возьми его и береги. А понадобится мне - вернешь.
    Взял хозяин зернышко, спрятал.
    Проснулся юноша утром, зернышко требует. А хозяин ему и говорит:
    - Нет твоего зернышка, его мышь съела.
    - Отдай тогда мышь, - просит юноша.
    Поймал хозяин мышь, юноше отдал. Взял юноша мышь, дальше пошел. А вечером на другом постоялом дворе остановился. Позвал хозяина, дал ему мышь и говорит:
    - Этой мыши цены нет. Возьми ее и береги. А понадобится мне - вернешь.
    Взял хозяин мышь, спрятал. Проснулся юноша утром, мышь требует. А хозяин ему говорит:
    - Нет твоей мыши, ее кошка съела.
    - Отдай тогда кошку, - просит юноша.
    Отдал хозяин кошку, взял ее юноша, дальше пошел. Опять на постоялый двор пришел. Позвал хозяина, дал ему кошку и говорит:
    - Этой кошке цены нет. Возьми ее и береги. А понадобится мне - вернешь.
    Взял хозяин кошку, а утром юноша ее потребовал. Говорит хозяин юноше:
    - Нет больше твоей кошки, ее лошадь забила.
    - Отдай тогда лошадь.
    Отдал хозяин лошадь. Взял ее юноша, в путь отправился. Опять на постоялый двор пришел. Попросил хозяина за лошадью присмотреть. Утром встает - а лошадь его бык ночью забодал. Взял юноша быка, дальше пошел. На постоялый двор пришел. Попросил хозяина за быком присмотреть. А утром узнал, что хозяйский сын по ошибке быка сановнику продал. Говорит юноша:
    - Приведи тогда ко мне сановника!
    Хочешь не хочешь, а пришлось хозяину за сановником идти, объяснять что да как. Выслушал сановник хозяина и говорит:
    - Не простой это человек, раз у него духу хватило сановника к себе вызывать. Приведи-ка его ко мне.
    Предстал юноша перед сановником и говорит:
    - Верните мне моего быка.
    Отвечает сановник:
    - Быка твоего наверняка забили и съели.
    - Приведите того, кто съел моего быка, кто бы он ни был, - не отступается от своего юноша.
    Понравился сановнику смелый юноша, и решил он отдать ему в жены свою дочь.
    Перевод А. Иргебаева

СКАЗКА ПРО ПАК МУН СУ, ТАЙНОГО КОРОЛЕВСКОГО РЕВИЗОРА

    Случилось это в годы правления короля Ен Чжо. Отправился тайный королевский ревизор Пак Мун Су в путь. Все восемь провинций вдоль и поперек проехал, проверить захотел, насколько справедливы судьи и губернаторы. Честно выполнял Пак Мун Су свой долг, и все же при разборе того или иного дела нет-нет да и заходил в тупик. Ехал он однажды по безлюдной горной дороге. Вдруг подбегает к нему человек, запыхался весь, и говорит:
    - Спасите! Спасите, прошу вас! За мной гонятся, хотят убить! Не говорите, где я! - Сказал так и в придорожный кустарник залез. Следом примчался еще один, с виду разбойник, ножом машет, кричит:
    - Не видел, никто здесь не пробегал?! Говори, если жизнь дорога!
    Испугался ревизор, на кустарник показал. А что же ему оставалось делать? Едет ревизор дальше, а самого совесть мучает: продал он человека. Пришел ревизор в село, смотрит - детишки у школы в судей играют. Остановился ревизор, поглядеть решил. Подходят два мальчика к третьему - "судье" - и говорят:
    - Достопочтенный судья! Есть у нас три монетки. Разделите их, пожалуйста, между нами. Чтобы обидно никому не было.
    Отвечает "судья":
    - Не могу я три монетки на двоих разделить.
    Сказал тогда один мальчик:
    - Так ведь это же очень просто! Неужто не знаете?
    Взял он монетки, мальчикам по одной дал, а третью в карман положил и говорит:
    - А эта - мне. За труды.
    "До чего умный", - подумал ревизор, и рассказал мальчику, что с ним приключилось, и спрашивает:
    - Мог я спасти человека и сам остаться живым?
    Ответил мальчик:
    - Ничего трудного в этом нет. Когда человек тот в кусты лез, вам надо было слепым притвориться.
    Только и оставалось Пак Мун Су, что дивиться уму и смекалке мальчика.
    На другой день опять пошел ревизор поглядеть, как мальчики в судей играют. Смотрит - сидит один мальчик на стуле, "судья". К нему другой мальчик подходит и говорит:
    - Фазаны мои убежали. Как вернуть их обратно?
    Вопрос не простой, и стал Пак Мун Су ждать с любопытством ответа. Подумал "судья" и говорит:
    - Фазаны твои наверняка в горы ушли, прячутся там. А раз так, значит, горы - сообщники. Придется их вызвать. И тогда я велю им твоих фазанов вернуть.
    Услышал это ревизор - развеселился, подошел к мальчику-"судье", за мудрость похвалил. А "судья" серьезно так отвечает:
    - Кто этот дерзкий, нанесший судье оскорбление? Немедленно бросить его в тюрьму!
    Подбежали тут к ревизору "помощники судьи", схватили, связали, в сарай затолкали. Он тюрьмой им служил. Не стал ревизор противиться - уж очень его заинтересовала ребячья игра.
    Тут сам "судья" подошел к ревизору и говорит:
    - Простите, что так бесцеремонно обошлись с вами. Но суд есть суд, пусть даже невсамделишный, а в игре он настаивает на своем праве. Иного выхода нет!
    Понравился ревизору мальчик - и умный он, и серьезный, - и взял его с собой ревизор в Сеул, в высшую академию на учебу определил. Рассказывают, будто со временем мальчик тот стал министром.
    Перевод А. Иргебаева

КАК ЖЕСТОКОГО ГРАДОНАЧАЛЬНИКА ПРОУЧИЛИ

    Жил когда-то в провинции Чолла градоначальник до того жестокий, что жители из-за него покидали родные края, на чужбину бежали. Ненавидели его люто.
    Собрались однажды подчиненные и стали думать, как бы его урезонить, и говорят между собой:
    - Никакого житья от градоначальника нет. Того и гляди жители все разбегутся.
    Думали они, думали и решили на хитрость пойти.
    Как-то раз, после утреннего приема чиновников, когда градоначальник читал, как обычно, книгу в своем кабинете, с ним вдруг случилось такое, о чем никто никогда и не слыхивал.
    Принес ему слуга чай и вдруг как ударит его по лицу. Опешил градоначальник, а когда опомнился, стукнул ногой в окно и заорал во все горло:
    - Схватить негодяя!
    И тут снова случилось то, чего никогда не случалось. Слуги с места не двинулись, несмотря на приказ. Градоначальник аж вскипел весь, созвал подчиненных, рассказал, что с ним случилось. Но подчиненные и слушать не стали, рассмеялись и отвечают:
    - Вы шутите, господин! Разве посмеет слуга поднять на начальника руку?!
    Ничего вразумительного градоначальник ответить не мог и все орал да орал.
    Послали к градоначальнику домой слуг. Пришли слуги и говорят:
    - С градоначальником случилась большая беда, заболел он, с ума спятил.
    Тотчас сын и дочь прибежали, поглядели в замочную скважину, а отец мечется, что ни попадет под руку - бьет, на пол бросает. Смотреть страшно. Взяли сын и дочь помощника градоначальника, вместе с ним в кабинет вошли. А у градоначальника глаза кровью налились, пот с него льет. Подумали тут сын с дочерью, что отец и впрямь с ума спятил. Рассказал он, что с ним случилось, а дети не верят - что ненормального слушать!
    Говорит сын:
    - Успокойся, отец! Врут слуги, будто ты спятил! Ты от усталости заболел…
    Рассердился градоначальник, напустился на сына:
    - Ничего я не заболел! Это слуги все наплели. А ты им поверил! Предатель ты, а не сын, вот что я тебе скажу, убирайся немедленно долой с глаз моих!
    Жалко сыну отца, посоветовал он ему лекаря вызвать, лекарство принять. Закричал тут градоначальник:
    - Не болтай чепухи! Зачем мне лекарство? Я не больной!
    Выгнал градоначальник родных, целый день метался по дому. Злость его одолела. А помощник смотрит и думает: "И впрямь спятил!"
    Дальше - хуже.
    Не ест градоначальник, не пьет; даже не курит. Орет и орет. На всех. Без разбора.
    По всему уезду разнесся слух о спятившем чиновнике.
    Дошла эта печальная весть и до губернатора. Губернатор королю доложил. Приказал король градоначальника с должности сместить.
    Не один год прошел. Заехал как-то по пути в Сеул губернатор к бывшему градоначальнику.
    Пришел и спрашивает, осторожно так:
    - Ну, как себя чувствуешь? Слышал, нездоров ты…
    - Здоров я! Совершенно здоров! - вскричал тут градоначальник и в который раз принялся рассказывать, как все было.
    Выслушал его губернатор и говорит:
    - Тебе, видно, еще полечиться надо. Иди отдыхай, не стану тебя утруждать.
    Не сказал больше градоначальник ни слова. В постель лег и думает: "Так и вправду недолго рехнуться".
    И так бывало всякий раз: стоило градоначальнику заикнуться о случившемся, домочадцы тотчас за лекарем бежали, лекарство принимались готовить. Что тут поделаешь? И решил градоначальник ничего больше не говорить.
    Трудно сказать, сколько лет минуло. Совсем старым стал бывший градоначальник. Позвал он как-то внуков к себе и стал рассказывать:
    - Жил когда-то градоначальник. Пришел к нему слуга, чай принес, а потом как хватит его кулаком по липу! Рассердился градоначальник, рассказал об этом другим, а те сумасшедшим его сочли. Но может, они-то и были сумасшедшие? А вы, дети, как думаете?
    Ничего не ответили внуки, побежали к отцу с матерью, говорят, снова дедушка сошел с ума.
    Вздохнул бывший градоначальник и говорит:
    - Кто же все-таки сумасшедший? Они или я?
    Перевод Вадима Пака

КАК БРАТЬЯ СУДЬЕ ПРАВДУ ОТКРЫЛИ

    Давным-давно жили два брата. Понимали они птичий язык да еще приметы всякие знали. Идут как-то братья через рисовое поле по узкой бровке. С двух сторон густая трава растет. Остановился вдруг младший брат и говорит старшему:
    - Посмотри! С левой стороны трава выщипана. Не иначе как корова здесь прошла, слепая на правый глаз.
    Отвечает старший брат:
    - Ты прав. Траву на левой стороне бровки можно увидеть только левым глазом.
    Идут братья дальше. Вдруг подбегает к ним какой-то человек и спрашивает, не приметили ли они поблизости коровы. Слепая она на правый глаз, объясняет. Отвечают братья: мол, не видели они здесь никакой коровы, а в душе радуются: примета-то не зря была.
    Вернулись братья с поля, в горы пошли. Вдруг слышат - сорока на верхушке сосны трещит. Будто зовет их: "Идите сюда, идите сюда! Не придете - не улечу! Не придете - не улечу".
    Подошли братья к сосне, смотрят - под сосной человек лежит. В груди меч торчит, кровь из раны льет. Испугались братья - отродясь такого не видели, прочь ушли.
    Вдруг навстречу им путник, поглядишь - с души воротит. Подошел и говорит:
    - Вы человека убили! Следуйте за мной!
    Привел путник братьев к судье. Тот ничего слушать не стал, в тюрьму их упек. Как ни доказывали братья, что невиновны, - и про птичий язык рассказали, и про сороку, - не помогло. Велел судья под замком их держать.
    Повели утром братьев к судье на допрос. А там за окном на верхушке дерева журавль сидит. Показал судья пальцем на журавля и говорит:
    - Слышите, как журавль кричит? Что он хочет?
    Отвечают братья:
    - Он хочет, чтобы вы ему яйца вернули, которые выкрали из гнезда и в рукава спрятали!
    Удивился судья. Ушам своим не верит. Вытащил из рукавов яйца, велел помощнику отнести журавлю. Отпустил судья братьев на волю, в гости позвал. А на столе чего только нет! И отборные яства, и лучшие вина. Попробовали братья вино и мясо, но ни есть не стали, ни пить. Глянули друг на дружку, поблагодарили хозяина за ласку и распрощались. Не поймет судья, отчего ни есть не стали, ни пить, слугу следом послал, чтобы разговор их подслушать.
    Не успели братья уйти далеко, догнал их слуга, слушать стал. Говорит младший брат:
    - Хотел нас хозяин человечиной накормить да кровушкой напоить.
    Старший брат отвечает:
    - Так и есть. Я вначале не понял, а потом разобрался. Да и чего ждать от сына странствующего монаха!
    Услышал это слуга, помчался к судье, все передал, слово в слово: и про мясо, и про вино, и про странствующего монаха.
    Рассердился судья, велел бросить братьев в тюрьму и говорит:
    - Ни человечиной я вас не кормил, ни кровушкой не поил. С чего вы взяли?
    Отвечает младший брат:
    - А вы у мясника да владельца винной лавки спросите.
    Послал судья за мясником и владельцем винной лавки. Сознался тут мясник, что теленка молоком своей жены выкармливал - корова издохла. Потому и дух человечий от мяса шел. А владелец винной лавки сказал, что пшеницу для бражки купил у крестьянина, чье поле рядом с кладбищем. Нечего судье сказать. И отпустил он братьев на все четыре стороны, да еще прощения попросил.
    А про то, что он сын странствующего монаха, ни словом судья не обмолвился. А вдруг это правда? Пошел судья к старухе матери, чей он сын, спрашивает, чью фамилию носит. Грозится заточить себя в доме и с голоду умереть, если она правды не скажет.
    Отвечает мать:
    - Чью же фамилию ты можешь носить, если не отца?
    Чует судья, старуха что-то скрывает. Заперся у себя в комнате, не ест, не пьет, правды от матери ждет.
    Не выдержала мать и говорит:
    - Отопри, сынок, всю правду тебе скажу.
    Отпер судья дверь, вошла старуха в комнату и тихо так говорит:
    - Пока мой муж в Сеул на год уезжал, на государственные экзамены, я согрешила с буддийским монахом - он к воротам приходил просить подаяние.
    Услышал это судья и решил службу оставить, в горы уйти, отшельником стать, посвятить остаток жизни своей молитвам.
    Перевод А. Иргебаева

СПРАВЕДЛИВЫЙ ПРАВИТЕЛЬ

    Давным-давно жил в одном городе правитель, справедливым прослыл. Любят его подданные и Бога молят, чтобы подольше правил ими.
    Пришел к правителю как-то крестьянин, репу принес, большую-пребольшую, с человека величиной будет. Поклонился крестьянин низко правителю и говорит:
    - Господин правитель, нынешний год репа замечательно уродилась. Выбрал я ту, что побольше, тебе принес. Не погнушайся! Возьми!
    Отвечает правитель:
    - Спасибо, мил человек, только не возьму я у тебя репу. Отнеси-ка ее лучше домой. Ведь растил для себя, а мне отдаешь!
    Говорит крестьянин:
    - Сколько лет репу выращиваю, такой еще не видал. Ее само Небо послало, чтобы я в дар тебе принес, за доброту твою и справедливость. Возьми же. Окажи милость! От всего сердца дарю!
    - Раз так, - говорит правитель, - не могу я от подарка твоего отказаться. И с благодарностью принимаю.
    Кликнул тут правитель слугу, спрашивает:
    - Нет ли у нас чего-нибудь, что подарить можно?
    - Есть, мой повелитель, - отвечает слуга. - Приходил тут один крестьянин, теленка в благодарность принес. Ты от тюрьмы его спас.
    - Вот и хорошо, неси теленка сюда, - велит правитель, а после у крестьянина спрашивает: - Скажи-ка, мил человек, есть у тебя дома какая-никакая скотинка?
    - Еще не обзавелся, мой господин.
    - Возьми тогда этого теленка, - говорит правитель, - расти его и усердно трудись!
    Растерялся крестьянин, не знает, что и делать. И взять стыдно, и не взять - неловко.
    Думал, думал, после взял теленка, домой повел.
    Узнали про это в деревне. И перво-наперво жадюга узнал и прикидывать стал:
    - За репу сосед теленка получил, а я за своего кабанчика самое меньшее буйвола возьму, того, что по двору у меня бегает.
    Взял он кабанчика, пришел к правителю и говорит:
    - Господин правитель! Сколько лет свиней ращу, такой еще не видел. Ее само Небо послало, чтобы я в дар тебе преподнес, за доброту твою и справедливость. Возьми! Сделай милость, не погнушайся! От всего сердца дарю!
    - Раз так, - говорит правитель, - не могу я от подарка твоего отказаться!
    Кликнул тут правитель слугу и спрашивает:
    - Нет ли у нас чего-нибудь, что подарить можно этому честному человеку?
    Подумал слуга и отвечает:
    - Приходил тут один крестьянин, репу принес, большую-пребольшую, сказал, репа в нынешний год замечательная уродилась.
    Обрадовался правитель и говорит:
    - Вот и хорошо! Неси сюда репу! Такой большой во всем мире не сыщешь! Ты, парень, надеюсь, тоже добрый и честный, как тот, что вырастил эту репу. Возьми же ее в награду!
    Услышал это жадюга - загрустил, голову опустил. И поделом ему!
    Перевод Вадима Пака

КАК БУДДИЙСКИЙ МОНАХ СЫНА СТАРОСТЫ ВЫУЧИЛ

    Случилось это давным-давно в провинции Кеннам, в деревне Хенчхон. Жил в той деревне староста, почти шестьдесят ему сравнялось. И надо же такому случиться - вдруг сын у него родился! Уж так он любил его, что и не расскажешь. К учителям не посылал, жалел. Уже тринадцать годков мальчику минуло, а он ни читать, ни писать не умеет.
    Неподалеку в известном на всю Корею храме Хоин жил буддийский монах. Прослышал он, что староста сына своего не учит, пришел к нему и говорит:
    - Лет тебе немало, а сын твой ни читать, ни писать не умеет. Что же ждет его в будущем? Ты подумал об этом? Отдай сына мне. Я обучу его всяким наукам. Без этого трудно прожить на свете.
    Поддался староста на уговоры монаха, отдал ему сына и бумагу, какую следует, написал.
    Увел монах мальчика в храм, в строгости держит, а мальчику невмоготу, не привык он жить, как монахи живут. Сбежать хотел - монах не пустил. Стал объяснять, что нельзя человеку жить неученым, бумагу показал, ту, что отец написал. Смирился мальчик, учиться стал, да так усердно, что через несколько лет уже мог разобраться в любой классической книге - очень способным к наукам был. Вырос мальчик. Подошло время держать государственные экзамены на должность. Выдержал он экзамены и был назначен губернатором в родную провинцию Кеннам.
    Прибыл он на место и решил отомстить монахам за то, что пришлось ему когда-то терпеть. Приехал он в храм с целой свитой слуг, у ворот его встретили монахи и сам настоятель с подобающими почестями. Стоило губернатору взглянуть на учителя, как вражда его мигом улетучилась, осталось лишь чувство благодарности.
    До глубокой ночи беседовали учитель с учеником, вспоминая вместе проведенные годы. Затем учитель принес какой-то необычный свиток с указанием всех будущих должностей губернатора, в том числе и должности губернатора провинции Пхенан, а также дня его смерти! Монах убрал свиток и сказал:
    - Теперь мы увидимся с тобой в Пхеньяне, когда ты станешь губернатором провинции Пхенан.
    Так случилось. Спустя несколько лет они встретились в Пхеньяне: учитель и его бывший ученик, который стал губернатором провинции Пхенан. Как и в первый раз, до глубокой ночи длилась их беседа. Спать легли они в одной комнате, но там так было натоплено, что губернатор не выдержал и перенес свою постель в другую комнату.
    Утром он нашел монаха убитым и распорядился начать расследование. Оказалось, монаха убила танцовщица, по ошибке приняв его за губернатора.
    Понял тут губернатор, что монах пожертвовал собой ради бывшего своего ученика, и сердце его преисполнилось благодарности к учителю.
    Перевод А. Иргебаева

ВОЛОВИЙ ТРУД

    Жил-был на свете один писатель, Ким. У него было два сына: старший и младший.
    В то время как младший знал уже очень много, старший, Ким-Хакки, которому уже было шестнадцать лет, не знал и первых двух знаков азбуки: ха-ныр, тен, таа, ди, что значит небо и земля. При этом "небо" по-корейски "ха-ныр", а по-китайски - "тен", "земля" по-корейски "таа", а по-китайски - "ди".
    Отец поэтому постоянно бил его и говорил, что он лучше убьет его, чем потерпит позор, что сын писателя останется неграмотным.
    - Но чем я виноват, - оправдывался старший сын, - я день и ночь сижу за азбукой - ничего не выходит, мой младший брат целые дни играет - а у него все идет хорошо: это от неба так дано.
    - Не от неба, а от твоей глупости, - отвечал отец и сильно бил его.
    Наконец однажды отец сказал ему:
    - Устали мои руки бить тебя, да и не хватит палок, хотя бы я вырубил весь свой лес. Убить тебя тоже не могу. Но прогнать тебя с глаз моих могу и прогоняю. Иди куда хочешь. Научишься грамоте - приму тебя, не научишься - не приму.
    - Позволь мне остаться у тебя работником, - я трудолюбив и могу работать.
    - Не хочу.
    - Куда же я пойду?
    - Куда хочешь.
    Насилу старший сын выпросил, чтоб хоть жену его оставил отец у себя, пока он будет пытать счастья.
    - Хорошо, - сказал отец, - пусть живет себе в задней комнате, но пусть тоже не показывается мне на глаза.
    Жене же Ким-Хакки сказал:
    - Жди меня десять лет. Если через десять лет я не приду, считай меня умершим.
    Затем он зашел к своему другу и просил его, в случае если отец прогонит его жену, принять ее и кормить до его возвращения.
    Друг обещал, и Ким-Хакки пошел куда глаза глядят.
    Шел Хакки, шел и пришел в один город, где под одним окном услышал шум учившихся школьников.
    Хакки зашел в школу и рассказал учителю все о себе.
    - Очень жалко будет, если сын такого знаменитого писателя останется неграмотным, - сказал учитель. - Я согласен взять тебя на десять лет и сделать все, что могу. Но не будь в претензии, если я о твою спину изломаю не один сноп палок.
    Хакки с радостью согласился, и учение началось.
    Между тем жена Хакки жила у тестя в задней комнате, варила себе чумизу и дни и ночи молила небо помочь ее мужу.
    Через десять лет без тринадцати дней явился к ней во сне белый старик и сказал:
    - Просьба твоя услышана небом, за твое трудолюбие муж твой получит то, о чем просишь ты, добродетельная жена.
    В ту же ночь вот что произошло с Хакки.
    - Прошло девять лет одиннадцать месяцев и шестнадцать дней (в Корее лунный месяц двадцать девять дней), - говорил учитель Хакки, - а ты и до сих пор не выучил и первых двух слов. Вот теленок стоит рядом с тобой в стойле, - ему два года, но я уверен, что, слыша постоянно твое "ха-ныр, тен и таа, ди", и он запомнил эти слова.
    И учитель, позвав теленка, крикнул ему:
    - Ха-ныр, тен!
    И вдруг теленок поднял голову к нему.
    - Таа, ди!
    И теленок опустил голову к земле.
    - Видишь? Если теленок умнее тебя, то что я могу с тобой сделать?!
    И, избив Хакки в последний раз, учитель приказал ему оставить наутро его дом. И в эту ночь учитель пошел спать к своей семье, в первый раз после десяти лет, так как все это время он спал со своим учеником, заставляя его и по ночам заниматься.
    Избитый Хакки долго и горько плакал, пока не заснул.
    Когда он заснул, явился к нему во сне белый старик и сказал:
    - Ты Ким-Хакки?
    - Я, - отвечал Хакки.
    - Ты получишь то, чего ты так упорно добивался. Открой рот.
    Хакки открыл рот, и старик бросил туда три шарика.
    - Проглоти!
    Хакки проглотил и проснулся.
    По старой привычке он сейчас же схватился за книгу и - о, чудо! Он не только стал читать ее без запинки, но он знал все, что было в этой книге и во всех тех, которые находились в училище.
    Он взял в руки кисть - и еще большее чудо. Он стал писать знаки, которых не мог бы написать никто другой в Корее. Он стал составлять фразы, и смысл их стал выходить такой глубокий, как океан, и остроумный, как блеск драгоценных камней.
    Тогда закричал он:
    - Шенсан-ним, шенсан-ним (учитель, учитель)! Когда прибежал учитель, счастливый Хакки сказал:
    - Теперь экзаменуй меня.
    Стал учитель экзаменовать, но Хакки знал много больше учителя.
    Тогда учитель бросился на шею к ученику и поздравил его с таким успехом.
    А скромный Хакки не скрыл и рассказал, откуда явилось к нему его знание.
    После этого Хакки пошел домой и пришел ровно в тот день, когда кончилось десять лет с того времени, как ушел он из дому.
    Прежде всего он пошел к жене и после радостной встречи спросил:
    - Как обращался с тобой отец?
    - Я только раз его видела, но он, увидев меня, закричал, чтобы я ушла с его глаз. Я ушла и больше не видела его.
    - В таком случае я не пойду к нему.
    - Нет, ты должен идти, потому что отец и мать заменяют нам небо на земле. И идет ли с неба дождь, снег, светит ли солнце, все должны мы принимать без ропота, под страхом вечной гибели. Поэтому иди и поклонись отцу.
    Так и сделал Хакки, но отец закричал ему:
    - Прежде поклона твоего, прежде, чем ты смел явиться передо мной, ты должен представить доказательство твоей учености.
    Тогда Хакки пошел в комнату своей жены и попросил купить ему шелковой материи.
    На этой материи он написал рукой дракона несколько прекрасных и глубоких изречений, которые одни обессмертили бы его отца, если бы он мог так писать.
    Тогда только отец разрешил старшему сыну прийти и обнять его.
    Но после этого Хакки с женою оставили дом отца.
    - Отец любил не меня, - сказал он жене своей, - меня такого, какого создало небо, а мои знания. И если бы я не приобрел их чудом, я был бы навсегда чужой для него.
    Хакки, выдержав экзамен в Сеуле, поступил на службу, и так как при дарованных ему небом способностях соединял большое трудолюбие и воловье терпение, то мог переносить все несправедливости капризного начальства и в конце концов дослужился до министра.
    Тогда он дал хорошее место своему учителю, своему другу, но отцу никакого места не дал, хотя и был всегда почтителен с ним, как и подобает сыну.
    Что до младшего брата, то так ничего из него и не вышло. Привыкнув легко, без труда получать все, он в жизни, где, кроме способностей, требуется воловий труд, ничего не успел.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

ВОЛМАЙ

    Во время царствования последнего из своей династии императора Косми-дзон-тван жила одна девушка, Волмай-си, дочь богатых родителей.
    Она получила прекрасное образование и читала по-китайски так же, как ее знаменитый, всем народом почитаемый учитель Ору-шонсэн.
    Когда ей минуло шестнадцать лет, Ору сказал ей:
    - Теперь твое учение кончено. По уму и образованию ты заслуживаешь быть женой министра.
    - В таком случае я и буду ею.
    На этом основании она отказывала всем искавшим ее руки, и так как за ней еще были сестры, то, чтобы не мешать им делать супружескую карьеру, Волмай, с согласия родителей, получив на руки свою часть наследства, ушла из родительского дома и, построив гостиницу у большой дороги, так искусно повела свои дела, что ее гостиница была всегда полна народом, а молва о ней и похвалы разносились по всей стране.
    Однажды один молодой угольщик нес мимо ее гостиницы уголь. Ей нужен был уголь, и она, позвав, спросила, что он желает за свой товар.
    Угольщик посмотрел на нее и сказал:
    - Ничего больше, как раз поцеловать тебя.
    - Не слишком ли высокую плату ты просишь? - спросила оскорбленная девушка.
    - Таково уже мое правило, - отвечал молодой угольщик, - что я хочу или все, или ничего. И если ты находишь мою плату высокой, бери без всякой платы.
    И, сказав, угольщик бросил с плеч к ее ногам уголь и ушел, прежде чем девушка успела что-нибудь ответить.
    Прошло несколько дней, и опять мимо ее гостиницы проходил красавец угольщик. Но он даже не посмотрел на нее и прошел мимо. Но девушке опять был нужен уголь, и она вынуждена была позвать его.
    - А-а, - сказал угольщик, - знакомая покупщица.
    И, подойдя к ней, бросил к ее ногам уголь и ушел.
    Напрасно она звала его получить плату за уголь.
    - Я знаю твою плату, - ответил ей. не поворачиваясь, угольщик.
    А на другой день, когда девушка проснулась, на ее дворе лежала громадная куча угля, которую она не могла израсходовать и в год.
    Волмай была очень смущена этим и все дни проводила у дверей, посматривая в ту сторону, откуда обыкновенно приходил угольщик.
    Когда однажды она наконец увидала его, то пошла к нему навстречу и сказала:
    - Я знаю, что этот уголь, который сложен у меня во дворе, от тебя.
    - Да, это принесли мои товарищи.
    - Ты разве имеешь такую власть, что приказываешь?
    - Есть больше, чем власть, - я пользуюсь любовью моих товарищей.
    Девушка помолчала и сказала:
    - Я хотела бы с тобой рассчитаться.
    - С большим удовольствием, - сказал молодой угольщик и, сбросив уголь с своих плеч, так быстро поцеловал ее, что она не успела даже ничего подумать.
    - Я никогда еще ни с кем не целовалась, и теперь волей-неволей ты должен стать моим мужем.
    Угольщик весело рассмеялся и сказал:
    - Что до меня, то я согласен.
    - Вот так вышла замуж за министра, - смеялись все ее родные, поклонники и знакомые.
    Между тем молодые хорошо зажили.
    - Ты умеешь читать? - спросила молодая жена своего мужа.
    - Ни "мама", ни "папа", - ответил ей весело муж.
    - Хочешь, я выучу тебя?
    - Что ж? В свободное от хозяйства время отчего не поучиться.
    Прошло пять лет, и муж ее знал все, что знала она.
    - Теперь иди к моему учителю Ору-шонсэну, и пусть он проэкзаменует тебя. Кстати, принеси мне ответ на следующий вопрос: "Если король глуп, а сын его идиот, то не пора ли вступить на престол новому?"
    Через несколько дней муж возвратился и принес жене ответ: "Да, пора!"
    Скоро после этого жена сказала мужу:
    - Пригласи к себе трех самых умных и влиятельных из своих товарищей.
    Когда муж пригласил их, жена приготовила им богатое угощение и вечером сказала им:
    - Будьте добры, поднимитесь завтра на заре во г на эту гору и что увидите там, расскажите мужу и мне.
    Утром, когда три углекопа поднялись на гору, они увидали там трех мальчиков.
    Один сказал:
    - Здравствуйте.
    Другой сказал:
    - Завтра, однако, старого короля вон выгонят.
    Третий сказал:
    - Вам трем дадут хорошие должности.
    Затем три мальчика исчезли, а удивленные угольщики пришли и рассказали, что видели.
    - Я все это знала, - сказала хозяйка гостиницы, - потому что я предсказательница. Я скажу и дальше, как вам получить хорошие должности и прогнать человека, который всех губит. Соберите сегодня к вечеру всех своих товарищей и приходите сюда.
    Когда все угольщики собрались в назначенный час, она позвала мужа в свою спальню и сказала:
    - Десять лет тому назад я решила выйти замуж за министра. Я вышла за тебя замуж, потому что, как предсказательница, угадала, что ты будешь министром. Теперь я тебе скажу, что твое время пришло: сегодня тебя назначат, а завтра признает весь народ. Вот тебе топор. С этим топором ты со своими товарищами, каждый поодиночке, пройдете в столицу. Там, около дома Ору-шонсэна, вы все соберетесь. Ты один войдешь в дом и скажешь учителю: "Жена моя, Волмай, кланяется тебе. Вот этим топором я собью замок у ворот дворца, а теми людьми, что стоят и ждут моего приказания, я заменю разбежавшуюся дворцовую стражу".
    Все так и было сделано.
    Когда муж Волмай вошел в дом Ору-шонсэна, то увидал там несколько человек и учителя жены, которые спорили о том, кем еще заместить одно вакантное место министра. Ору предлагал мужа Волмай, а другие предлагали каждый своего.
    Муж Волмай, войдя, сказал:
    - Я муж Волмай, вот этим топором я собью замок с ворот дворца, а теми людьми, что стоят на улице, я заменю разбежавшуюся дворцовую стражу.
    - И ты поступишь как лучший из всех военных министров, - ответил ему Ору.
    Всем остальным осталось только крикнуть: "Е-е" (что значит "да, да").
    Затем, когда все заснули, муж Волмай со своими угольщиками отправился ко дворцу, сбил замок, застал врасплох стражу и предложил ей выбор: или, сняв одежду, бежать из дворца и молчать обо всем случившемся, под страхом смертной казни, или быть немедленно умерщвленными. Стража избрала первое. Угольщики надели их форму, и дворец с королем был взят.
    Наутро уже заседал новый король Индзан-тэвен, заседали новые министры, и когда старые пришли во дворец, то им было предложено или признать новый порядок, или тут же быть казненными.
    - А где старый король и его сын?
    - Оба живыми взяты на небо.
    - О, это большая честь, мы ее недостойны, - сказали министры и присягнули новому королю.
    И все пошло своим чередом, а уважаемый всеми учитель и предсказатель Ору-шонсэн во всеуслышание на площади предсказал новому королю счастливое и выгодное для народа царствование, а его династии существование на тысячу лет.
    При таких условиях народ ничего не имел и против двухтысячелетнего существования новой династии.
    Предсказание Ору исполнилось, новый король царствовал в интересах своего народа, а угольщики так и остались служить в дворцовой страже.
    От них и пошел черный цвет этой стражи.
    С ними и муж Волмай до своей смерти оставался министром, и никто уже не смеялся больше, что Волмай не умела выбрать себе мужа.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

ЛОВКИЙ СТРЕЛОК

    Один молодой человек, прожив все, что оставил ему отец, решил идти в Сеул, попытать счастья на службе.
    Перед уходом он помолился на могиле предков и пошел к предсказателю.
    - Ты должен, - сказал предсказатель, - если хочешь получить хорошее место, придя в Сеул, носить самую вонючую грязь.
    Придя в Сеул, молодой человек, ленивый ко всякой работе, на этот раз исполнил в точности приказание предсказателя.
    Но из этого ничего, однако, не вышло.
    Тогда с горя, подражая местым франтам, он нарядился и купил себе лук, хоть и не умел стрелять.
    Накинув лук на плечи, он, как настоящий охотник, отправился за городские ворота стрелять.
    Встретив за городом человека, несшего лебедя, он за сто кеш купил этого лебедя, проткнул ему глаз стрелой и с этим лебедем пошел назад в город.
    Когда он проходил мимо дома одного министра, министр этот позвал его и спросил, как это случилось, что стрела попала прямо в глаз.
    - Я всегда стреляю только в глаз, - ответил молодой шалопай.
    Министр спросил его неспроста: над домом министра поселился филин, а, как известно, соседство такой птицы никогда не бывает к добру.
    И вот министр спал и видел, как бы убить филина.
    Как раз так случилось, что в это время все три его сына, отличные стрелки, как это и подобает людям высшего света, были в далекой отлучке.
    Кроме сыновей, у министра была еще невеста-дочь.
    Министр стал расспрашивать молодого человека, из какого он рода, и когда молодой человек сказал, то оказалось, что род его в свое время был в славе в Корее, а с отцом молодого человека министр был даже товарищем.
    - Тогда я буду говорить с вами откровенно, - сказал министр, - убейте филина и берите за себя мою дочь.
    - Жаль, что вы просто не попросили меня подстрелить этого негодного филина, а теперь от счастья жениться на вашей дочери я так взволнован, что боюсь промахнуться и не попасть в глаз. А между тем если я не попаду именно в глаз, это будет такой позор, которого я не переживу, потому что однажды сгоряча, - горячность мое большое несчастие, - я дал клятву иначе как в глаз не стрелять.
    Пока министр сожалел, что так поторопился, молодой человек придумал выход.
    - Я думаю, - сказал он, - самое лучшее так устроить. Считайте вашего филина убитым, - мы сыграем свадьбу, и, когда я немного успокоюсь от счастья, я не замедлю убить его на самом деле.
    Министр вдвойне обрадовался, как тому, что зять у него будет прекрасный, лучший в городе стрелок, так и тому, что он такой находчивый молодой человек.
    Желая все-таки поскорее отделаться от страшного филина, министр поспешил со свадьбой и, когда прошел медовый месяц молодых, стал приставать к зятю относительно филина.
    Зять придумывал тысячи отговорок, но наконец тесть настоятельно потребовал исполнения обещания и назначил срок до утра следующего дня.
    Спрашивает дочь министра у своего мужа:
    - Отчего ты такой грустный?
    Подумал молодой человек, подумал и признался жене, что он вовсе не охотник.
    Тогда жена посоветовала ему поступить так: купить клею, сварить его и, вымазавшись им, залезть ночью на крышу. Филин прилетит, выберет его, как самое высокое место на крыше, присядет и приклеится ногами и перьями своими. Так и поступил молодой человек: поймал филина, а наутро принес его с проколотым стрелой глазом к тестю.
    Тесть страшно обрадовался и рассказал всему городу, какой его зять стрелок.
    Поэтому, когда пришел годовой день стрельбы в цель, когда лучшие стрелки получают похвальные листы от самого императора и называются "дишандари", весь город пошел смотреть, как отличится зять министра.
    И сыновья министра, лучшие стрелки, к этому времени приехали в Сеул.
    - Что вы? - говорил им отец. - Вот посмотрите, как он стреляет.
    - Что ж я теперь буду делать? - сказал муж жене.
    - Вот что надо делать: скажи, что ты дал клятву стрелять только в глаза птиц или зверей. А если, на твое счастье, подвернется какая-нибудь птица, я пошлю тогда, когда ты натянешь лук, подтолкнуть тебя, как бы нечаянно, а ты рассердись и дай клятву, что после этого, пока живешь, стрелять не будешь.
    Так и сделал на другой день знаменитый охотник: сказал, что иначе как в глаз не стреляет, и отказался на этом основании стрелять в цель.
    Но когда в небе показался вдруг лебедь, то уже нельзя было не стрелять.
    В то мгновение, однако, как он натянул свой лук, раба его жены, проходя, толкнула его.
    Тогда молодой человек притворился взбешенным, упрекал тестя в том, что он распустил своих слуг, и в бешенстве, изломав лук, дал тут же страшную клятву никогда больше не прикасаться к луку.
    Но стрела тем не менее попала в лебедя, и, когда его принесли, все увидели, пораженные, что она торчала в глазу убитого лебедя.
    Молодому человеку дали первую награду и объявили первым стрелком всего государства.
    Это помогло ему сделать карьеру, и впоследствии и он был таким же министром, как и его тесть.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

КО И КИЛИ-СИ

    Когда-то жил в одном городе молодой человек по имени Ко. Он был бедный и служил работником у своего соседа. Он был трудолюбив, хорошо обращался со своими товарищами, и потому все любили его. И так как он был не женат, то все хотели, чтобы он женился. Однажды для этого жители города собрались на совещание и решили, что девушка по имени Кили-си, слава о которой далеко ушла за пределы города, лучше всего подойдет к нему. Отец девушки тоже был согласен. Таким образом Ко женился на Кили-си.
    Был выбран для свадьбы как раз тот день, который лучше всего подходил к ним. Это был восьмой день третьего новолуния.
    Когда после свадьбы молодые были отведены в их помещение, Кили-си сказала Ко:
    - Ты молодой и способный человек, ты можешь сделаться большим человеком, и время у тебя есть. Тебе всего восемнадцать лет. Я люблю тебя, но хочу любить еще больше. И я не буду твоей женой до тех пор, пока ты не научишься читать, писать, пока ты не узнаешь всех наук.
    - Но для этого надо не меньше десяти лет! - вскричал Ко.
    - Десять лет в работе скоро пройдут, а я буду ждать тебя и заниматься хозяйством.
    - Я исполню твое желание, но через год. А этот год я хочу прожить с тобой, потому что ты прекрасна и я люблю тебя.
    - Нет, если ты теперь не исполнишь моей просьбы, то через год я ничего не буду для тебя стоить. Если же ты любишь действительно меня, то сделай, о чем я прошу.
    - Хорошо, - сказал Ко, - я исполню твое желание, но я тоже ставлю условие: ты должна быть на эту ночь моей женой, и затем я уйду и возвращусь опять к тебе через десять лет, когда буду таким, каким ты желаешь меня видеть.
    - Хорошо, я исполню твое желание, но сперва мы должны заключить условие между собой.
    Она обрезала свой третий палец правой руки и из полившейся крови сделала знаки клятвы на краю своей юбки. Затем она оторвала написанное, разорвала пополам, одну половину отдала ему, а другую спрятала у себя. На другой день, когда все проснулись, Ко уже не было, и никто не знал, куда он ушел.
    Кили-си дала Ко на дорогу несколько книг и немного денег.
    Ко шел по дороге и думал, как он может сделаться ученым человеком. Так шел Ко и пришел в одно селение. Проходя по улице, около одной фанзы он услышал голоса учившихся школьников и сообразил, что это школа. Тогда он вошел в нее и сел.
    Учитель спросил его:
    - Кто ты?
    - Я ученик, - ответил Ко.
    - Где твои книги?
    Ко показал.
    - Прочти, - сказал учитель.
    Но Ко не умел читать.
    - Ты не ученик, а мошенник, ты хочешь только даром чумизу есть. Мои ученики уже много знают, и некому здесь с тобой возиться: иди.
    И Ко ушел.
    - Нет, никогда мне ничему не выучиться, - сказал он, - лучше я пойду в лес, и пусть меня разорвут тигры.
    И он ушел в лес. Он шел все дальше и дальше и зашел в такую чащу, что потерял дорогу. И хотя он и хотел умереть, но когда услыхал возле себя шум, то, подумав, что это тигры, быстро спрятался.
    Но это были не тигры, а монахи, монастырь которых под черепичной крышей стоял в этом лесу.
    - Это тот самый мошенник, который прошлой ночью хотел нас обокрасть, - сказал один монах.
    И все бонзы тогда стали бить Ко.
    А потом его связали и отправили в тюрьму.
    Три дня Ко молчал от страха. Но потом, когда пришел главный начальник, таса, и сказал, что Ко не имеет вида разбойника, и заговорил с ним ласково, Ко пришел в себя и рассказал все, что с ним случилось.
    - Хорошо, - сказал начальник, - если ты действительно хочешь учиться, то оставайся у меня, носи дрова в дом, а я буду сам учить тебя.
    Так и сделал Ко. Пять лет он прожил у тасы, и сказал ему таса, что он может идти в Сеул и держать там экзамен на какую хочет должность в Сеуле.
    Тогда еще в Сеуле не продавали за деньги должностей. И хотя десять лет, положенных ему его женой, не прошло, но Ко пошел в Сеул.
    Там ему и другим назначили день экзамена.
    Сам король задал всем такую задачу:
    "Соип-охы-ую-си-дзюн", что в буквальном переводе значило: "Смех, женщина, виноторговля, центр".
    Из всех Ко один и прочел и истолковал, что хотел этим сказать король.
    Вот что он хотел сказать:
    "В центре города есть виноторговля, где торгует красивая женщина и своим весельем и смехом привлекает всю молодежь".
    Ко дали лучшую должность Пон-эса, что значит ревизор всех провинций.
    Прошло еще три года, и, хотя срок еще не истек, Ко решил посетить родину. Но он приехал и остановился в фанзе, где его никто не знал.
    - Скажите мне, - спросил он, - есть ли здесь человек по имени Ко и что вы знаете о нем?
    - Да, восемь лет тому назад, - отвечали ему, - был здесь Ко, но после свадьбы он ушел, и с тех пор никто больше его не видел.
    - Куда ушел он?
    - Мы не знаем, - здесь осталась только жена его.
    - Что это за женщина?
    - Это очень добродетельная женщина. Она выстроила себе прекрасную, под черепичной кровлей фанзу и живет там со своим сыном, которому семь лет. Она устроила школу, где бесплатно занимаются наши дети.
    - Я ревизор, - сказал Ко, - и должен осмотреть школу.
    - Идите туда, там вас встретит полное гостеприимство, хотя самой хозяйки вы и не увидите, так как после ухода мужа она никому не показывается.
    Когда Ко пришел в школу, все ученики его ждали. Он вызывал каждого из них и спрашивал фамилию.
    Один из них на вопрос, как его фамилия, ответил:
    - Меня зовут Ко.
    Но отец не выдал себя и, кончив экзамен, ушел.
    Прошло еще два года.
    Кончилось десять лет, и Ко поехал опять к себе на родину. Он опять пришел в школу и сказал сыну:
    - Я хочу видеть твою мать.
    - Мою мать нельзя видеть.
    - Отнеси ей эту вещь.
    Это была половина лоскутка, исписанная десять лет тому назад ее кровью.
    Сын молча ушел к матери.
    - Там какой-то чужой человек желает тебя видеть и дал этот лоскуток.
    Кили-си, как только увидала лоскуток, крикнула:
    - О, сын мой, зови его.
    - Мать, что это значит? Разве это твой муж?
    - Да, это мой муж и твой отец.
    Так возвратился домой Ко, сдержавший свое слово, и зажил со своей верной и умной женой.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

ВЫГОДНЫЙ ОБОРОТ

    Одному молодому человеку нравилась одна вдова, которая, после смерти мужа, три года жила в своей фанзе и никуда не выходила.
    Он все думал, как бы ему жениться на ней.
    Однажды отец сказал ему:
    - Вот тебе тысячу лан: иди и торгуй.
    Молодой человек взял тысячу лан, пошел к фанзе вдовы, просунул палец в бумажную дверь и сказал:
    - Кто так же пальцем коснется моего пальца, тому я дам тысячу лан.
    Вдова подумала, что ничего у нее не убудет, и коснулась его пальца, а молодой человек просунул ей тысячу лан.
    Затем он возвратился домой. Отец спросил его:
    - Купил что-нибудь?
    - Дал только задаток, - надо еще две тысячи лан.
    Отец дал ему, а он пошел к молодой вдове, просунул руку по локоть и сказал:
    - Кто рукой коснется моей руки до локтя, тому отдам две тысячи лан.
    Подумала вдова и коснулась его руки до локтя.
    Молодой человек отдал ей деньги, а возвратившись, сказал отцу:
    - Товару оказалось больше, чем я думал, и надо еще три тысячи лан.
    Дал отец, и молодой человек пошел к вдове и, просунув голову в дверь, сказал:
    - Кто щекой коснется моей щеки, тому дам три тысячи лан.
    Посмотрела вдова на красивое лицо молодого человека и подумала, что от нее не убудет, если она прикоснется.
    Прикоснулась и получила три тысячи лан.
    А молодой человек, возвратившись к отцу, сказал:
    - Еще больше товару, не хватает четырех тысяч лан.
    Опять дал отец ему деньги.
    Вошел молодой человек в дом вдовы и сказал:
    - Кто обнимет меня и поцелует, тому я дам четыре тысячи лан.
    Вдова обняла его и поцеловала, а молодой человек отдал ей четыре тысячи лан.
    - Вместо денег ты бы лучше тоже меня поцеловал.
    - Я не брал с тебя денег.
    - Но я целовала тебя, и ты должен меня поцеловать, - я отдам тебе за поцелуй все твои деньги.
    - Этого мало.
    - Возьми все богатства моего покойного мужа, - их миллионы.
    - Мало.
    - Чего же ты хочешь?
    - Хочу, чтобы ты была моей женой.
    - О, какой глупый, чего же я другого хочу?
    Тогда сын пришел к отцу и сказал:
    - Вот как я торговал: на твои десять тысяч лан заработал миллион и жену.
    После этого они сыграли веселую свадьбу, и молодой муж купил себе должность губернатора.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

ЖЕНА РАБА

    У одного министра была дочь редкой красоты. Ее берегли так, что она не знала даже луча солнца, так как никогда не выходила из комнаты. Блеск золота заменял ей солнечные лучи.
    Но тем не менее, когда пришла пора любви, девушка полюбила раба своего отца.
    За такую любовь к рабу закон наказывает гражданской смертью. Виновный считается умершим, его гроб хоронят, делают надпись, что такой-то или такая-то скончались, оплакивают их смерть, а самих их, бесправных, изгоняют из дома.
    Отец девушки предложил ей, когда преступление было обнаружено, удалиться из его дома. Но так как она не хотела, то он послал одного из своих стражников разыскать самого последнего человека в королевстве. Стражник привел человека, который выжигал в лесу уголь.
    Этот человек никогда не умывался и сам был черен, как уголь.
    - Хочешь мою дочь взять себе в жены? - спросил отец.
    - Хочу, - ответил угольщик.
    - Бери и никогда не попадайся мне на глаза.
    Угольщик взял свою жену и увел ее к себе в лес.
    Она испугалась, когда увидала свой новый дом. Это был простой шалаш, одинаково открытый и ветру и холоду. В кладовой же было пусто и не было даже горсти чумизы.
    - Что же мы будем есть? - подумала она вслух.
    На пороге сидела старушка, мать угольщика.
    - А вот мы понесем на базар уголь, - сказала она, - и купим чумизы на завтра. А завтра купим на следующий день. Так и живем мы, так живут все угольщики.
    И в это время жена угольщика обратила внимание на желтый камень, из которого была сделана завалинка вокруг их шалаша.
    Она не знала солнечного луча, но хорошо знала, что такое золото.
    - Возьми, - сказала она мужу, - один камень, отнеси в город и отдай его за столько, сколько тебе дадут.
    Муж поехал и привез назад несколько возов денег.
    Так они продали все золото и стали так же богаты, как и их отец.
    - Ты грамотный? - спросила она потом своего мужа.
    - Нет.
    - Тебе надо учиться.
    Она наняла ему учителей, и через десять лет он был образован, как и ее отец.
    Затем она купила ему должность министра, и отец первый приехал к ним с поклоном.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

НЕДОСТОЙНЫЙ ДРУГ

    Сын богатых родителей из провинции Пьяндо, молодой Паксен-дарги отправился в Сеул с тем, чтобы купить там соответствующую его дворянскому достоинству должность.
    Но в Сеуле он повел веселый и праздный образ жизни и истратил все деньги, данные ему отцом для покупки должности.
    Так как платить ему больше было нечем, то его прогнали из гостиницы и друзья не хотели его больше знать.
    Он ходил по улицам и уже думал о голодной смерти, когда услыхал, проходя мимо одной фанзы, громкое чтение. Он остановился и стал слушать. Ему понравилось и чтение и книга. Он вошел в фанзу и сказал хозяину:
    - Вы хорошо читаете, и, если вы позволите, я сяду и буду вас слушать.
    - Садитесь и слушайте.
    Когда хозяин устал, Паксен предложил читать дальше. Оказалось, что Паксен читал тоже хорошо и имел приятный голос.
    Хозяин очень обрадовался, так как любил чтение, и предложил Паксену погостить у него.
    Паксен поселился у него и так жил, проводя время в чтении и прогулках. Недалеко жила одна молодая вдова. Проходя мимо ее фанзы, Паксен заметил ее и полюбил.
    Он стал часто гулять мимо ее фанзы, пока вдова тоже не заметила его и не полюбила.
    Потом и она стала гулять в то время, когда гулял он, и так они наконец познакомились, а потом он признался ей в любви и узнал, что и она его любит. Но она была не дворянка, и поэтому он не мог на ней жениться.
    Тогда они решили обойтись без этого и уйти куда-нибудь, где их никто не знал бы, и так жить.
    Так как родные не пустили бы ее, то она решила уйти тайно.
    Однажды она сказала ему:
    - Достань пять вьючных мулов и пришли их ко мне ночью, когда будут все спать. Я нагружу все свои драгоценности и отправлю их к тебе, а ты жди меня с ними у городских ворот утром, когда их будут отворять.
    У Паксена не было мулов; и он долго думал, где ему достать их. И он решил пойти к одному из прежних своих товарищей, с которыми вел раньше праздную жизнь.
    Он признался ему во всем и попросил мулов.
    Приятель тоже любил вдову, но скрыл от Паксена это и достал ему мулов.
    Но когда утром Паксен с мулами и драгоценностями ждал вдову у ворот, пришел к нему его приятель и рассказал ему, что родные вдовы узнали обо всем, вдову заперли, а сами пошли в полицию заявить о том, что какой-то Паксен обокрал их и стоит теперь с вещами у городских ворот.
    - Тебе нет спасенья теперь. Беги с этими вещами, а когда опасность пройдет, я привезу к тебе эту женщину.
    Так и сделали.
    А приятель остался у ворот, и, когда вдова пришла, он сказал ей:
    - Напрасно ты ждешь. Он просто хотел похитить твои драгоценности и теперь уж далеко…
    Вдова была в отчаянии, - ее так обманул тот, кто так клялся ей в любви, она осталась без драгоценностей и не могла больше вернуться к родным.
    Тогда коварный друг сказал ей:
    - Отомсти ему, полюби меня, и мы с тобой тоже уйдем далеко, прочь отсюда.
    Так как у вдовы другого выбора не было, то она сказала:
    - Хорошо, но там, куда мы уйдем, мы выстроим такую гостиницу, чтобы слава о ее гостеприимстве, удобствах и дешевизне прошла по всей стране.
    - Хорошо, - сказал друг Паксена, - хотя это и будет мне дорого стоить, но я люблю тебя и согласен на твою странную прихоть.
    Так они и сделали.
    Паксен, напрасно ждавший вдову, боясь идти в Сеул, чтобы там не схватили его, не знал, что делать, когда один приезжий рассказал ему о бегстве неизвестно куда вдовы с его другом.
    Тогда Паксен проклял всех женщин и, отдав мулов и драгоценности вдовы в монастырь бонзам, решил иначе сделать себе карьеру.
    Он ушел искать золото и женьшень. Он жил как самый последний бродяга, и нередко пули хунхузов свистели мимо его ушей. Он ходил по самым глухим местам, и чем глуше было, тем меньше болело его сердце. Уходя все дальше и дальше до вершины Ченьбошана - Пектусана и священного озера драконов.
    Потрясенный и испуганный святотатством своего поступка, он не сомневался больше в своей смерти.
    Ночь наступала.
    Он принес горячую молитву небу и сказал заходящему солнцу:
    - О великое солнце, ты из своего золотого дворца видишь весь мир, а я отсюда никого и ничего не вижу. Когда увидишь ее, передай ей, как умираю я здесь из-за нее.
    А когда он заснул, ветер ласкал его лицо, а он думал, что это она, как когда-то, целовала его.
    И вот среди ночи кто-то приказал ему, и он открыл глаза и то, что увидел, никогда больше не забывал.
    Молодой месяц светил в далеком небе. Но темно было, и нежный Скорпион, как бриллиантами, горел вокруг месяца своими звездами и все глубже, казалось, проникал в синеву темного неба. Мрачно и одиноко стоял белый Пектусан и далеко в небо ушел своей вершиной. Из этой вершины исходил бледный, едва видимый туман, и вдруг вылетел дракон и стал между месяцем и землей. И дракон был белый и прозрачный, как туман, и поднялся он на чистом небе к самому месяцу, и оттого его видели все, кто не спал.
    Он сказал:
    - Не бойся меня, потому что я знаю, что ты не по своей воле пришел. Но ты по своей воле стал бедным корейцем и узнал, как тяжело ему жить, как грабит его начальство и какие подати берут с него. Ты страдаешь даром, и я награжу тебя. Иди в страну прямо на закат отсюда, и когда пройдешь три солнца, увидишь озеро и три дерева, и там начни копать. Ты найдешь там столько золота, сколько захочешь.
    И когда сказал так дракон, он стал бледнеть и совсем исчез в темном небе.
    Утром проснулся Паксен и вспомнил свой сон. Он поблагодарил небо, великого дракона и пошел в страну на запад.
    Через три солнца увидел он озеро и три дерева.
    Тогда он стал копать и увидел столько золота, сколько может присниться человеку только во сне.
    Он копал и копал. Когда его мучила жажда, он пил воду из озера, а когда хотел есть, то ел корень женьшень. Он копал бы и до сих пор, если б однажды дракон не прилетел к нему ночью, как и в первый раз, в четвертый день новолуния, и сказал:
    - Несчастный человек, ты знаешь ли, сколько времени ты копаешь? Ты копаешь уже пятнадцать лет и три лунных месяца.
    Тогда заплакал Паксен и сказал:
    - Не хочу я больше копать.
    И тогда пропало все золото, кроме того, которое он нарыл.
    Но и его было так много, что надо было сто мулов, чтобы поднять его. Тогда Паксен взял столько, сколько мог, и пошел назад. И когда он шел, леса расступались перед ним, болота высыхали, а на реках делались мосты. Но когда он проходил, позади него были только опять болота, леса да непроходимые горы.
    И пришел он в один китайский город, где и продал все свое золото, так как если б пришел с ним в Корею, то по законам страны, запрещающим добычу золота, был бы казнен.
    Денег за золото дали ему так много, что нанял он семьдесят быков, которые везли за ним его деньги.
    А сам он ехал в двухколесном паланкине и думал о том, как прошла вся его жизнь, потому что это уже был старый и измученный человек.
    Так приехал он в тот город, где вдова с другом его держали гостиницу.
    Вдова знала, что делала. Слава о гостинице разнеслась по всей стране, и она знала, что когда-нибудь ее коварный любовник попадется в расставленную ловушку.
    Она узнала его сразу, как только въехал он во двор. Но он не узнал ее.
    Вечером, когда она накормила его ужином, она взяла нож, спрятала его между складками платья и пошла к нему, как будто поговорить с ним, а между тем узнать от него все.
    Но она узнала совсем другое, чем думала.
    Не ведая, с кем говорит он, Паксен рассказал все, что с ним случилось. Тогда вдова заплакала, бросила нож и открыла, кто она; рассказала, как обманул их обоих его друг.
    - Что же, - сказал Паксен, - жизнь всякого человека проходит, но мы никого не обманули, мы любим друг друга, и нам есть что вспоминать. Мы уйдем далеко-далеко и проведем конец нашей жизни вместе.
    Так они и сделали, уйдя в ту же ночь из гостиницы, оставив ее недостойному другу.
    Литературная обработка Н. Гарина-Михайловского

СКАЗКА ПРО СОКОЛА И МУДРОГО СУДЬЮ

    Жили когда-то два охотника. Выпустил один своего любимого сокола, а второй поймал и не отдает. Спорили они, спорили и решили к старосте пойти, чтобы рассудил их. Назначил староста суд, сел в судейское кресло, сокола держит. Тянется тяжба и тянется, каждый охотник сокола к себе тянет.
    Не выдержал тут староста и говорит:
    - Никак, видно, вас не рассудить. Давайте тогда вот так сделаем. Один пусть возьмет сокола за одну лапу, другой - за другую, и тяните. Разорвете сокола на две части, и каждый получит равную долю.
    Говорит первый охотник:
    - Я лучше отдам сокола, чем соглашусь на такую жестокость.
    А второму охотнику хоть бы что. Взял он сокола за одну лапу и говорит:
    - Будь по-вашему, господин староста!
    Рассердился тут староста, разгневался и давай ругать второго охотника:
    - Негодяй ты этакий, подлец! Ну-ка ложись и подставляй свой толстый зад. Получишь двадцать ударов плетью!
    Обрадовался первый охотник, посадил на руку любимого сокола, домой возвратился.
    Перевод А. Иргебаева

КАК ЮНОША МИНИСТРА ПЕРЕХИТРИЛ

    Жил на свете министр, уж очень любил разные небылицы. И говорит он однажды:
    - Кто расскажет мне две самые интересные небылицы, получит в жены мою единственную дочь.
    Из всех восьми провинций собрались к министру именитые лгуны. Каких только небылиц не рассказывали, ни одна не пришлась по душе министру. Так и ушли лгуны ни с чем.
    И вдруг приходит к министру юноша и говорит:
    - Лето жаркое будет, выкопайте под главной улицей Сеула укрытие, а наступит жара, продадите его и разбогатеете.
    - Прекрасно! - вскричал министр. - А теперь вторую небылицу рассказывай.
    Вытащил юноша из кармана какую-то бумагу и говорит:
    - Это долговое обязательство на сто тысяч ян. ваш отец занял их у меня накануне кончины, и я требую их вернуть!
    Услышал это министр, не знает, что делать. Сказать, что это выдумка, - придется дочь отдавать. Не сказать - значит долг признать. И решил министр дочь отдать. Так и женился бедный юноша на дочери министра.
    Перевод А. Иргебаева

КОНФУЦИАНСКИЙ УЧЕНЫЙ И ВОР

    Жил в древние времена бедный сонби. Пошла его жена утром на кухню, вдруг прибежала назад и кричит:
    - Послушай, я нашла в золе много денег.
    Помчался сонби на кухню, смотрит - а там в золе и впрямь деньги. Целая куча!
    Говорит жена:
    - Если с умом эти деньги тратить, можно безбедно прожить не год и не два. Сам Бог, видно, решил нам помочь, сжалился над нами.
    Радуется жена, а сонби по-своему решил, вывесил у ворот объявление: "Кто ночью потерял деньги, зайдите - возьмите".
    И вот в полдень приходит к ним какой-то человек и говорит:
    - Я - Ю Дальчжун. Хотелось бы мне знать, зачем вы повесили объявление.
    Рассказал тогда сонби все как было. И сказал тогда Ю Дальчжун:
    - Ничего вы про эти деньги не знаете, ни чьи они, ни откуда взялись. Не иначе как Небо вам их послало. Примите же с благодарностью этот дар.
    А сонби знай твердит:
    - Не мои это деньги, как же их взять?
    И сказал тогда Ю Дальчжун:
    - Знай, сонби, я - вор. Ночью пробрался к вам в дом. Вижу - тут нечего брать. Нищета. Понял я, есть люди меня беднее, и зарыл в золу деньги. Так что возьми их себе! Не стесняйся!
    Говорит тогда сонби:
    - Хорошо, что ты раскаялся и больше не будешь красть. А денег этих я все равно не возьму!
    Перевод Вадима Пака

КАК СОНБИ МОНАХА ОБМАНУЛ

    В Корее в давние времена люди экзамен на должность сдавали. Трудные это были экзамены: только самые лучшие да самые грамотные в победители выходили.
    Подался как-то один конфуцианский сонби в Сеул экзамены сдавать. Несколько дней идет - никак не дойдет. Притомился, решил отдохнуть. Сел на камень, выкурил трубку, снова в путь собрался. Взял в руки палку, смотрит - не палка это - тигриный хвост. А сам тигр на другой стороне горы. Вот до чего огромный! До смерти напугался сонби - не знает, что делать.
    Вдруг тигр проснулся, зевнул во всю пасть. Еще сильнее напугался сонби, как прижмет тигриный хвост! Зарычал тигр: ырырын, ырырын! Не выпускает сонби хвост из рук, изо всех сил держит! Пот с него градом льет.
    Тут откуда ни возьмись монах.
    - Спасите! - закричал сонби, а после говорит монаху: - Убей своей палкой тигра.
    - Будда не велит живую тварь убивать, - ответил монах и пошел своей дорогой.
    - Ну подержи тогда хвост тигриный, - вдогонку закричал ему сонби, - я сам тигра убью!
    Взял монах хвост, а сонби и говорит:
    - И мне Будда не велит живую тварь убивать. - Поднял палку с земли и пошел.
    Принялся тут монах корить сонби:
    - Уговору такого не было.
    Но сонби и слушать не стал, так и оставил монаха с тигриным хвостом в руке.
    С той поры никто больше в горы не ходит. Может, монах и сейчас там стоит, тигриный хвост держит?
    Перевод Вадима Пака

КАК МОНАХ КРЕСТЬЯНИНА ПЕРЕХИТРИЛ

    Приехал как-то крестьянин на постоялый двор. А там - монах. Уснул крестьянин, и, пока спал, хитрый монах дочиста обобрал его, да еще наголо остриг и ушел.
    Проснулся наутро крестьянин, смотрит - ни монаха, ни вещей. Не знает, что и думать. Крикнул хозяина, спрашивает:
    - Скажи, любезный, где мои вещи, где монах?
    Ничего не ответил хозяин, только головой покачал, рассмеялся.
    Хлопнул себя с горя крестьянин по голове, хотел волосы рвать от отчаяния. Нет волос, голова гладкая, как медуза. Вскричал тут крестьянин:
    - Ой, да ведь это монах. А куда же я сам подевался?
    Перевод А. Иргебаева

КАК ПУТНИК СТРАЖНИКОВ ПЕРЕХИТРИЛ

    Приехал однажды человек из захолустья в Сеул, столицу поглядеть. Все ему в диковинку там. Бродил, бродил, не успел оглянуться - уже и завечерело. Настал час, когда из дому не дозволено выходить. Это чтобы воров вылавливать да врагов выслеживать. Пусто везде. Только и шныряют по улицам да переулкам стражники - суннакун.
    Увидел путник стражников, прислонился к забору, руки вверх поднял, стоит ни жив ни мертв. Приметили стражники путника, подошли.
    - Кто такой? - крикнули.
    Молчит путник, будто немой и глухой. На него наседают:
    - Говори, кто такой!
    Буркнул тут путник:
    - Я - белье!
    - Кто? - удивились стражники.
    - Белье! Да к тому же плохое!
    - Разве умеет белье говорить?!
    Говорит тогда путник:
    - Я - глухой и немой!
    Не унимаются стражники:
    - Немой, а говоришь!
    - Я недавно немой, пока могу говорить, - отвечает путник.
    - Что значит "пока"? - опять спрашивают стражники.
    - То и значит, что "пока"! - говорит путник.
    - Вот это да! - удивляются стражники. - Отродясь такого не слышали! Ладно, говори, куда тебе надо, - проводим!
    Так смекалка помогла путнику беды избежать.
    Перевод Вадима Пака

СКАЗКА ПРО ДВУХ ДРУЗЕЙ И ИХ РЕВНИВЫХ ЖЕН

    Завел себе один человек наложницу, ревнует жена, то и дело скандалы закатывает.
    Говорит муж:
    - Так и рехнуться недолго. Чем маяться с тобой весь век, лучше умереть.
    Сказал так, крепко-накрепко заперся у себя в комнате, не ест, не пьет, сам никуда не выходит и к себе никого не пускает.
    Испугалась жена и говорит:
    - Не буду больше тебя ревновать, иди поешь, успокойся!
    Не только сказала, еще и на бумаге написала, а бумагу ту мужу отдала. Вышел муж, смотрит - жена и вправду тихой и кроткой стала. Настоящая кошечка.
    Был у мужа друг, который тоже наложницу себе завел. Услышал он эту историю и решил так же сделать, жену от ревности отучить. Закрылся у себя в комнате, не ест, не пьет. Проходит день, проходит другой, вот уже и пять пролетели. Никто не идет, есть его не зовет. Истощал друг. Так и помереть можно. Стал он кричать, на помощь звать. А жена будто не слышит. Готовит разные вкусные блюда, говяжьи ребрышки жарит, суп варит, идет мясной дух по всему дому. Не выдержал муж, вышел и говорит:
    - Не буду больше тебе изменять, дай только мяса отведать.
    Отвечает жена:
    - Поклянись, что не будешь!
    Поклялся муж, и дала ему жена мяса отведать.
    Рассказал он про это другу, а тот и говорит:
    - Как же это ты смог чуть не неделю не пить, не есть? Надо было, как я, припасти каштанов и грызть незаметно. Иначе не выдержать.
    Перевод А. Иргебаева

НЭСОБАН

    Гулял как-то пьяница со своим дружком по деревне, увидел винную лавку и говорит дружку:
    - Купишь мне вина, если я сделаю так, что хозяйка этой лавки полюбит меня и станет моей женой?
    Отвечает дружок:
    - Куплю! Отчего же не купить? Только держу пари, что ничего у тебя не выйдет.
    Говорит пьяница:
    - Ладно, стой тут и смотри, что я буду делать!
    Вошел пьяница в лавку, велел хозяйке вина принести. Принесла хозяйка вина, налила пьянице. А стакан большой! Взял пьяница стакан - осушил разом.
    Говорит хозяйка:
    - Пьешь ты, как кит. С моря вернулся?
    Отвечает пьяница:
    - Не вернулся я с моря. С гор вниз спустился.
    Говорит хозяйка:
    - С гор, говоришь? То-то, гляжу, ты в один присест всю закуску слопал - что твой волк. Как тебя звать?
    Отвечает пьяница:
    - Нэсобаном.
    Говорит хозяйка:
    - Нэсобаном? Так ведь Нэсобан значит "мой муж"! Вот это да! И все женщины тебя так зовут?
    Отвечает пьяница:
    - Не все, только танцовщицы да хозяйки винных лавок. И то когда выпьют со мной и моими дружками. Которой я приглянусь, та говорит: "Пойдем, Нэсобан, в укромное местечко, пойдем, муженек". Не говорит - кричит, будто я сбежать собираюсь. А тебя как зовут?
    Отвечает хозяйка:
    - Меня зовут Сэкси.
    Говорит пьяница:
    - Сэкси! Это значит и девушка и жена. Каждого норовишь словить, ни одного не упустить.
    Рассмеялась хозяйка и говорит:
    - А ты шутник. Выпей еще стаканчик.
    Отвечает пьяница:
    - Слови и меня, милая, не упусти, женой моей стань.
    Он опрокинул еще несколько стаканчиков и ушел, не уплатив.
    Хозяйка за ним бежит и кричит:
    - Нэсобан! Нэсобан!
    Обернулся пьяница и говорит:
    - Милая! Ты, я смотрю, без ума от меня. Еще раз хочешь пойти со мной в укромное местечко?
    Перевод А. Иргебаева

ОДИН ПОЦЕЛУЙ - НА ИНТЕРЕС

    Четыре века назад, во времена короля Сунчжо, был при дворе мудрый сановник Ли Хан Бок, известный в народе под именем Осон-Тэгам. Рассказывают, будто в юности любил он озорничать.
    Однажды в теплый весенний день отправился он с целой компанией парней на гору вблизи Сеула полюбоваться цветами. Расположились парни у источника под скалой, веселились, распевали песни, когда вдруг приметили красивую девушку.
    Она пришла к источнику за целебной водой, черпаком из тыквы наполнила кувшин, поставила на голову и собралась домой. Шла она слегка покачиваясь, стараясь сохранить равновесие и не пролить воду и тонкими пальчиками вытирала стекавшие по щекам капли.
    - Порхающий цветок! - воскликнул один из парней.
    - Небесная фея! - вздохнул другой.
    - Персик из небесного сада, упавший на землю, - сказал третий.
    - Не цветок, не фея, не персик! - заявил четвертый. - Просто деревенская красавица, наверняка просватанная. Поглядите, какие губы - как спелый сладкий плод, так и хочется высосать их.
    Этот парень был самый старший из всех. Сказав так, он даже вытянул губы, словно для поцелуя.
    - Я весь дрожу, но не в силах двинуться с места. Кто осмелится с ней поговорить за меня, поцеловать ее в губы, того я вечером угощу на славу!
    Услышали это парни - наотрез отказались, боятся, говорят:
    - Днем поцелуешь, она вечером по щекам отхлестает.
    - Я поцелую, - вызвался тут Осон-Тэгам. - И сделаю так, что она дважды меня поцелует. Хотите пари?
    Сказал так Осон, догнал девушку, к ногам ее бросился, за глаза схватился и как закричит:
    - О, мои глаза! Мои глаза!
    Сняла девушка с головы кувшин, на землю поставила, наклонилась к юноше, спрашивает:
    - Что с тобой? - да так ласково. И застеснялась.
    - О, красавица! - отвечает Осон. - Пока я на тебя смотрел, чертополох в правый глаз попал. Как иголками колет. Сделай доброе дело, выдуй его из глаза, а то я от боли умру.
    Покраснела девушка, дрожащими пальцами веки Осону раздвинула, в глаз дунула. А он обеими руками сжал ее румяные щечки, в губы поцеловал и шепчет:
    - Любимая! А теперь подуй в левый глаз, не то зацелую!
    Не стала девушка противиться, дунула в левый глаз, а потом в губы дважды поцеловала. Сладко-сладко! И пошла своей дорогой, исчезла, как молния.
    Перевод А. Иргебаева

НЕДОБРАЯ ЖЕНА

    Была у одного человека жена, и так невзлюбила она свекровь, что той житья не было. А свекровь старая, немощная. Уж так просил муж жену быть подобрее, а та и слушать не хочет. И чем ласковее просит, тем жена злее, грубее. Совсем обнаглела.
    Решил тогда муж на хитрость пойти, купил на рынке мешок каштанов, принес жене и говорит:
    - Был я нынче у доктора, спрашиваю, что с матерью делать, болеет она да болеет. Сказал доктор, что, если давать матери в день два, а то и три десятка каштанов, она уйдет в мир иной прежде, чем съест весь мешок.
    Обрадовалась злая жена и сделала все, как сказал муж. Что ни день, то кормит свекровь каштанами - то жареными, то вареными. А свекровь не только не умерла, а стала гладкая-прегладкая и говорит невестке:
    - Какая же ты добрая. Кормишь меня каштанами, силы во мне прибавились. Такой невестки, как ты, во всей Корее не сыщешь. Можно сказать, счастье мне привалило.
    Отвечает невестка:
    - Я очень рада. Живите долго и будьте…
    - Счастливы, - подхватил муж.
    Тут жена ему и говорит:
    - А ты, муженек, пойди да найди эликсир молодости для матери.
    Перевод А. Иргебаева

КТО САМЫЙ СИЛЬНЫЙ НА СВЕТЕ

    Жил на свете сановник. Уж очень сказки любил. Пришли к нему как-то гости, стали сказки рассказывать. Слушал, слушал сановник, а потом спрашивает:
    - Что страшнее всего на свете?
    Отвечает один гость:
    - Тигры страшнее всего.
    Отвечает второй:
    - Привидения страшнее всего.
    Отвечает третий:
    - Гром страшнее всего.
    Говорит министр:
    - Может, они и страшные, только я не боюсь.
    А четвертый возьми да скажи:
    - Ничего нет страшнее женщин на свете.
    Удивился сановник и спрашивает:
    - Отчего же это?
    Отвечает гость:
    - А вот отчего. С незапамятных времен и поныне все мужчины, от простого крестьянина до прославленного генерала, преклоняются перед женщиной. В юности женщина дарит нам красоту, в молодости - детей, в старости - материнское тепло.
    Говорит сановник:
    - Выходит, мы без боя сдаемся на милость женщины!
    Перевод А. Иргебаева

ХОТЕЛ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ОДНОЙ ШИШКИ - ЗАРАБОТАЛ ВТОРУЮ

    В давние времена, еще когда тигр умел курить, а звери говорить человечьим голосом, жили в деревне два старика, Пак и Ким. На шее у каждого выросло по большущей шишке. Пак был честным и добрым, Ким - жадным и злым.
    Пошел как-то добрый Пак за дровами, в горы забрел. И так ему повезло! Кустарника в горах видимо-невидимо - руби да руби. Забыл Пак обо всем на свете. Только топор мелькает в руках. Не заметил, как солнце село. Потемнело вокруг. Испугался Пак, вмиг хворост собрал, связал, взвалил на спину и стал быстро спускаться вниз.
    Как ни спешил Пак домой, ночь его застала в горах. Долго плутал Пак по темным ущельям, вдруг видит - хижина стоит, старая, покосившаяся. Обрадовался старик: "Здесь и заночую", думает. Сбросил хворост на землю, в хижину входит, а там стены все 'обвалились. "Ладно, - думает Пак, - все лучше, чем под открытым небом". Наскоро устроил старик постель, спать лег. Только не спится ему, хоть и притомился. Ворочается да ворочается. Сел старик у порога, а ночь темная, тихая, зарычит дикий зверь вдалеке - и опять тишина. Сидел Пак, сидел, и вдруг ему петь захотелось.
    Пак мастер был петь, а уж как красиво звучал его голос здесь, в ночной тишине, среди гор! Поет он песню за песней, и все вокруг радуется: и деревья, и травы, и птицы.
    Вдруг снаружи послышался шум. Это заявились рогатые. Струсил старик, хотел убежать, а главный черт хвать его за рукав и говорит:
    - Не бойся, старик, мы не причиним тебе зла, хотим послушать, как ты поешь.
    Тут черти в ладоши захлопали, стали просить старика песни петь.
    Успокоился Пак, вздохнул облегченно и снова запел. Поет старик, а черти рады, того и гляди пустятся в пляс. Не успеет старик одну песню спеть, черти еще просят. Под конец главный черт и говорит:
    - Спасибо, старик, за песни! И как это у тебя получается?
    Старик улыбается:
    - Это голос у меня такой…
    - Не морочь нас, старик! Небось шишка тебе помогает? - допытывается главный черт.
    Смех разобрал старого Пака.
    - Шишка? Может, и так. Кто его знает.
    Погладил старик шишку, а главный черт говорит:
    - Точно, она! Продай нам шишку, старик. Сколько скажешь - столько заплатим.
    Не поверил своим ушам Пак:
    - Шишку?! Продать?!
    Тут и остальные черти стали старика уговаривать:
    - Продай, продай шишку!
    - Что же, можно подумать, - отвечает старик. - Она мне только помеха! Но песня тут ни при чем.
    Думают черти, что старик зубы им заговаривает, не хочет с шишкой расстаться, и не отступаются. Пришлось старику согласиться.
    - Ладно, отдам я вам шишку. Только не обижайтесь, если она не поможет.
    - Что ты, какая обида! - радостно загалдели черти.
    Оторвали у старика шишку, а взамен дали большущий ящик, до краев наполненный золотом, серебром и всякими драгоценностями.
    Тут как раз прокричал петух, и чертей будто ветром сдуло. Обрадовался старый Пак: мало того что от шишки избавился, так еще и сокровища получил. Дождался он рассвета и вернулся домой.
    Прослышал жадный Ким, что Пак продал шишку чертям, да еще и разбогател, и стрелой помчался в ущелье. Дождался темноты, вошел в хижину, прислонился к стене и стал петь. А голос у него гнусавый-прегнусавый. Черти тут как тут. Увидел их Ким и кричит:
    - Есть у меня шишка, от нее голос красивым становится. Идите сюда! Давайте меняться: я вам шишку, вы мне - золото да серебро!
    - Говоришь, от твоей шишки голос красивым становится? - спрашивает главный черт.
    - Ну да! Она лучше той, что вы купили вчера. Попробуйте сами! Только заплатите мне вдвое больше!
    Ох и разозлился же главный черт! Как заорет:
    - Нет! Нас больше не проведешь! Сейчас мы тебе покажем!
    Перепугался Ким, ноги к земле приросли, дрожит весь.
    Долго спорили черти, какой казнью его казнить. А главный черт и говорит:
    - Давайте приделаем ему ту шишку, что купили вчера. Несите ее скорее!
    Мигом принесли черти шишку, приделали и убежали. Вот откуда и пошла пословица: "Хотел избавиться от одной шишки - заработал вторую".
    Перевод Вадима Пака

СКАЗКА ПРО СОБАЧКУ, ЧУДО-ДЕРЕВО И ОХОТНИЧИЙ РОЖОК

    Давным-давно жил один человек. Бедный-пребедный. Ничего у него не было, только собачка, хурма во дворе да охотничий рожок.
    Пошел однажды бедняк в горы за хворостом, и счастье ему привалило: на улей набрел, полнехонький меда. Взял он мед, домой принес и в шкаф спрятал. Потом спать лег. А пока спал, собака из крынки весь мед вылакала. Проснулся бедняк, видит - крынка пустая, и давай бить собаку. Не выдержала бедная, нагадила. Только смотрит бедняк - глазам своим не верит. На земле сладкие пахучие пряники кучкой лежат. Вот так собачка! Настоящее чудо! Обрадовался бедняк, взял на руки собачку, на улицу выбежал да как закричит:
    - Купите собачку! Она сладкие пряники приносит. Кому собачку: дешево отдам!
    Народу набежало видимо-невидимо. Смотрят, из собачки и впрямь сладкие пряники сыплются. Вышел тут вперед янбан, взял собачку, бедняку тысячу ян отдал.
    Позвал янбан на следующий день гостей, чтобы собачьих пряников отведали, и осрамился. Нагадила собака прямо в тарелки. Вонища - хоть беги. Понял тут янбан, что его обманули, бросился обидчика искать.
    Знал бедняк: рано или поздно явится янбан деньги назад требовать, решил пойти на новую хитрость. Велел жене испечь рисовых лепешек, на верхние ветки хурмы их повесил. Примчался янбан, деньги требует. А бедняк встретил янбана радушно и говорит жене:
    - Гость к нам пожаловал. Только нечем его угостить. Сходи-ка сорви с хурмы рисовых лепешек и принеси. Урожай нынче не очень богатый, но несколько лепешек найдешь.
    Подивился янбан: как это рисовые лепешки на дереве растут? Забыл, зачем пришел, любопытство его разобрало, вышел во двор поглядеть на чудо-дерево. Смотрит - жена бедняка с веток лепешки снимает. Не видел янбан такого дерева отродясь. А как отведал лепешек, про собачку забыл. Просит бедняка хурму продать. Согласился бедняк, взял у янбана тысячу ян, не только дерево отдал, еще дом в придачу. Вернулся янбан домой рад-радешенек, да и как не радоваться! Чудо-дерево за тысячу ян купил, да еще дом в придачу. А бедняк взял жену и ушел в другую деревню.
    Не поверила жена янбану, что на дереве лепешки растут, и пошли они с мужем поглядеть на хурму. Смотрят: хурма как хурма. И не растут на ней лепешки - на ветках хурма висит. Рассердился янбан: опять бедняк его вокруг пальца обвел, искать его побежал.
    А бедняк с женой новую хитрость придумали. Зарезал бедняк собачку, жена внутренности собрала, за пазуху спрятала. Пришел янбан, хозяина у калитки окликнул. Вдруг слышит - жена бедняка шумит да ругается: зачем, мол, янбан в дом к ним пожаловал. Стал тут бедняк стыдить жену и говорит: "Не твое это дело, не срами меня. Не груби перед гостем". Схватил молоток, во все стороны машет - жену будто бьет. Смотрит янбан, все нутро у нее вывернуло прямо на землю. Это жена бедняка собачьи кишки из-за пазухи вывалила, а сама упала, лежит - не дышит. Испугался янбан, а бедняк как ни в чем не бывало рожок охотничий вынес из дома, к жене рожок приложил, подул в него. Ожила жена, с земли поднялась.
    Отлегло у янбана от сердца, и думает он: до чего ценная вещь, надо купить. Отдал бедняк янбану рожок, опять тысячу ян с него взял, да еще обещание, чтобы не ходил больше янбан, бедняка не искал, жалобами не донимал.
    Радуется янбан. Шутка ли! Волшебным рожком завладел. Вернулся домой, рассказал жене, а та давай его ругать. Рассердился янбан, стал жену бить. До смерти забил. Вся семья напугалась: до чего хозяин жесток. А янбан знай смеется. Вытащил из кармана рожок. Дул, дул. Не оживает жена. С горя рухнул янбан на землю без памяти. Так и умер.
    Перевод А. Иргебаева

ХИТРЫЙ БАТРАК ТОЛЬСВЕ

    В давние времена жил у одного богача батрак, и звали его Тольсве. Умный он был да хитрый.
    Целый год в поте лица трудятся батраки, спину гнут, а зима приходит - остаются ни с чем. Вот и решил Тольсве как следует проучить жадного богача.
    Собрался как-то богач в Сеул - экзамен на должность держать. Взял Тольсве с собой, чтобы в пути прислуживал.
    Богач едет на ослике, а Тольсве пешком идет. Изнемогли путники от жары, да и ослик едва плетется. Говорит богач батраку:
    - Видишь, вон там харчевня? Сбегай-ка, принеси мне чашку куксу[*] в холодном бульоне.
    [* Куксу - корейское национальное блюдо: лапша, вермишель в мясном бульоне с гарниром.]
    Побежал Тольсве, купил чашку куксу, несет, а сам думает: "Наверняка жадный старик все один слопает". Подошел Тольсве к дереву, а там в тени богач разлегся. Сунул Тольсве палец в чашку с куксу. Богач увидал и как завопит:
    - Как ты смеешь совать свои грязные пальцы в мой куксу?
    - Туда муха попала, никак не вытащу! - отвечает Тольсве.
    Рассердился богач, влепил Тольсве затрещину и говорит:
    - Сиди тут, стереги осла! Я сам схожу за куксу! Только смотри не зевай! Не заметишь, как разбойники глаза выколют. Они здесь кишмя кишат, ведь Сеул уже близко! И вожжи держи покрепче, а то как бы без осла не остаться!
    Ушел богач, а Тольсве смотрит - на самом солнцепеке крестьяне в поле работают. Пожалел их Тольсве, подозвал одного старика и говорит:
    - Выслушай меня, почтенный, и сделай все, как я скажу. Отрежь вожжи, забери осла и поклажу. В тюках еда и несколько кусков шелка. Раздай беднякам.
    Увел старик осла, а Тольсве закрыл глаза и стоит, обрывки вожжей в руках держит.
    Вернулся богач, спрашивает:
    - Эй, что стоишь как истукан? Куда осла подевал?
    - Испугался, что разбойники глаза выколют, вот и закрыл их.
    Чуть не лопнул богач от злости, не знает, что делать. Бесится, кричит на Тольсве:
    - Ах ты, болван! Снимай скорее рубашку!
    Снял Тольсве рубашку, богач написал на ней что-то и говорит:
    - Убирайся домой, чтобы духу твоего здесь не было!
    Идет Тольсве домой и думает: что же это богач написал на его рубашке? Подошел к прохожему, попросил прочитать. Прохожий прочитал, покачал головой:
    - Плохи твои дела, батрак, убьют тебя скоро.
    - Убьют? - испугался Тольсве.
    - Да, - отвечает прохожий, - на твоей рубашке написано:
    "Как только этот негодяй возвратится, убейте его!"
    Стал думать Тольсве, что делать. Думал, думал и придумал. Подмигнул незнакомцу, прошептал ему что-то на ухо. Тот рассмеялся и кисточкой написал на спине Тольсве:
    "Тольсве - очень умный и очень послушный. Я в долгу перед ним. Если мне повезет, я сдам успешно экзамен, считайте, что это благодаря нашему Тольсве. Потому хочу отдать ему в жены нашу младшую дочь, выделить самый лучший участок земли из наших угодий и выстроить ему новый дом. Ваш отец".
    Прочла это жена богача, вздохнула и говорит:
    - Ничего не поделаешь, придется отдать дочь за батрака.
    Сын тоже посетовал, но смирился: такова воля отца.
    Привалило вдруг батраку счастье: жена красавица, участок земли да новый дом под черепицей в придачу.
    Возвратился богач домой, узнал, что Тольсве женился на его дочери, разгневался - приказал завязать батрака в мешок и в море бросить.
    Потащили слуги мешок к морю. По дороге проголодались. Положили мешок под деревом, а сами в харчевню ушли.
    Тут как раз с поля крестьяне идут. Видят - лежит мешок под деревом, в мешке что-то шевелится. Подошли крестьяне поближе, а Тольсве как закричит:
    - Спасите, люди добрые, развяжите меня!
    Мигом развязали крестьяне мешок. Вылез из него Тольсве, поблагодарил крестьян, рассказал все как было. Спрятали крестьяне Т